Полное имя:
Борис Александрович СОКОЛОВ

Дата рождения:
13 февраля 1920
Петроград, РСФСР

Возраст:
98 лет

Профессии:
оператор, фронтовой кинооператор

Краткая биография

Соколов Борис Александрович — единственный ныне живущий фронтовой кинооператор Великой Отечественной войны в России; Лауреат Сталинской премии (1948); Заслуженный деятель искусств РСФСР (1980). Награждён орденами, в том числе два ордена Красной Звезды (1945), 31 медаль. Член СК СССР / СК России. Почетный член Гильдии кинооператоров СК России.

После окончания в 1941 году операторского факультета  ВГИКа был направлен на преддипломную практику на Центральную студию кинохроники (c 1944 — ЦСДФ).
В сентябре 1941 года с киностудией эвакуировался через Куйбышев (ныне — Самара) в Алма-Ату (киностудия была частично эвакуирована), где три года снимал в Казахстане тыловую хронику.

Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны.
В 1944 году, после возвращения в Москву из Казахстана, направлен во фронтовую группу 1-го Белорусского фронта. Звание — капитан. Снимал бои в Польше, Германии, затем был направлен на Забайкальский фронт

Фронтовые операторы ЦСДФ (справа налево): Роман Кармен, Михаил Посельский, Борис Соколов.

Отснятые капитаном Соколовым кадры фронтовой кинохроники вошли во многие документальные фильмы периода Великой Отечественной войны, в частности, «Знамя победы над Берлином водружено», «Берлин», «Разгром Японии» и другие. Соколов был одним из тех, кто участвовал в съемках подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии и Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года. 

Фронтовые операторы: Михаил Посельский и Борис Соколов.


Фронтовые кинооператоры (слева направо): Семен Школьников, Борис Соколов.После окончания войны оператор ЦСДФ.
В 1949 — 1955 годах — оператор Литовской студии кинохроники.
В 1955 — 1959 годах — на «Мосфильме».
В 1959 — 1981 годах — главный кинооператор на ТВ ; художественный руководитель отдела "Хроника" ТО "Экран"

 


Кинооператор Бория Соколов проводит киносъёмку в Берлине. 1945 год.В 2010 году вышел документальный фильм Александра Сокина и Игоря Мордмилловича «Из жизни кадра не выбросить» (Производство: РЦСДФ). Лента основана на монологе Бориса Соколова.

22 июня награда «Солдат Истории» (статуэтка солдата) была вручена Борису Александровичу Соколову. Церемония вручения первой общественной награды РВИО «Солдат Истории» состоялась в Зале Славы Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Эта награда вручалась за вклад в изучение, сохранение и популяризацию истории России.

Фронтовой кинооператор Борис Соколов на  Церемонии награждения. 22 июня 2016 года.

 Видео награждения. 22 июня 2016 года.

Вести.Ru (21.01.2017): "Мнение": фронтовой кинооператор Борис Соколов о Великой Отечественной войне


ФИЛЬМОГРАФИЯ ЦСДФ (выборочно)

1944 — Варшава; полнометражный
1945 — Берлинполнометражный
1945 — Разгром Японии; полнометражный; в 1985 году вышла новая редакция фильма: "Разгром милитаристской Японии"
1948 — Советская Латвия; полнометражный
1948 — Карело-Финская ССР

КИНОПЕРИОДИКА

Снял 600 сюжетов для кинопериодики, в том числе: киножурнал "Новости дня", " Советский спорт" и телепередач. 

