А. Лебедев. Кинолетописцы Великой Отечественной войны. Год 1945-й

К 30-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне.

22.11.2019

Лебедев Алексей Алексеевич (12 (25) марта 1905 — 01 ноября 1988). Фронтовой кинооператор Великой Отечественной войны. Лауреат двух Сталинских (Государственных) премий (1942, 1946). 

Опубликовано: Журнал «Искусство кино», № 5, 1975 г.. Окончание. Начало см. «ИК» №№ 2, 3, 4.
Фото: "Февраль 1945 года. Кинооператор А.А. Лебедев ведёт съёмку на улице Будапешта". Источник фото: РГАКФД.

Благодарим Ирину Никитину (компьютерный набор текста) за помощь в подготовке материала. 

Наступил победоносный 1945-й. Советский народ встречал его успехами на фронтах Великой Отечественной войны.

Почти вся советская земля была очищена от оккупантов. Румыния, Болгария и Финляндия вышли из войны. Красная Армия, продолжая свою освободительную миссию, вела бои на территории Венгрии, Чехословакии и Польши Линия фронта сократилась с 4450 до 2250 километров.

По плану Советского Верховного Главнокомандования наши войска должны были нанести решительный удар на всём фронте и разгромить группировки врага в Восточной Пруссии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Австрии… При этом основные усилия сосредоточивались на варшавско-берлинском направлении.

Группы фронтовой кинохроники активно готовились к киносъёмкам наступательных военных операций. В начале января последнего года войны на фронте работало 124 кинооператора, большинство из них имели серьёзный опыт фронтовых киножурналистов.
Разгром гитлеровских войск в Польше должны были осуществить соединении 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов. Эта операции вошла в историю войны под названием Висло-Одерская.

Кинодокументы, снятые фронтовыми кинооператорами, работавшими на 1-м Украинском фронте, легли в основу киновыпуска «В Верхней Силезии». При съёмках боёв за город Бреслау (Вроцлав), пройдя почти всю войну рядом с солдатом, погибли два талантливых кинооператора – В. Сущинский и Н. Быков.

Участник боёв в Верхней Силезии и свидетель гибели своих товарищей М. Арабов рассказывал:

«Январь 1945 года стал началом ванных событий, впечатляющим этапом фронтовой жизни – съёмок на завершающем этапе Великой Отечественной войны. 11 января были на участке, где была сосредоточена масса артиллерии, более двухсот стволов на километр фронта. В 5.00 началось! Сплошной гул и грохот. Яркие вспышки сливаются в единых сполох.! Удаётся снимать даже при этом свете. На рассвете пошёл снежок, мокрый, липкий… За кустарниками – танки. Десантники тоже наготове. Артподготовка окончилась. Танки пошли в наступление. Медленно, как бы ощупывая дорогу, направились они к позициям противника. Противник даёт редкие залпы. У траншей врага автоматчики «спешиваются» и бегут вслед за танками…
На четвёртый день наступления взят город Кельцы. Поднимаемся на крышу костёла. Видны пожары. Через центр города идут наши части. Наступление идёт в бешеном темпе. Оставляя небольшие очаги сопротивления в тылу, наши механизированные соединения продвигаются вперёд.

Если кто думает, что в наступлении легче снимать, чем в другое время, тот делает глубокую ошибку.

Вот небольшие записи в монтажных листах:

«Утренний туалет танкистов. Движение танковой колонны. Момент преодоления траншей противника… Поединок с вражеской самоходкой… Операторы К. Бровин и С. Шейнин сняли освобождение советских граждан из лагерей в Радомске… В. Сущинский и Н. Быков – освобождение Ченстохова… К. Кутуб-Заде и А. Воронцов первыми попали в страшный Освенцим…»

А вот – освобождение Кракова. Вся наша киногруппа собралась здесь, чтобы снимать народное ликование. На главное площади Барбалон – массы народа. Стихийно возникает митинг. Впервые за годы фашистской оккупации над Краковым, по всей площади разносятся звуки марша Домбровского! Люди плачут, ликуют, торжествуют! Толпа рвёт фашистский стяг, топчет его ногами.

Краков был спасён от разрушения стремительным наступлением Красной Армии.
На дорогах снова масса подвижных частей… Тяжёлая артиллерия с трудом поспевает за ушедшими вперёд механизированными частями.
Так эе быстро и стремительно был освобождён Силезско-Домбровский промышленный район.

И вот мы наконец у границы фашистского рейха…

Это случилось 22 февраля 1945 года. Уличные бои перемещались в основные кварталы осаждённого Бреслау. Штурмовые группы уже на исходных рубежах. Началась артиллеристская обработка позиций врага. В. Сущинский и Н. Быков снимали в том же районе, где и мы с А. Павловым. Бой шёл за железнодорожную насыпь. Мы видели, как они, не останавливаясь, по тропинке поднялись на железнодорожное полотно. Картина, которую я увидел, была волнующая и впечатлительная: стоя на путях во весь рост, В. Сущинский снимал объятый пламенем и дымом город, разрывы от залпов «катюш». Чуть пригнувшись, к Сущинскому приближался Н. Быков. Они стояли рядом – Владимир и Николай… Один высокий в унтах, другой – чуть ниже ростом, плотный и кряжистый. Их силуэты с камерами чётко выделялись на фоне горящего и дымящегося города.

Николай Быков потом рассказывал:

«Противник открыл огонь по насыпи. Мы сняли два-три разрыва. Вдруг раздался над головой треск. Осколки… Гарь… Снаряд ударил в стоящее рядом дерево. Придя в себя, я увидел лежащего рядом Сущинского. Володя лежал ничком.
Фронтового киножурналиста Владимира Сущинского боевые товарищи похоронили в Ченстохове, освобождение которого он снимал. Войдя в город с первыми нашими солдатами, он остался там навечно!»

