Пера АТАШЕВА

актриса, журналист, переводчик, редактор, режиссёр

Имя при рождении:
Перл Моисеевна Фогельман

Дата рождения:
18 ноября 1900
Российская империя

Дата смерти:
23 сентября 1965 (64 года)
Москва, РСФСР, СССР

Профессии:
актриса, журналист, переводчик, редактор, режиссёр

Краткая биография

Аташева Пера Моисеевна (18 ноября 1900 — 23 сентября 1965, Москва) — актриса, журналист, переводчик, кинокритик и режиссёр-документалист. Душеприказчица и наследница С. Эйзенштейна.

Русская культура обязана ей сохранением двух архивов — Мейерхольда и Эйзенштейна. Мейерхольдовский архив после его ареста спас Сергей Михайлович — часть он перемешал со своими бумагами, часть спрятал в стене на даче. Разбирая архив Эйзенштейна, Пера одновременно отбирала и систематизировала архив Всеволода Эмильевича. Теперь он в РГАЛИ.
В. Катанян «Прикосновение к идолам» (—М.: Захаров; Вагриус, 1997)

Составитель (совместно с Шамилем Ахушковым; под общей редакцией М. Ромма и Л. Трауберга) альбома «Советское киноискусство, 1919 —1939» (юбилейное издание, освещающее два десятилетия кинопроизводства в СССР).

В 1943 — 1948 — режиссер Центральной студии кинохроники (с 1944 — ЦСДФ).

Надпись на фото: "Ученице Эйзенштейна Саше Рыбаковой от группы фильма «Сергей Эйзенштейн» [фото вошло в фильм]. В. Катанян, М. Глидер". Фотография из личного архива Никиты Рыбакова (внука режиссёра А.Я. Рыбаковой). Предположительно, фото сделано в период 1942 - 1945 гг. во время учёбы А. Рыбаковой (на фото слева во втором ряду) во ВГИКе.

Консультант документального фильма «Сергей Эйзенштейн» (1958; ЦСДФ; режиссер В. Катанян; автор сценария и текста: Юренев Р.; оператор: Глидер М.; текст читает: Хмара Л.; редактор: Перцова Л.).

Пера Моисеевна Аташева — составитель и член редколлегии собрания сочинений Эйзенштейна в шести томах, изданных в период c 1964 по 1971 год. 

Первый том состоит из двух разделов. Первый раздел открывается автобиографией 1939 года и включает статьи Эйзенштейна о своем творческом пути. В них Эйзенштейн анализирует поставленные им фильмы, рассказывает об истории их создания, а также делится неосуществленными замыслами.
Во втором разделе тома впервые публикуются автобиографические записки. К первому тому прилагается краткая летопись жизни и деятельности С.М. Эйзенштейна, фильмография и библиография.
Во втором и третьем томах впервые полностью опубликованы его главные работы, посвященные синтетической природе киноискусства. Второй том составили теоретические исследования и статьи С.М. Эйзенштейна, датированные 1929 –1940 гг. (Перспективы, Четвертое измерение в кино, «Одолжайтесь!», «Э!» - О чистоте киноязыка, Монтаж, Вертикальный монтаж и др.).
В третий том вошли теоретические исследования С.М. Эйзенштейна, датированные 1945-1948 гг. (Бедный Сальери. О строении вещей. Пафос. Неравнодушная природа. О стереокино. Исследования о цвете. Из лекций о музыке и цвете в «Иване Грозном»).

Четвертый том включает в себя практику режиссуры, в нем публикуется фундаментальный труд С.М. Эйзенштейна «Искусство мизансцены» - первая часть задуманного им в 1933 году трехтомного учебника режиссерского мастерства.
Пятый том включает критические и искусствоведческие статьи 1926 –1947 гг. (История и теория кино; Критика и публицистика; Статьи о театре; Портреты и наброски).
В шестом томе, завершающем издание избранных произведений, публикуются киносценарии фильмов С. Эйзенштейна - как вышедших на экран («Стачка», "Броненосец «Потемкин»", «Октябрь», «Генеральная линия», «Александр Невский», «Иван Грозный»), так и не законченных производством («Que Viva Mexico!» («Да здравствует Мексика!») и «Бежин луг»). Тексты, большая часть которых печатается впервые, расположены в хронологическом порядке. Это дает возможность проследить развитие драматургических принципов Эйзенштейна и позволяет осмыслить историческое становление сценария как явления кинематографического и литературного. Шестой том содержит алфавитный указатель произведений, вошедших в настоящее издание. Каждый том содержит большой иллюстративный материал: кадры из фильмов, фотографии, рисунки Эйзенштейна.