Фильмография других студий

1959 — XXI Съезд КПСС (оператор) — Центральное телевидение
1959 — А.И. Микоян в Мексики (оператор) — Центральное телевидение
1959 — Делегация СССР в ГДР (оператор) — Центральное телевидение
1959 — Н.С. Хрущёв в США (оператор) — Центральное телевидение
1959 — Ф.Р. Козлов в США (оператор, автор сценария) — Центральное телевидение
1960 — За мир и счастье народов (оператор) — Центральное телевидение
1960 — Н.С. Хрущёв во Франции (оператор) — Центральное телевидение
1961 — Дневник XXII Съезда КПСС (оператор) — Центральное телевидение
1962 — Путешествие по улицам Нью-Йорка (режиссёр, оператор) — Центральное телевидение
1964 — Москва-Каир: мир-дружба (оператор) — Центральное телевидение
1964 — Сердечные встречи на земле ОАР (оператор) — Центральное телевидение
1965 — Алжир - обретённый город (режиссёр, оператор) — Центральное телевидение
1965 — Вручение Шолохову Нобелевской премии (режиссёр, оператор) — Центральное телевидение
1965 — По дорогам Кабилии (режиссёр, оператор) — Центральное телевидение
1966 — Дневник XXIII Съезда КПСС (оператор) — Центральное телевидение
1968 — День рождения страны (оператор) — Центральное телевидение
1969 — Май-69 (режиссёр) — Центральное телевидение
1969 — Октябрь-69 (режиссёр) — Центральное телевидение
1970 — 1 Мая 1970 г. (режиссёр) — Центральное телевидение
1970 — Октябрьские торжества (режиссёр) — Центральное телевидение
1971 — Дневник XXIV Съезда КПСС (оператор) — Центральное телевидение
1976 — Дневник XXV Съезда КПСС (оператор) — Центральное телевидение

Звания

1980 — Заслуженный деятель искусств РСФСР

Награды

1944 — Медаль «За оборону Москвы»
1945 — Медаль «За взятие Берлина»
1945 — Медаль «За освобождение Варшавы»
1945 — Медаль «За победу над Японией»
1945 — Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
1945 — Орден Красной Звезды (Приказ подразделения №: 665/н от: 18.06.1945; Издан: ВС 1 Белорусского фронта)
1948 — Сталинская премия (за фильм «Советская Латвия» (1948))
1985 — Орден Отечественной войны II степени (06.04.1985; Издан: Министр обороны СССР)
2004 — Орден Петра Великого I степени

Цитаты

В начале войны я был ассистентом оператора на Московской студии кинохроники, учился и проходил преддипломную практику во ВГИКе. Примерно в августе наш курс досрочно выпустили из института. Тогда мы пошли в комитет кинематографии и попросили направить во фронтовые группы, которые были при каждом политуправлении, но нам отказали, потому что операторов хватило и без нас.
Из Москвы вместе со студией я был эвакуирован сначала в Куйбышев, а оттуда в Алма-Ату. Там я проработал до 1944 года. Все время просился на фронт, но ответ был такой: «Пока не представляется возможным». Потом в одной из групп освободилось место, так я попал на 1-й Белорусский фронт.[…]
Во время войны шла очень серьезная кампания против инсценировок. Выходили специальные постановления, потому что какие-то вещи действительно инсценировались. Есть два примера инсценировок, которые вошли в историю боев. Первый — встреча двух фронтов под Сталинградом, где с двух сторон в кадре бегут солдаты, обнимаются. Второй — известные кадры водружения знамени над Рейхстагом. Флаги водружали ночью, а киносъемки сделали на рассвете: ночью невозможно снимать.[…]
После войны я работал на Литовской студии кинохроники и на «Мосфильме», потом 20 с лишним лет руководил операторами на центральном телевидении. Я объехал весь мир, четыре раза был в США. На всех важных событиях внутри страны я тоже присутствовал.
Сейчас у меня тоже все хорошо. Товарищи приходят в гости. Правда, сейчас я практически не вижу, но к этому привык, и лет мне немало. На фронте у меня были капитанские погоны, но по документам я рядовой. Пенсия у меня тоже рядовая, но мне всего хватает.