Я (то есть М. Арабов. – А.Л.) теперь работаю в паре с Н. Быковым. Осаждённые в Бреслау гитлеровцы ещё продолжают сопротивление. Бои идут за один из жилых кварталов. Противоположные дома под непрерывным обстрелом. Артиллерия бьёт прямой наводкой. Штурмовые группы устремились к домам, где засели враги. Прыгают через воронки, врываются в подъезды, в окна, зияющие пустотой… Новые взрывы… Рушатся стены… Всё… в огне.
Над ухом слышу голос Быкова: «Невероятно… впервые вижу такое!»
Снаряд разорвался неожиданно… Всех раскидало. Ищу глазами Быкова. На самой середине пустыря разбитое «аймо». Чуть дальше Н. Быков с протянутой вперёд рукой…
Фронтового кинооператора Николая Быкова похоронили с воинскими почестями на окраине города Бреслау».

Операцию 1-го Белорусского фронта на Познанском направлении снимала фронтовая киногруппа под руководством главного редактора ЦСДФ М. Большинцова (в конце 1945 года  директор ЦСДФ. - Прим. ред. #МузейЦСДФ)

Наступление, начавшееся 14 января, после мощной артиллерийской подготовки, развивалось успешно. Одна группа войск 16 января овладела городом Радом и стремительно продвигалась к Лодаи, другая обходила Варшаву с юга и севера. Войска противника, оборонявшие Варшаву, под угрозой окружения начали отход на запад, Утром 17 января части 1-й Польской армии вошли в Варшаву.

Кинооператор Е. Ефимов, снимавший в частях Войска Польского, так описывает встречу с Варшавой:

«Съёмки мы начали ещё при форсировании Вислы. Утром 17 января 1945 года части 1-й армии Войска Польского с востока и юга ворвались в Варшаву. Одновременно с юго-запада в город вступили части 61-й армии, а с северо-запада – войска 47-й армии. Огнём пожарищ были охвачены целые кварталы. Фашисты бомбили, обстреливали город из орудий…
Стали появляться люди: со слезами на глазах они обнимали польских и советских солдат.
Несколько дней снимал я разрушенную Варшаву, потом на своём «виллисе» догонял ушедшие далеко вперёд, на запад, советские и польские части».

Не останавливаясь, войска 1-го Белорусского фронта продвигались к границам Германии.
23 дня продолжалась Висло-Одерская операция, одна из крупнейших наступательных операций Великой Отечественной войны.

Эта операция нашла своё отражение в фильме «От Вислы до Одера» (режиссёр: В. Беляев, операторы: И. Аронс, Б. Дементьев, Д. Ибрагимов, Р. Кармен, И. Комаров, Л. Мазрухо, М. Посельский, Б. Соколов, А. Софьин, В. Симхович, В. Томберг, М. Шнейдеров, В. Штатланд, В. Фроленко)[1].

Заключительным эпизодом фильма было уничтожение окружённого в Познани гарнизона немецко-фашистских войск.

Руководитель съёмок М. Большинцов записал в своём дневнике:

«…В Познани третью неделю идут упорные бои. Съёмочный день кинооператоров начинается рано, одновременно с усиливающимся грохотом артиллерии, гулом самолётов и с оживлением движения на улицах… Было известно, что поутру наши бойцы будут атаковать дом, расположенный неподалёку от познанской цитадели.
Штурм начался часов в десять. Бойцы выкатили орудие, дали несколько выстрелов и один за другим побежали по мостовой к дому. Вот уже первая граната полетела в окно дома, занятого врагом.
Начался бой на лестницах, в квартирах, на чердаках. Оператор Б. Дементьев шёл следом за бойцами. Он заснял автоматчиков, бросавших гранату, пулемётчиков, стреляющих через пролом по засевшим за печкой немецким солдатам… К часу дня он снял первых пленных».

Операторы М. Посельский и Б. Соколов сняли в тот же день действия артиллерии. Пушки гвардии лейтенанта Кабанова били прямой наводкой по крепостной стене. После нескольких часов беспрерывного обстрела появилась брешь. В ней немедленно устремилось самоходное орудие и тут же открыло огонь по штабу врага…

Оператор И. Аронс снимает только что освобождённый от врага квартал. Из-под развалин домов выбирались люди. Они обнимали и целовали наших бойцов.

О встречах на дорогах войны рассказывал в газете «Советское искусство» кинооператор И. Комаров:

«Сломав отчаянное сопротивление врага, передовой танковый отряд прорвал немецко-фашистскую оборону и делая десятки километров в день, продвигался вперёд. Вместе с танкистами двигались и мы, два фронтовых кинооператора.
Одна из самых волнующих встреч произошла у нас в районе Познани. Таки всё шли вперёд. Неожиданно среди ночной тишины, нарушаемой только гулом моторов, раздались звуки русской песни. Родная мелодия несшаяся нам навстречу, становилась всё явственней и сильней. Мы зажгли фары и увидели группу девушек: наших советских девушек, орловских, минских, смоленских. В разное время фашисты угнали их в Германию. Впервые за годы рабства девушки свободно вышли на улицу чтобы песней встретить своих освободителей…
Чем ближе подходили части Красной Армии к границам рейха, тем ожесточённее становилось сопротивление врага.
После одного кровопролитного сражения среди множества убитых врагов мы обнаружили убитого фашистского кинооператора… Среди наград этого геббельсовского подручного была медаль «За зимнюю кампанию». Последние съёмки убитого оператора не содержали ничего утешительного для гитлеровцев. Они были сделаны на немецкой земле, которая содрогалась уже от грозного наступления Красной Армии, прокладывавшей себе путь к Берлину».

Война на южных подступах к Германии носила ожесточённый характер. Гитлеровское командование не хотело мириться с потерей Венгрии, обладавшей продовольственными и другими ресурсами, и перебросило в район Будапешта крупные танковые подкрепления.
Преодолевая упорное сопротивление врага, частям 2-го и 3-го Украинских фронтов удалось к 26 декабря окружить будапештскую группировку врага. Противник неоднократно контратаковал наши войска, стремясь прорвать кольцо окружения. Но все его усилия были напрасны.