Кабинет С.М. Эйзенштейна, бывшая квартира вдовы Мастера, П.М. Аташевой, известный среди кинематографистов всего мира как легендарная Smolenskaya. Фото Натальи Нусиновой (НИИ Киноискусства)

В 1965 году по завещанию Перы Аташевой, передавшей Союзу Кинематографистов СССР коллекцию книг, документов, личных вещей Эйзенштейна, ранее хранившихся в квартире родителей Аташевой на Гоголевском бульваре, был создан Научно-мемориальный кабинет-музей С. М. Эйзенштейна в двухкомнатной квартире на Смоленской.

Весь архив режиссёра был сдан на хранение в ЦГАЛИ (ныне РГАЛИ), вещи и библиотека вошли в фонд Научно-мемориального кабинета.

«Кабинет С.М. Эйзенштейна» 22 марта 2018 года прекратил свое существование. 

29 декабря 2018 года в Музее кино на ВДНХа при участии Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и РГАЛИ откроется мемориальный кабинет Сергея Эйзенштейна.

Консультантом мемориальной экспозиции, посвящённой 120-летию со дня рождения и 70-летней годовщине со дня смерти великого кинорежиссёра, выступит один из ведущих специалистов по творчеству Сергея Эйзенштейна, создатель Музея кино при ВТПО «Киноцентр» и директор Государственного центрального Музея кино в период с 1992 по 2014 год — Наум Ихильевич Клейман.

СЕМЬЯ

Мать — Вера Юльевна.
Брат — Фогельман Юлий Моисеевич (1 января 1905 — 12 августа 1970) — советский режиссёр и кинооператор.
Сестра — Воинова Зинаида Моисеевна.
Муж — Эйзенштейн Сергей Михайлович (10 (22) января 1898, Рига, Российская империя — 11 февраля 1948, Москва, СССР) — советский режиссёр театра и кино, художник, сценарист, теоретик искусства, педагог. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1935). Лауреат двух Сталинских (Государственных) премий (1941, 1946). Профессор ВГИКа. Доктор искусствоведения (1939).

ФИЛЬМОГРАФИЯ

1941 — Боевой киносборник № 5 (единственный документальный киносборник; всего было выпущено 12 киносборников (11 из них - игровые) в период 1941-1942 гг. ); полнометражный; Производство: Мосфильм, Центральная студия кинохроники; режиссеры: М. Слуцкий, П. Аташева; операторы: И. Беляков, И. Вейнерович, М. Глидер, О. Рейзман, В. Соловьев 
1942 — Наша союзница Америка удущие летчицы проходят по Нью-Йорку. Американские моряки в гостях у киноактрис; учебная воздушная тревога в Нью-Йорке; президент США Ф. Д. Рузвельт выступает в Белом Доме; парад американских войск на территории Англии); Производство: Комитет по делам Кинематографии; режиссер и редактор: П. Аташева 
1945 — К пребыванию Э. Бенеша в Москве (спецвыпуск); Производство: ЦСДФ; режиссер: П. Аташева; операторы: И. Беляков, Б. Макасеев, М. Оцеп, А. Хавчин, Р. Халушаков, В. Штатланд; музоформитель: Д. Штильман; звукооператоры: В. Котов, В. Нестеров; редактор: Ю. Смирнитский
1945 — Освобожденная Чехословакия; полнометражный; режиссеры: И. Копалин, П. Аташева; операторы: В. Доброницкий, А. Кричевский, К. Кутуб-Заде, Г. Могилевский, С. Шейнин, А. Шафран, В. Смородин, А. Эльберт, О. Рейзман, Н. Прозоровский, М. Пойченко, П. Касаткин, Ю. Монгловский, Д. Каспий, М. Глидер, Б. Пумпянский, М. Барбутлы, В. Цеслюк, Л. Зайцев; нач. группы: А. Лебедев, М. Ошурков, С. Иванов, А. Литвин; музоформители: А. Ройтман, Д. Штильман: звукооператоры: В. Нестеров, С. Егоров; диктор: Л. Хмара; художник: Б. Беляев; консультанты: В. Волчек, Ю. Тауфер, Ермашев
1945 — Колхоз "Красный Октябрь" (о колхозе в Кировской области и его Председателе П. А. Прозорове); режиссер: П. Аташева; операторы: Л. Качурьян, А. Лебедев, М. Сегаль; музыкальное оформление: А. Ройтман; звукооператор: Д. Овсяников


Фото: "Сергей Герасимов - прощание с Сергеем Эйзенштейном на Новодевичьем кладбище". Февраль 1948 года. На фото: С. Герасимов (стоит у гроба); в первом ряду: Людмила Тиссэ (третья слева), Эсфирь Тобак (справа); во втором ряду (справа налево): Эдуард ТиссэЮлий Райзман; в третьем ряду (справа налево): Михаил РоммВсеволод Пудовкин; на заднем плане (третий слева): Василий Катанян. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (13728638).