Борис Александрович Соколов, фронтовой кинооператор, Источник

Еще в самом начале войны пришел в кинокомитет с просьбой, чтобы меня послали во фронтовую группу. Писал и телеграфировал своим преподавателям — Ошуркову, например, который был начальником Северной киногруппы и преподавал у нас в институте. Я ему телеграмму послал с просьбой взять меня к себе. Он ответил, что такой возможности нет.[…]
Только в 1944-м наконец-то получил телеграмму с решением отправить меня на фронт — практически в конце войны. Но это я сейчас так говорю, тогда-то мы не знали — конец, не конец. Это был последний набор во фронтовые киногруппы. Я попал в киногруппу 1-го Белорусского фронта и встретился там со своим однокурсником Мишей Посельским, с которым мы очень дружили.[…]
Камера тогда весила от 3 до 3,5 кг, к ней прилагались несколько запасных кассет по 500 г каждая — «бобышки», как называли их сами операторы. Одной бобышки хватало на одну минуту съемки, поэтому аппарат все время приходилось перезаряжать — в темном мешке, чтобы не засветить уже отснятые кадры.
Слабая чувствительность пленки позволяла работать только днем, в лучшем случае до сумерек, из-за этого ночная война осталась за кадром и не сохранилась для истории. Но даже те материалы, что удавалось снять и доставить в Москву, их авторы никогда не видели.[…]
Камера тогда весила от 3 до 3,5 кг, к ней прилагались несколько запасных кассет по 500 г каждая — «бобышки», как называли их сами операторы. Одной бобышки хватало на одну минуту съемки, поэтому аппарат все время приходилось перезаряжать — в темном мешке, чтобы не засветить уже отснятые кадры.
Слабая чувствительность пленки позволяла работать только днем, в лучшем случае до сумерек, из-за этого ночная война осталась за кадром и не сохранилась для истории. Но даже те материалы, что удавалось снять и доставить в Москву, их авторы никогда не видели.[…]
Знаменитые кадры с водружением Знамени Победы над рейхстагом — это инсценировка факта. В реаль­ности-то водружали его ночью. А снимали все уже днем, в повторе. Двум операторам — Мише Шнейде­рову и Ване Панову — выделили людей, которые участвовали в боях. И эти солдаты перед камерой повторили то, что уже сделали ночью. А так я не помню, чтобы кто-то средь бела дня бежал на рейхстаг или куда угодно с развернутым знаменем. Это в фильмах только показывают.[…]

Борис Соколов, фронтовой кинооператор (из интервью интернет-изданию "Русский репортёр", 2009 год), Источник

[…] И сейчас по телевизору часто показывают кадры военной хроники. Но сразу видно, где снимали немецкие операторы, а где наши. Немцы снимали войну как прогулку по Европе с закатанными рукавами – легкую и непринужденную. Вот курицу ловят в деревне, вот противник от них бежит. А наша задача была – показать тяжесть войны. И в госпиталях мы снимали – как оперируют раненых солдат, и даже похороны. Но в каждом кадре старались показать: да, тяжело, но «наше дело правое – мы победим». Сложнее всего операторам было снимать уличные бои: перебежки, обстрелы, взрывы.[…]
Основное наступление наших войск шло по улице Франкфуртер-аллея, помню плакат: «Вот оно, фашистское гнездо – Берлин!» Но на следующий день плакат убрали, чтобы не настраивать наших солдат против мирного населения. Самое памятное событие – конечно, подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии. К этому времени на фронт был откомандирован кинорежиссер Юлий Райзман – снять полнометражный документальный фильм о взятии Берлина. Он поручил нам с моим напарником Мишей Посельским снимать немецкую делегацию. Мы поехали на аэродром Темпельхоф, куда прилетели американцы и англичане, а на отдельном самолете привезли немцев. Ситуация была накаленной – потому что американцы и англичане накануне уже подписали с немцами акт о капитуляции во французском Реймсе. Но Сталин отказался признать этот документ. Подписание акта о капитуляции состоялось ночью – 9 мая в 01.01 по московскому времени. Снимать поручили старейшим кинооператорам, среди которых был знаменитый кинодокументалист Роман Кармен. Меня взяли в качестве осветителя, так что все происходило на моих глазах.
Особенно покоробило поведение Кейтеля (начальник штаба верховного главнокомандования вермахта. – Авт.). До сих пор помню его надменное лицо, игру с лорнетом. Всем видом он показывал, что не уважает победителей. Маршал Жуков через переводчика отрывисто командовал: «Ознакомьтесь с текстом. Прочитали? Согласны?» Спустя несколько месяцев по решению Нюрнбергского трибунала фельдмаршала Кейтеля, как и других нацистских главарей, казнили через повешение.[…]

Борис Соколов, фронтовой кинооператор (из интервью для издания "Советская Белоруссия" №119 (24256), 29 июня 2013 года), Источник