Кинодокументацию боёв в Венгрии вели киногруппы 2-го и 3-го Украинских фронтов.
Первым крупным событием здесь стало открытие Временного Национального собрания, созванного в древней столице Венгрии – Дебрецене. Собрание провозгласило себе представителем суверенного государства. Депутаты, выражая волю народа, единогласно проголосовали за создание Временного правительства и приняли текст Декларации.
Гитлер считал Будапешт важным стратегическим пунктом Центральной Европы и, хотя город был окружён со всех сторон нашими войсками, решил во что бы то ни стало удерживать его, не считаясь ни с какими жертвами.

Нацисты вероломно убили посланных в Будапешт советских парламентёров. Мне довелось снимать эти трагические кадры. У обочины шоссе – разбитая снарядом машина. На мостовой два окровавленных белых флага. На одном из них – отброшенное взрывом тело водителя автомашины Филимоненко. Раненый переводчик сумел отползти и укрыться за углом дома. Парламентёр М. Штейнец был убит. Его тело вытащили из-под обломков автомашины и унесли наши солдаты.

Шоссе всё время находилось под обстрелом. Прячась за стены домов, мы с фотокорреспондентом Г. Зельмой сняли убитого водителя, окровавленные белые флаги, разбитую машину. Потом, пробираясь по кювету, мне удалось подползти ближе, чтобы сделать крупные планы. Закончив съёмку, я протянул руку за маленьким белым флагом. Фашисты вели беглый автоматный огонь вдоль шоссе. Намотав на древко флаг, я пополз обратно. Решили с Зельмой отправить флаг в Музей Советской Армии.
Как ответ врагу, который злодейски расправился с советскими парламентёрами, прогремела канонада тысяч орудий, залп «катюш».

Началось сражение за Будапешт.

Немецко-фашистские войска навязали нам уличные бои. Они были похожи на бои в густом лесу. Вой снарядов, грохот взрывов, свист пуль, срезанные ветви с деревьев, сливались в сплошную какофонию, а враг, укрывшись за домами, стволами деревьев, совершенно не был виден. Только каким-то внутренним чутьём можно было угадать его присутствие. Но каждое окно, каждая щель, каждая амбразура могла принести смерть.
Нам первым предстояло сделать фильм о наступательных боях в большом освобождаемом нашими войсками городе. Задание было ответственное. Фронт боёв растянулся по внешнему обводу Будапешта на десятки километров, и операторы могли попасть в штаб киногруппы только через далёкие пригороды.

Режиссёр будущего фильма В. Беляев, начальник фронтовых групп Центральной студии Л. Сааков и автор этих строк как начальник киногруппы 2-го Украинского фронта просили кинооператоров, работавших на разных участках: снимайте больше людей, показывайте трудности уличных боёв, сноровку советских воинов, применение танков и артиллерии; обращайте внимание на детали, неожиданные ситуации, работайте осторожно, не подвергайте себя ненужному риску, поддерживайте связь с политотделами частей, через них держите связь с нами.

Полтора месяца длились бои в городе. Тринадцатого февраля сдался в плен комендант Будапешта. Перед нами простирался разрушенный город. Красавцы мосты через Дунай были взорваны.

Трудящиеся венгерской столицы с благодарностью обращались к советским воинам, принесшим им освобождение.

Свыше 10 тысяч метров отснятой киноплёнки увёз с собой в Москву режиссёр Беляев.
Война продолжалась. Наши войска шли по берегу Дуная на Братиславу, Вену. Началось освобождение Австрии, Чехословакии.
В Братиславе меня вызвали в политуправление фронта:
— Вам телеграмма.

Читаю.

«Алхимия». Политуправление начальнику киногруппы Лебедеву. Студией сдан высокой оценкой фронтовой киновыпуск Будапешт тчк Материал группы разнообразно ярко отобразил непосредственные боевые операции в условиях современной войны тчк Вынося благодарность Лебедеву и его группе, обращаю внимание всех фронтовых групп на то, что уровень материала, отображающего войну на территории Германии, за последние полтора месяца значительно ниже съёмок Будапешта тчк Настаиваю на резком улучшении съёмок и оперативной доставке материала в Москву тчк Герасимов».


Так закончилась для нас, кинооператоров, работавших в Венгрии, Будапештская операция. Мы горды и счастливы, что нам сопутствовал солдатский и операторский успех.

Газета «Советское искусство» (№11 за 1945 год) писала:

«Фильм «Будапешт» свидетельствует о всё возрастающем мастерстве наших фронтовых операторов: совершенствуясь в искусстве кинопублицистики, они успевают в напряжённые моменты боя увидеть и запечатлеть наиболее яркие, выразительные, характерные его моменты и детали. Некоторые кадры фильма впечатляют, как полотно, выполненное с необыкновенной точностью, между тем то хорошо схваченные куски живой действительности. Таковы кадры, показывающие бойца, докуривающего папиросу перед схваткой с врагом; вражеский самолёт, врезающийся в окно жилого дома; многие моменты боёв в жилых кварталах. «Будапешт» – произведение цельное, развивающееся по строгому плану».

Одновременно с Висло-Одерской операцией началась Восточно-Прусская, задача которой состояла в расчленении и уничтожении немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии. Развернувшиеся бои шли на широком фронте и отличались крайним ожесточением, так как потеря Восточной Пруссии лишала гитлеровское командование возможности удержать наступление наших войск на Берлин.

Для показа в кино операции такого масштаба не хватало операторов, и начальник киногруппы 3-го Белорусского фронта режиссёр А. Медведкин искал возможность укрепить киногруппу этого важного участка фронта. После организации киногруппы ВВС КА, получившей 500 киноаппаратов, появилась возможность использовать узкоплёночные камеры не только для воздушных, но и для наземных съёмок.