1948 — Памяти С. М. Эйзенштейна (в фильм вошли съемки похорон С. М. Эйзенштейна; на похоронах присутствуют: А. Фадеев, В. В. Вишневский, З. Бирман, Н. Черкасов, В. Марецкая; траурный митинг - выступает министр кинематографии И. Г. Большаков, С. А. Герасимов); Производство: ЦСДФ; режиссеры: П. Аташева, С. Юткевич ; оператор: Н. Большаков в соавторстве с другими операторами


В Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) хранятся архивные материалы деятельности П.М. Аташевой (Фонды: 618, 1038, 1204, 1923, 2936), в том числе (выборочно):

Могила Сергея Эйзенштейна и его жены Перы Аташевой. Возложение цветов

Съемки РЦСДФ. 11 февраля 1998 года.

______________________________
Материал подготовлен на основе информации из открытых источников.  Фильмография — электронный каталог РГАКФД. Фото: www.kino-teatr.ru, частные архивы.

Библиография

1940 — Аташева, П.М. Советское киноискусство: 1919-1939: [Альбом фильмов] / Сост. П. Аташева и Ш. Ахушков; Под общ. ред. М. Ромма и Л. Трауберга; - 262 с.: фотогр.; 29х23 см. (изд.: — М.: Госкиноиздат)
1964 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Составители: П.М. Аташева, Ю.А. Красовский, В.П. Михайлов; Гл. редактор: С.И. Юткевич; Редколлегия: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 1; с. 696 (изд.: — М.: «Искусство»)
1964 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Сост.: П.М. Аташева, Н.И. Клейман, Ю.А. Красовский, В.П. Михайлов; Гл. ред.: С.И. Юткевич; Редкол.: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 2, с. 568 (изд.: — М.: «Искусство»)
1964 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Составители: П.М. Аташева, Н.И. Клейман, Л.К. Козлов; Гл. ред.: С.И. Юткевич; Редколлегия: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 3; с. 672 (изд.: — М.: «Искусство»)
1966 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Составители: П.М. Аташева, Н.И. Клейман; Гл. ред.: С.И. Юткевич; Редколлегия: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 4; с. 792 (изд.: — М.: «Искусство»)
1968 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Составители: П.М. Аташева, Ю.А. Красовский, В.П. Михайлов; Гл. ред.: С.И. Юткевич; Редколлегия: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 5; с. 600 (изд.: — М.: «Искусство»)
1971 — Эйзенштейн С. Избранные произведения в шести томах / Составители: М.И. Андроникова, Н.И. Клейман, Ю.А. Красовский; Гл. ред.: С.И. Юткевич; Редколлегия: П.М. Аташева, И.В. Вайсфельд, Н.Б. Волкова, Ю.А. Красовский, С.И. Фрейлих, Р.Н. Юренев; ТОМ 6; с. 560 (изд.: — М.: «Искусство»)

Цитаты

Пера Аташева
Имя этого человека живет в собрании сочинений Эйзенштейна. Она была журналисткой, в прошлом актрисой; была человеком мужского ума, твердого слова, человеком бескомпромиссным. Она много работала, умела спорить и, конечно, не была счастливой. Ей приходилось иметь дело с набросками сценариев, с набросками статей, переводить, проверять цитаты, указывать на повторения.[...]
На съемках Аташева спорила с Сергеем Михайловичем. Она не соглашалась со сценарием Ржешевского и предвидела, как он будет изменен и как эти изменения будут спорны.
Очень сердит в споре, когда человек тебя понимает, когда он говорит все то, что ты сам знаешь, но еще не дорешил.
Аташева спорила с Сергеем Михайловичем об Иване Грозном. Спорила как равный с равным.[...]