Фильм «Из жизни кадра не выбросить» был показан 19 февраля 2013 г. в киноклубе «Архикино» в Главархиве Москвы. Аннотация была немногословной: «Фильм о большой и яркой судьбе талантливого человека, о единственном в Москве фронтовом кинооператоре, дожившим до наших дней, Борисе Александровиче Соколове». И хотя она, на первый взгляд, не несла в себе момента исключительности, по подсказке авторитетного для меня человека - что в этом клубе не бывает проходных и скучных вечеров, - я отправился в полукруглый конференц-зал Главархива.
Увиденное меня несколько удивило: давно мне не приходилось наблюдать аншлаг на сеансах документального кино - почти весь зал на 250 мест был заполнен. А ожидания зрителей были вознаграждены неординарным фильмом и непринужденной беседой с самим Борисом Соколовым и создателями фильма – Игорем Мордмиловичем и Александром Сокиным.
Главным достижением режиссуры этого фильма-портрета стала концентрация внимания на главном герое и раскрытие его судьбы, его образа мышления и человеческих качеств.
Фильм составляют лаконичные смыслово нагруженные эпизоды, наполненные информацией о событиях и героях войны, её драматических моментах, а также уникальными кадрами кинохроники. Но на первом плане фильма - удивительная личность человека другой эпохи, сформированная под влиянием военных лет. Борис Соколов и с экрана, и со сцены приковывает к себе внимание ясным мышлением, знанием истории и своего дела, чувством юмора, цепкой памятью и отменной русской речью.
Короткий по времени фильм дает представление о том, какую роль в фиксации военных событий сыграли фронтовые кинооператоры - хроникёры и летописцы войны. Всего их было 258, они работали в частях разных родов войск – и на суше, и на флоте и в авиации, и в партизанских отрядах. Благодаря им мы обладаем кино- и фотодокументами, которые несут в себе образ реалий великой войны. Многие из этих свидетельств вошли в сотни документальных и художественных кинофильмов.
Сейчас мало кто помнит, что в 1943 году первым из советских фильмов, получившим американскую премию «Оскар» в категории «Лучший документальный фильм», стал «Разгром немецких войск под Москвой», в основу которого легли кадры, снятые пятнадцатью фронтовыми операторами. На основе кинохроники были созданы и такие крупные работы советских документалистов, как «Обыкновенный фашизм» М. Ромма и киноэпопея «Великая Отечественная» Романа Кармена.
Подсчитано, что если смонтировать в один фильм все снятое нашими фронтовыми операторами, то он будет длиться 1944 часа. Но Борис Соколов полагает, что еще несколько сотен тысяч кадров кинохроники не введены в оборот и находятся на хранении. Ждут заботы последующего поколения.
Герой вечера рассказал в подробностях, как работал кинооператор, в распоряжении которого была механическая кинокамера, которую надо было заводить ручкой, как будильник, а пленки хватало всего на 30 секунд. После этого её надо было перезаряжать - и для этого приходилось нести на себе запасные катушки. А ночью - перематывать пленку с катушек на большую бобину, описывать снятые сюжеты, создавая «монтажный лист», и вновь наматывать на катушки новую пленку для завтрашней съемки.
У работы на передовой есть свои печальные последствия – почти все операторы получили ранения, каждый второй был тяжело ранен, каждый четвёртый - убит. Сейчас на территории бывшего Советского Союза в живых осталось только два фронтовых кинооператора – Борис Соколов в Москве и Семен Школьников в Таллине (Школьников ушел из жизни 27 июля 2015 г.; - #музейцсдф).
В своих ответах на вопросы зрителей режиссер Игорь Мордмилович рассекретил некоторые стороны своей работы над фильмом, основной задачей которой стало создание образа человека, наполненного духовной мощью поколения победителей.
И, как это часто бывает на просмотрах документальных фильмов, зритель был очень озабочен прокатной судьбой таких незаурядных фильмов и необходимостью их показа на телевидении. Но ликвидация тех «ножниц», которые возникают между запросами зрительской аудитории и предложениями телеканалов, пока не по силам рядовому зрителю.
А еще меня приятно поразили высокая энергетика героя фильма, человека очень почтенного возраста, наряду его с добротой и открытостью, и горячий прием его и создателей фильма зрителями, ставший одухотворяющим момент единомыслия и единочувствия. Может быть, это и есть свойство клубной аудитории – испытывать единение и причастность к большим явлениям?

Герман Елагин (Лаборатория кинодокументалистики "Архикино" при Главархиве Москвы - 22.03.2013), Источник

[ Страница дополняется материалами ]