Капитан Николай Лыткин со своим спецотрядом, вооруженным советско–американским самодельным киноавтоматом. Источник: www.www.sb.by.

А. Медведкин, с помощью главного инженера ЦСДФ И. Гордейчука, создал своеобразный кинопулемёт, внешним видом походивший на автомат, который приводился в движение аккумулятором[2].

«Командование 3-го Белорусского фронта, – рассказывает главный редактор ЦСДФ М. Большинцов, – приказало отобрать из числа разведчиков 35 особо инициативных и особо отличившихся сержантов для выполнения особого задания. Тридцать пять бывалых воинов.
В предельные сроки эти люди овладели своим новым оружием «кинопулемётом» и стали именоваться сержантами-операторами.
Было непросто познать довольно капризный нрав небольшого узкоплёночного аппарата, прикреплённого к прикладу автомата. Трудновато было проделывать марши и идти в наступление в добавочным пятикилограммовым грузом – аккумулятором – за спиной и ещё труднее – в напряжённой боевой обстановке «охотиться за кадрами». Но они, сержанты-операторы, прошли через все эти трудности и стали снимать так, что об этом стоит рассказать подробно.
Людям несведущим всегда кажется, что заснять происходящее событие не очень сложно. Обычно забывают, что кинооператор никогда не знает, что именно из происходящего перед его глазами превратится с событие или станет его существенной частью, а что мелочь, пустяк. Кинооператор, в отличие от всех иных репортёров, обязательно должен быть очевидцем события. При съёмках боевого репортажа необходимы смелость, умение, особое чутьё и… удача.
Удача пришла к сержантам-операторам в незабываемые дни зимнего наступления на полях Восточной Пруссии. Боевой опыт, выдержка и темперамент разведчиков помогли справиться с новой работой.
Вот первый монтажный лист операторов В. Цепелева и М. Байчмана.
Выдержки из него ясно показывают, что сержанты снимали в самом огне битвы: «Наша пехота наступает, её поддерживает танк… Командир орудия ведёт огонь из горящего танка.
Вражеский снаряд вторично поражает танк…» Сержанты-операторы Василенко, Свинухов, Куликов засняли один из острейших моментов боя: «Взвод лейтенанта Гаврикова занимает один из горящих домов города Бархеердорф в Восточной Пруссии. Бойцы попадают под перекрёстный огонь пулемётов противника. Но, несмотря на это, атака завершается успешно – дом взят».

Два фронтовых выпуска «В логове зверя» («Восточная Пруссия») и «Кенигсберг» были созданы на материалах съёмок в Восточной Пруссии. В этих выпусках вновь оживают картины тяжёлых боёв, которые вела Красная Армия с ожесточённо сопротивляющимся противником. Кинокадры ещё раз показали техническое и моральное превосходство Красной Армии, уверенно идущей к окончательной победе над германским фашизмом.

После освобождения Красной Армией Будапешта фашистское командование бросило на этот участок фронта крупные танковые части, чтобы задержать продвижение наших войск в Австрию и южные районы Чехословакии. 4 апреля Красная Армия очистила от немецко-фашистской оккупации всю территорию Венгрии. Этот день был объявлен национальным праздником венгерского народа. 5 апреля танковые соединения 3-го Украинского фронта вышли к Вене. Гитлеровцы готовились сделать Вену полем сражения. Но стремительный охват частями 2-го и 3-го Украинских фронтов города с трёх сторон сорвал планы врага. Это была шестая европейская столица, освобождённая Красной Армии от фашистской оккупации.

В фильме «Вена», снятом кинооператорами 3-го Украинского фронта, были показаны бои в столице Австрии и радостные встречи освобождённого от пут нацизма австрийского народа с воинами Красной Армии. Улыбки, цветы, дружественные рукопожатия – так выражали свои чувства жители Вены советским людям, одетым в защитные гимнастёрки.

В боях за освобождение Австрии от нацистской тирании пало 20 тысяч советских воинов, среди них талантливый оператор Семён Стояновский. Свою боевую работу он начал в первые дни войны. Он снимал на полях Молдавии, в Донбассе, битву за Кавказ, прошёл большой боевой путь наступления Красной Армии от Терека до Прута. Исколесив с киноаппаратом в руках дороги Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, он всегда добывал боевой кинорепортаж, отмеченный печатью большого таланта и беспредельного мужества.

Шли бои в столице Австрии. Уже большая часть Вены была освобождена. Надо было доснять несколько боевых эпизодов, и Стояновский вместе с оператором И. Чикноверовым пошли со штурмовой группой в атаку

Дом, который должна была взять эта штурмовая группа, находился в тупике. Фашисты затаились… Когда штурмовики бросились в атаку а с ними операторы, заговорили пулемёты врага. С. Стояновский и И. Чикноверов были ранены. Рана Стояновского оказалась смертельной. Советский кинооператор был похоронен на братском кладбище в центре Вены.
Освободительной войне югославского народа был посвящён фильм «Югославия», созданный на Центральной студии документальных фильмом режиссёром Л. Варламовым. Первые кинокадры этого фильма были сняты операторами В. Ешуриным и В. Муромцевым которые летом 1944 года были заброшены на самолёте в Югославию.
Вот что они рассказывали о своих первых встречах.