Шкловский Виктор Борисович, Источник

[...]Эйзенштейн боялся сглаза, верил в приметы, ничего не начинал в понедельник и пуще всего страшился черной пятницы, стараясь в этот день ничего не затевать серьезного, не выходить из дому. И действительно, хоронили его в черную пятницу 13 февраля 1949 года. Я тогда на это обратил внимание.
Панихида была душераздирающей. В Большом зале Дома кино на Васильевской собрались кинематографисты. Пришел Сергей Прокофьев, перед ним несли большую корзину цветов. Он остановился в дверях, на него направили ослепительный свет, блестели стекла очков, он щурился, беспомощно висели длинные руки. Он так и не подошел к гробу, смотрел издали. Черкасов пришел ненадолго — между двумя съемками, по лицу его текли слезы. Он поднялся на помост, прикоснулся лбом ко лбу покойного, постоял так несколько секунд и быстро вышел. Любовь Орлова и Вера Марецкая стояли рядом и очень плакали. Речей не помню, кроме той, что сказал Станислав Ростоцкий, наш сокурсник. Взволнованно и горько он начал так: «Я готовился выступать на юбилее, а выступаю на похоронах». (Вскоре в Доме кино должны были праздновать пятидесятилетие Сергея Михайловича.) В почетном карауле мы стояли вчетвером с Азаровым, Дорманом и Рязановым. Народу было несметное количество. Эйзенштейна любили.
Настало время выносить гроб. У изголовья стояла Пера Аташева. Подошел Григорий Александров, она подняла заплаканное лицо, их взгляды встретились, и она кивнула. И тогда подняли гроб и понесли к выходу. Как сегодня, я помню этот взгляд Александрова и ответный Перы.[...]
Те, кто знал Эйзенштейна при жизни, не мог не знать и Перу Аташеву. Это была привлекательная, маленькая женщина с круглым лицом, с черными, очень живыми глазами. Она была умна, широко образована, прекрасно знала английский, деловита и энергична. Пера была крайне остроумна, и чувство юмора не покидало ее в самых тяжелых обстоятельствах. Она хорошо понимала жизнь, но пессимизма была лишена. С Эйзенштейном они были близки много лет, но жили на разных квартирах. Даже в те годы, когда они разошлись, духовная связь их не прерывалась. В Периной жизни это была единственная любовь, и она была верна ей до самой смерти.[...]

Василий Катанян, режиссер, Источник

[...]Нигде не написано, как проходила работа над огромным архивом Эйзенштейна, поэтому я снова обращаюсь к воспоминаниям моей матери:
«В тесном закутке рядом с кухонькой, куда вход был через столовую, на стеллажах лежали папки с рисунками и раскадровками. Он рисовал на всем, что подворачивалось, — за утренним чаем на газете, в уборной на туалетной бумаге, в театре на программке, в кафе на бумажной салфетке. Все это, бережно сохраненное Перой, лежало в больших папках. Среди рисунков один на меня произвел особо сильное впечатление. Человек в русской рубахе, в расцвете сил стоит на коленях, руки скручены за спиной, кудрявая голова закинута, во рту кляп. Рисунок потрясает беспредельным отчаянием. Подпись: «Дайте волю!» Внешнего сходства никакого, но это — автопортрет.
Вся квартира была завалена рукописями, фотографиями, письмами. Часть из них хранилась даже в сундуке на кухне. Все перепечатывалось, считывалось, систематизировалось, приводилось в порядок. Душой, организатором и вдохновителем всего была, конечно, Пера — слепнущая, больная диабетом, под уколами инсулина… Эту колоссальную работу в течение десяти лет проделывала «старушечья бригада», как называла нас Пера (а ведь моей маме было тогда всего 45).
Нас было трое — Ольга Третьякова, вдова Сергея Третьякова, недавно вернувшаяся из ссылки, Валентина Мильман, секретарь Эренбурга, и я. В основном печатала я, т. к. была свободнее всех и — что немаловажно — лучше всех научилась разбирать его путаный, причудливый почерк. Рукописи были густо прослоены фразами на иностранных языках. Иногда это были цитаты, а иногда он просто писал на том языке, на котором ему легче было выразить свою мысль — на французском, английском, немецком. Я оставляла место для этих фраз, т. к. они потом вписывались от руки, а когда Валя принесла от Эренбурга машинку с латинским шрифтом — впечатывались на этой машинке.
Так были расшифрованы бесценные рукописи, которые ныне изданы и переизданы во всем мире, и систематизирован архив, который Пера завещала ЦГАЛИ. В последние годы к работе подключились молодые киноведы, и заслуга Аташевой, что она сумела разглядеть верного и глубоко любящего Эйзенштейна Наума Клеймана, тогда еще студента, который и продолжил всю дальнейшую работу по наследию мастера».[...]