В. Муромцев: «Это произошло в начале июля 1944 года. Далеко от линии фронта в сумерках поднялся бомбардировщик на борту которого находились два советских оператора и груз: шесть мешков киноплёнки и киноаппаратура. Необычайное заграничное путешествие проходило без виз.. Немцы, тогда ещё фактические хозяева этих стран, протестовали, как могли, по самолёту били зенитки, ловили его прожекторами, но лётчик умело бросал машину в пике, делал головокружительные виражи, и, наконец, форесцирующие приборы показали, что самолёт идёт на снижение. Мы шли над многострадальной Югославией.
— Приготовиться! – раздался голос штурмана.
Открываю бомболюк; с трудом опускаю в него тело. Сильный ветер прижимает к самолёту. Вишу некоторое время на локтях и по команде отрываюсь. Стремительно лечу по инерции за самолётом. Раскрываю купол парашюта. Медленно приближаюсь к югославской земле. Падаю в глубокое ущелье. Кругом громады снежных гор.
Три часа я карабкаюсь по горам в надежде найти В. Ешурина, безрезультатно. Я стреляю из автомата – условный сигнал, но в ответ слышу только звонкое эхо. Наконец, вижу за скалой большое строение, всматриваюсь, нет ли немецких патрулей. Поднявшись по лестнице, стучу в дверь.
— Конто? – доносится славянская речь.
— Русский офицер, - отвечаю я.
В дверях появляется хозяин-серб. Он смотрит на мою фуражку, на звёздочку на малиновым околыше пехотинской фуражки.
— Друже! – сербский крестьянин обнимает меня и троекратно целует. Из дома высыпала вся семья: жена, дочь, сыновья.
Мы целуемся, как родные. Моя фуражка переходит из рук в руки.
— Живо Руссия, живно Цревна Армия! – восклицают новые друзья.»

В. Ешурин: «Прыгнув с парашютом и приземлившись, я по всем правилам укрылся в тени скалы и стал выжидать в надежде, что какой-нибудь случай даст мне возможность правильно оценить обстановку. Оказалось, что моё приземление не прошло незамеченным.
— Кто? – услышал я через несколько мгновений настойчивый окрик.
Кто-то подошёл к месту моего приземления. Кому принадлежит этот голос? Другу или врагу? Надо было отвечать. Незнакомец мог открыть огонь.
— Русский! – наконец ответил я и тотчас оказался в объятиях двух партизан.
Это были наши браться по оружию. Они целовали меня и наперебой расспрашивали о Красной Армии, о нашей стране.
Уже по этой первой встрече я почувствовал, насколько велик интерес югославского народа к нашей стране, как велика братская любовь югославских патриотов к России».

В. Муровцев: «Потом мы идём к месту моего приземления и, уложив парашют, направляемся в штаб корпуса партизан. Это в десяти километрах отсюда. По телефону меня соединяют одновременно с оператором В. Ешуриным и главой нашей миссии при черногорском правительстве.
С комиссаром корпуса едем на аэродром. В долине, где сбрасывают парашюты, мы видим, как партизаны собирают и перевозят ящики с оружием и продовольствием которые сбросили в их расположение советские самолёты.
На следующее утро выступаем в поход. Снимаю много, всё кажется интересным, всё нужно для фильм о Югославии, которого ждёт советский народ».

В. Ешурин: «К концу нашего рейда, когда мы были уже около Белграда, пришла радостная весть, что Красная Армия с другой стороны тоже подходит к столице Югославии.13 октября стало известно, что только четыре километра отделяют нас от доблестных советских бойцов. Воины-югославы были охвачены радостным волнением.
Торжественная и трогательная встреча произошла в боевой обстановке. Мы попали в расположение советских войск в момент воздушного налёта противника. Все взялись за оружие. Враг был отбит общими усилиями друзей.
Из Югославии я привёз пять тысяч метров заснятого материала. Муромцев остался продолжать съёмки».


Вскоре в Югославию прибыли и другие операторы С. Коган, Ф. Короткевич, А. Сологубов и С. Школьников, которые пришли сюда с частями Красной Армии. Они засняли бои за Белград и много других эпизодов, связанных с пребыванием Красной Армии в Югославии и борьбой воинов Югославии с немецко-фашистскими оккупантами.
В танковом сражении за Триест погиб оператор В. Муромцев. Югославский народ навсегда сохранил память об отважном операторе, внесшем большой вклад в создание кинолетописи борьбы Югославии с немецким фашизмом.

Фильм «Югославия» вызвал огромный интерес у советского зрителя. Газета «правда» (31 мая 1946 года) отмечала, что «это повесть о непокоримом народе… о мужестве, братстве о непреодолимой силе народа, который сражается за свою свободу и независимость».
Фильм «Югославия» - это рассказ о предательстве принца-регента Павла, отдавшего Югославию в руки Гитлера, о планах раздела Югославии между сателлитами Германии – Италией, Венгрией и Болгарией, о начале освободительной борьбы югославского народа против гитлеровских оккупантов и их подручных… о помощи, которую оказывал советский народ борющемуся народу Югославии. О совместных боях Красной Армии и Народно-Освободительной Армии Югославии за освобождение Белграда, об окончательном изгнании оккупантов из Югославии.

Столица Чехословакии Прага была восьмой европейской столицей, освобождённой Красной Армией.

Уже капитулировал Берлин, а немецко-фашистские войска, расположенные в Чехословакии, продолжали оказывать сопротивление.

5 мая восстала Прага. Фашистское командование двинуло к Праге свои войска. Городу и жителям грозила гибель. Советское Верховное Главнокомандование дало приказ идти на помощь пражанам. Танки генералов Рыбалко и Лелюшенко двигались днём и ночью, прорывая укрепления врага. Помощь пришла вовремя, Злата Прага была спасена! Эти замечательные мгновения запечатлены в финале фильма «Освобождённая Чехословакия», созданного на ЦСДФ автором-режиссёром И. Копалиным и режиссёром П. Аташевой.
Его съёмки начались ещё в 1943 году, когда у деревни Соколово принял свой первый бой первый чехословацкий батальон. Так началась кинолетопись славного боевого пути чехословацких патриотов, которую вели советские фронтовые кинооператоры. В октябре 1944 года режиссёры И. Копалин и П. Аташева начали работать над фильмом. Ещё не была ясна композиция фильма, но режиссёры могли начать сбор материала и целенаправленно проводить съёмки. Самый драматический эпизод фильма – спасение Праги, – созданный исторической ситуацией конца войны, ещё выше поднял значение освободительной миссии Красной Армии.

Высокую оценку фильму «Освобождённая Чехословакия» дала газета «Правда»:

«…Целью фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом фашизма.
В кинофильме «Освобождённая Чехословакия» очень ярко показано, как советский воин, одухотворённый этой благородной идеей, пробивает себе путь на запад. Вместе с советскими частями идут воины чехословацкой бригады, вооружённые и обученные в СССР.
Самым ярким моментом фильма, вызывающим чувство подлинного восторга, является та часть его, которая посвящена освобождению столицы Чехословакии – Праги…
Прага ликует! Сцены массового народного торжества целиком захватывают зрителя. Нет зрелища более возвышенного, прекрасного, чем зрелище народа, единодушно чествующего своих спасителей.
Так, верный своим традициям, Советский Союз до конца выполнил в этой войне свои обязательства по отношению к братскому народу Чехословакии».


Режиссёр И. Копалин, присутствовавший на премьере фильма в Чехословакии, рассказывал:

«С 8 февраля фильм идёт в крупнейшем кинотеатре Праги «Севастополь». Как правило, билеты на три дня вперёд раскупают за несколько часов. Прошло уже четыре недели, а интерес к этой картине не ослабевает. Трудно передать реакцию зрителей в эпизоде, когда советские танки идут на помощь восставшей Праге.
Над пражским кремлём – Градчанами – снова взвивается флаг президента Чехословацкой республики. Это воспринимается как символ свободы и независимости страны и народа».

В середине апреля 1945 года началась заключительная операция Великой Отечественной войны – битва за Берлин, которая привела к краху фашистскую Германию.

Маршал Г.К. Жуков так оценивал всю сложность этой операции: «В течение всей войны мне не приходилось быть непосредственным участником многих крупных и важных наступательных операций, но предстоящая битва за Берлин была особой, ни с чем не сравнимой операцией. Войскам фронта нужно было прорвать сплошную эшелонированную зону мощных оборонительных рубежей, начиная от самого Одера и кончая сильно укреплённым Берлином. Предстояло разгромить на подступах к Берлину крупнейшую группировку немецко-фашистских войск и взять столицу фашистской Германии, за которую враг наверняка будет драться смертным боем».

Советское командование тщательно готовилось к проведению этой решающей войну операции. 38 фронтовых операторов активно включились в киносъёмки всех этапов битвы за Берлин: операторы Р. Кармен, Ф. Леонтович, В. Соловьёв, В. Фроленко, М. Шнейдеров снимали разгром немецко-фашистских войск под Москвой; Н. Вихирев, Д. Ибрагимов, Е. Мухин, Г. Островский, А. Софьин, М. Посельский были участниками сражения под Сталинградом; от Ленинграда до Берлина прошли А. Богородов, Б. Дементьев, А. Погорелый, Г. Сенотов; здесь были и участники битвы за Кавказ И. Аронс, Г. Голубов, А. Левитан, Л. Мазрухо, и специалисты по уличным боям, переброшенные из-под Кенигсберга, А. и Е. Алексеевы, И. Панов, и асы воздушных киносъёмок Г. Александров, Г. Епифанов, П. Горбенко, Б. Соколов и другие.
Возглавляли фронтовые группы М. Ошурков и Л. Сааков.

Киносъёмками битвы за Берлин руководил режиссёр Юлий Райзман, который стал автором документального фильма «Берлин».

«Исторические дни боёв за Берлин никогда не изгладятся из моей памяти, – рассказывает Ю. Райзман. – Берлин – мозг и сердце фашизма, и его падение могло не только сломить сопротивление военной машины гитлеровцев, но и предопределить крах фашизма во всём мире. Поэтому совершенно естественно, что мысль о фильме, который должен был стать итоговым в борьбе нашего народа и народов других стран перед будущим зрителем, переел историей, подавляла меня и ужасала.
Только попав на фронт, познакомившись ближе с фронтовыми операторами и увлекшись людьми, с которыми мне предстояло работать, я поверил в то, что мы сделаем этот фильм…
В моём распоряжении в дни штурма Берлина было большое количество операторов, я их мог расставить по своему усмотрению; но обстановка менялась, а с ней менялись и съёмочные задачи, общение с операторами должно быть непрерывным.
Командование фронта очень помогало нам в этом. В наше распоряжение были выделены связные-мотоциклисты. Осуществлялась постоянная телефонная связь с политотделами армий, куда операторы должны были сдавать сведения о снятом материале.
В дни берлинских боёв по утрам операторы собирались обычно в шьабе нашей киногруппы и получали задание на день. Но если к двум часам вы подходили к переднему краю армии генерала Чуйкова, вы могли увидеть здесь почти всех операторов, которые под разными предлогами подходили к рейхстагу: каждый надеялся, что именно ему удастся снять величественный символ Победы – водружение флага».

Всемирно известные сегодня кадры водружения Красного Знамени над рейхстагом были сняты кинооператорами М. Шнейдеровым и И. Пановым.

Вот что рассказывает Панов об этой съёмке: «Ночь уже на исходе. Небо над рейхстагом начинает светлеть, становится рыжеватым. С трепетом жду рассвета. Нестерпимо долго тянется время. Но вот, наконец, более или менее светло, по краям площади прорисовываются контуры развалин, просветляются детали.
Утро… Раннее утро 1 мая.
Развеялись дым и пыль ночного боя. Вот оно, поле страшной битвы. Майский ветерок шевельнёт иногда локон чьих-то волос, угол солдатской шинели, расстёгнёт ворот гимнастёрки.
Навожу аппарат на рейхстаг. Хорошо видны широкие каменные ступени, тяжёлые входные двери между колоннами. Взгляд невольно скользит по стенам и колоннам вверх.
И вдруг вижу: на крыше за карнизом фронтона, у скульптурной группы – всколыхнувшееся красное полотнище.
Как пламя, взметнулось оно на ветру.
Вставляю в аппарат новую кассету, и уже в рамке в сильном ракурсе снижу вижу полощущийся алый стяг.
Нажимаю на пусковую кнопку.
Снимаю водружённое над рейхстагом Знамя Победы».