Из книги: «Катанян Василий. Прикосновение к идолам» (1997), Источник

[...]Фонд В.Э. Мейерхольда в РГАЛИ (№ 998) формировался в течение нескольких десятилетий. Первое поступление относится к 1941 г., когда из Государственного литературного музея было передано небольшое количество материалов, привезенных в музей в 1938 г. самим режиссером. В октябре 1948 г. от вдовы С.М. Эйзенштейна П.М. Аташевой поступил основной комплекс архива В.Э. Мейерхольда, составивший в дальнейшем его наиболее ценную часть. Эти материалы до передачи в архив хранились в городской квартире С.М. Эйзенштейна и на его даче в Кратово.
Об истории передачи документов В.Э. Мейерхольда вспоминал непосредственный участник событий, один из старейших сотрудников архива Ю.А. Красовский: «8 октября 1948 года в одной из рабочих комнат Литературного архива на Большой Пироговской 17 раздался телефонный звонок: “Говорят из квартиры Сергея Михайловича Эйзенштейна. Здесь есть архивные материалы, которые могут Вас заинтересовать. Прошу заехать и взять их. Если можно, срочно”. Срочно, так срочно. Приезжаем на Потылиху. Дом рядом с киностудией “Мосфильм”, где живут киноработники, где жил в последнее время и Эйзенштейн, умерший в феврале 1948 года (сейчас этот дом уже снесен!). Подымаемся, кажется, на третий этаж. Дверь приоткрыта. Много народа. Недавно сняты нотариальные печати, которыми была опечатана квартира. Нас встречает женщина средних лет: “ Да, это я звонила. Пожалуйста, вот то, что Вам нужно”. Несколько папок с какими-то рукописями и письмами. На многих надпись: “Вс. Мейерхольд”. Откуда? Почему? “Не знаю. Вот разбираемся и нашли…” Так в квартире Эйзенштейна на Потылихе была обнаружена часть архива В.Э. Мейерхольда. 21 октября снова звонок, и снова уже знакомый голос приглашает приехать на дачу Эйзенштейна в Кратово. Здесь под лестницей был найден основной архив Мейерхольда. О том, что этот архив хранится у Эйзенштейна, знало два-три человека. В их числе был и Максим Максимович Штраух, его большой друг с детских лет, соратник Эйзенштейна по его первым фильмам. Вот что он написал об этом в своих воспоминаниях: “Однажды он (Эйзенштейн) к нам приехал и взволнованно сообщил: У меня на даче находится весь творческий архив Мейерхольда”.[...]
Целый день разбирали и упаковывали архивисты мейерхольдовское наследие в Кратово и поздно ночью привезли его в Москву. Оно было постепенно приведено в порядок и стало доступным для исследователей, для историков советского театра.
Так Мейерхольд познакомил нас с Перой Моисеевной Аташевой, другом и женой Эйзенштейна, с человеком, который сыграл большую роль в его жизни. Аташева была человеком далеко незаурядным, очень энергичным, веселым и жизнерадостным. С ней легко устанавливались дружеские контакты, она понимала человека с полуслова, охотно и щедро помогала людям, шла им навстречу»[...]

Ю.А. Красовский, Источник

[...] В 1942 году, когда мы были союзниками с американцами и англичанами… У нас, кстати, работала группа BBC, которая снимала в самых сложных обстоятельствах, когда немцы были прямо рядом с Москвой и были бомбёжки. Жена Эйзенштейна Пера Моисеевна Аташева, была переводчиком английской группы, как раз. Она рассказывала, как себя отважно вели английские документалисты, находясь буквально под бомбами, вне прикрытий. И наше министерство решило сделать вечер, посвящённый англо-американской кинематографии, то есть поприветствовать союзников в 1942 году. И к этому вечеру привезли специально на самолёте из Алма-Аты Эйзенштейна и Пудовкина. Поселили при этом их в гостинице «Москва», где, кстати говоря, хорошо кормили, там были иностранцы и там были гости правительства. Поэтому двух этих великих режиссёров поселили в гостинице «Москва». Есть фотография, где они оба стоят на балконе гостинцы «Москва», подняв знак победы.[...]

Н.Э. Клейман, киновед, Источник

[ Страница дополняется материалами ]