2 мая 1945 года гарнизон Берлина капитулировал.

Военные кинооператоры сняли ещё много событий, связанных с победоносным окончанием Великой Отечественной войны. Наиболее важные из них – подписание акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, парад Победы, Потсдамскую конференцию… Это были уже съёмки в условиях мира в Европе…

Весна Победы

Мы отмечаем сегодня тридцатилетние нашей великой Победы. Как далеки и вместе с тем как близки те майские весенние дни сорок пятого года, когда пришла к нам она – долгожданная и выстраданная, добытая кровью и мужеством Победа. Наш народ шёл к этому гордому дню четыре трудных, мучительных года, преодолевая ожесточённое сопротивление агрессора, избавляя от коричневой чумы истерзанные врагом города и сёла, отвоёвывая у гитлеровцев свои родные поля, растоптанные гусеницами вражеских «пантер» и «тигров».

«Советский народ, – подчёркивал Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев, – с честью выдержал суровое испытание войны. Враг был разбит, повержен. Наш замечательный народ, народ-богатырь высоко поднял над планетой и победно пронёс сквозь огонь военных лет овеянное славой ленинское знамя, знамя Великого Октября, знамя социализма».

Ради победы над врагом, во имя будущих поколений прошли кинооператоры-документалисты вместе с частями Красной Армии по нелёгким фронтовым дорогам. Снимая под Москвой и Сталинградом, в Белоруссии и на Украине, в Прибалтике и Молдавии, они ловили на киноплёнку неповторимые мгновения Великой Отечественной войны, проявляли подлинное мужество и бесстрашие в жарких и тяжёлых боях. Их трудом и талантом была создана фронтовая кинохроника, бесценные кадры которой легли в основу многих документальных лент той грозной поры и сложились для сегодняшних поколений в кинолетопись великой битвы советского народа с фашизмом.

Сколько раз за послевоенные, уже мирные годы мы, фронтовые кинооператоры, мысленно возвращались к этому трудному времени. Всего этого невозможно забыть – всё пережитое за четыре военных года осталось на вечном хранении в памяти истории, а каждый из нас, кто участвовал в приближении Победы, гордится тем, что эти события стали частью его личной биографии, неотъемлемой частью ими прожитого, выстраданного вместе со всем народом.
Для многих молодых в ту пору парней война стала суровой и беспощадной школой мужества и экзаменом на зрелость. Война принесла в каждый наш дом свою трагедию, своё горе. Но каждый из нас мог преодолеть, казалось бы, непреодолимое – превозмочь себя и не только выстоять под грозным натиском противника, но и напрочь выгнать со всей советской земли ненавистного врага.

Многократно за эти годы повторим документальный экран кадры суровой военной Москвы, в небе которой застыли аэростаты заграждения, не раз по экранам мира прошли участники исторического парада 7 ноября 1941 года на Красной площади, многократно бередили душу тревожные огни замёрзшей Ладоги, по льду которой была проложена дорога жизни, соединившая блокированный Ленинград с Большой земли. Все помнят и кинокадры, снятые в сражающемся Севастополе, в героической Одессе, Киеве, во время незабываемых боёв за Новороссийск и Керчь… Как живые свидетели истории, эти кинодокументы неопровержимы и безукоризненно точны. И вместе с тем, они исполнены пафоса, хранят высокий накал чувства, в них громыхают залпы войны… Каждый раз, когда документальный экран напоминает нам о том, как поднимаются в атаку бойцы или совершают боевые подвиги наши прославленные военные асы, как напряжённо работают в нетопленных заводских цехах те, кто остался в тылу, как совершают свои опаснейшие операции народные мстители – наши прославленные партизаны, сердца зрителей наполняются заслуженной высокой гордостью за наш народ и нашу партию, которая уверенно вела нам к победе, неся земле счастье долгожданного мира. Документальная хроника военных лет заставляет нас, сегодняшних, ещё и ещё раз переживать волнующие минуты освобождения от фашистского ига порабощённых Гитлером стран Европы и памятные минуты решающего штурма гитлеровской цитадели, когда над рейхстагом взвился алый флаг победы. Кинодокументы военных лет с их агитационной прямотой и мобилизирующей властью плаката, свойственной искусству военного времени в целом, звучат сегодня как обвинение фашизму во всех его проявлениях, во всех исторических его обличьях.
Бывшие документалисты-фронтовики, став опытными кинематографистами, активно трудятся сегодня как операторы, режиссёры, кинопублицисты, ведущие руководители кинопроизводства. Их имена известны сегодня всей стране – это и И. Бессарабов, В. Головня, М. Каюмов, Р. Кармен, Л. Мазрухо, В. Микоша, А. Колошин, А. Гулин, Г. Голубов, М. Ошурков и многие другие.

В послевоенные годы на материале военной хроники были сделаны большие, всем памятные фильмы, такие как «Суд народов» и «Великая Отечественная» Р. Кармена, как обыкновенный фашизм М. Ромма. Большой удачей явился фильм «Память», созданный известным режиссёром игрового кино Г. Чухраем. Свой вклад в документальную разработку темы минувшей войны вносит и более молодое поколение кинематографистов – назовём здесь работы Д. Фирсовой «Зима и весна сорок пятого», В. Когана «Вспоминая о мужестве», И. Грабовского «Огненный путь». Появляются и будут появляться и другие ленты, раскрывающие природу подвига нашего народа, воспевающие его мужество.

К фронтовой кинолетописи неизменно обращаются и режиссёры игрового кино, и художники смежных искусств, когда они ставят своей задачей передать нынешним зрителям живое и неповторимое, взволнованное жаркое дыхание военной поры, великую стойкость человеческого духа, твёрдость и героизм нашего народа, неодолимую. и всепобеждающую силу советской военной мысли.

Заново прочитывая кадры старой хроники, дополняя их живыми воспоминаниями участников боя, видных полководцев, руководивших крупными военным операциями, кинодокументалисты подготавливают сегодня новые фильмы, которые продолжат славную повесть о победном окончании Великой Отечественной войны и о том, что эта победа явилась торжеством рождённого Октябрём нового общественного строя.

Киноархивы хранят ещё много драгоценных кадров, а в них история, прожитая нами, но почему-то не дошедшая ещё до широкого экрана; немало в тех кадрах незавершённых, нераскрытых судеб людей – участников войны. Расспросы новых очевидцев и свидетелей, настойчивый розыск в архивах, а порой и простые справки адресных столов нередко венчают труд кинематографистов удачей. Поиск «героя из кадра» лёг в основу фильма «Подвиг Ленинграда», сделанного Ефимов Учителем. Памяти героев Могилёвской битвы посвятил свою работу Иосиф Вейнерович.

Встречают новыми военными работами праздник Победы и молодые кинематографисты, не участвующие в войне. Михаил Литвяков выступит с фильмом «Знаменосцы Победы», рассказывающем о бойцах особого батальона, которые на параде Победы бросали к подножью Мавзолея знамёна – штандарты битых фашистских полков и дивизий. О рядовых бойцах – героях войны расскажут К. Симонов и М. Бабак в фильме «Шёл солдат». Д. Фирсова на материале архивной военной хроники создаёт большой документальный фильм «Битва за Новороссийск». Феликса Соболева вдохновила на создание фильма история одной военной фотографии, снятой в ноябре 43-го года под Киевом. Режиссёр начал поиск, и ему удалось установить имя миномётчика, изображенного на снимке. Это Н.М. Поликарпов, он погиб в Польше в 1944 году.

О современных вооружённых силах нашей страны расскажут В. Венделовский и В. Байков в новой работе – «Наследники Победы». Своим старшим коллегам по профессии – фронтовым кинооператорам, фотокорреспондентам, писателям, отдавшим свои силы свой талант войне, – посвящают свой фильм «Рядом с солдатом» К. Славин и И. Гелейн.

Можно назвать и другие фильмы, которые будут сделаны к 30-летию Победы. У каждого, даже молодого кинематографиста свой счёт войне. Василий Шукшин, например, мечтал создать фильм о дне 9 мая, Дне Победы в его родном селе на Алтае. Земляки Шукшина по-своему отмечают этот праздник. В этот день председатель сельсовета читает на сходе список погибших на фронте, и каждый вспоминает своих близких. В эти торжественные минуты Шукшин мечтал заглянуть в глаза земляков, не тревожа и не смущая их. Да, у каждого свой счёт к войне… Но несомненно, памятным гимном прозвучат фильмы, созданные сегодня о наших славных городах-героях, мужественно сражавшихся в годы войны, залечивших свои раны и ставших ныне ещё краше – о Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Одессе, Севастополе, Новороссийске, Керчи и Волгограде. Эти фильмы расскажут нам о том, как бережно хранят наши славные города память пламенных лет и ту свободу, которая была отвоёвана у врага. И ещё о том, как расцвели они сегодня, как радуются их жители тому счастью, которое дарит им мир.

Прошло 30 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне. Кинолетопись, созданная трудом фронтовых операторов, на века остаётся зримой памятью истории, будет воспитывать у многих поколений советских людей чувство патриотизма и гордости за нашу Родину, за нашу Коммунистическую партии – организатора и вдохновителя всех наших побед, за наш великий советский народ.
_____________________________
1. Документальный филим «От Вислы до Одера» (1945; ЦСДФ; освобождение советскими войсками польских городов: Варшавы, Познани; режиссёр: В. Беляев; операторы: Д. Ибрагимов, Р. Кармен, А. Софьин, В. Штатланд, М. Шнейдеров, В. Фроленко, И. Аронс, Б. Дементьев, В. Комаров, Л. Мазрухо, М. Посельский, Б. Соколов, В. Симхович, В. Томберг; автор текаста: Ю. Смирнитский; асс. режиссера: А. Кирюхина, В. Чекулаева; нач. группы: А. Кузнецов; музоформитель: Д. Штильман; звукооператоры: В. Котов, Е. Кашкевич; диктор: Л. Хмара; консультант: С. Платонов.

2. По инициативе А.И. Медведкина в 1944 году были организованы группы (32 человека) киноавтоматчиков: к солдатским ППШ были прикреплены 16 мм кинокамеры, таким образом, солдат снимал, непосредственно ведя бой. 
Корреспондент газеты (интернет-издание) СБ «Беларусь сегодня» (опубликовано: 01 июня 2017 годаНиколай КАЧУК так описыват эти события: "По ленд-лизу в наши ВВС они (американцы) поставили более 500 портативных кинокамер фирмы "Белл-Хоуэлл" с 16-мм пленкой для установки их на самолеты в качестве кинопулеметов. Возникла идея "привинтить" американскую камеру к прикладу советского автомата ППШ и сделать советско-американский киноавтомат! В качестве источника питания — два десятикилограммовых аккумулятора на плечи и — в бой! Организатором первой сержантской группы из 16 киноавтоматчиков, которую бросили снимать бои за Кенигсберг, стал капитан Лыткин".
Оператор Н. Лыткин под руководством А.И. Медведкина обучал солдат и разведчиков ведению киносъёмки непосредственно во время ведения боя. Часть съемок бойцов вошла в спецвыпуск «Кенигсберг» (1945, реж. Ф. Киселев).