Николай ЛЫТКИН

Оператор

Полное имя:
Николай Александрович ЛЫТКИН

Дата рождения:
01 сентября 1910
с. Прилуки, Вологодский уезд, Вологодская губерния, Российская империя

Профессии:
Оператор

Краткая биография

Лыткин Николай Александрович (6 (19) августа 1910 — 1991). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1988). Член ВКП(б) с 1944 года.
В кино с 1929 года. В 1933 году окончил операторский факультет ВГИКа и начал работать на киностудии «Мосфильм». В 1935 году — оператор Дальневосточной студии хроники (Хабаровск).
В 1939 —1958 — оператор Московской студии "Союзкинохроники" (с 1944 — ЦСДФ).

Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны. Звание: инженер-капитан. Снимал на Северо-Западном (с 1941 года), Калининском (с 1943 года), 3-м Белорусском фронтах (c 1944 года).

После окончания Великой Отечественной войны работал представителем «Совэкспортфильма» за рубежом.

Кинооператоры (слева направо): Владислав Микоша, Николай Лыткин, Василий Соловьев, Рувим Халушаков. Нью-Йорк, 1943 год. Фото из личного архива Татьяны Степаевой.

В конце 1943 года "тайным" Приказом Кинокомитета отстранён от должности кинооператора и отправлен рядовым на передовую. Приказ был мотивирован тем, что Лыткин не снял освобождение Смоленска от немецко-фашистских захватчиков, хотя в это время Лыткин находился в районе Витебска. Снятые им материалы "На Витебском направлении" вошли в "Союзкиножурнал" № 76 (журнал был выпущен без указания фамилии кинооператора). За мужество и отвагу, проявленную в боях, был представлен к ордену Славы III степени. Принимал участие в белорусской наступательной операции «Багратион».
Осень 1944 года назначен фотографом при политотделе дивизии. Позже возвращён в киногруппу (начальник — режиссёр А.И. Медведкин) в звании инженера-капитана и продолжил работу в качестве кинооператора. 

Первая группа сержантов-операторов под руководством Н. Лыткина.

В 1944 году  по инициативе А.И. Медведкина были организованы группы киноавтоматчиков: к солдатским ППШ были прикреплены 16 мм кинокамеры, таким образом, солдат снимал, непосредственно ведя бой, обучал солдат и разведчиков ведению киносъёмки.
Лыткин под руководством А.И. Медведкина обучал солдат и разведчиков ведению киносъёмки непосредственно во время ведения боя.
Часть съемок бойцов вошла в спецвыпуск «Кенигсберг» (1945, реж. Ф. Киселев).

Воспоминания Николая Алекандровича Литкина, охватывающие весь период жизни, начиная с приезда в Москву, поступление в Государственный институт кинематографии (с 1938 — ВГИК), годы Великой Отечественной войны и послевоенный период работы за рубежом, вошли в сборник "Незаконченное прошлое. Из жизни кинематографистов".

ФИЛЬМОГРАФИЯ (выборочно):
1939 — Тигроловы
1940 — День нового мира
1941 — Освобождение Тихвина
1941 — По следу зверя (совместно с Н. Сампиным)
1945 — Кёнигсберг
1945 — В логове зверя
1945 — Сан-Франциско (совместно с Р. Б. Халушаковым)
1958 — На острове Цейлон (совместно с Е. В. Аккуратовым)

Библиография

1988 — Незаконченное прошлое: из жизни кинематографистов (Н. Лыткин "Как в кино. Записки кинохроникера") (изд.: – М.; Современник)

Звания

1988 — Заслуженный деятель искусств РСФСР

Награды

1942 — Сталинская премия (за фильм «День нового мира» (1940))
1944 — Орден Славы III степени
1945 — Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
1945 — Орден Отечественной войны I степени (был представлен к ордену Красного Знамени; 06.04.1985)

Цитаты

Н. Лыткин: "Фронтовые кинооператоры и многие, кто меня знает, до сих пор убеждены, что я был в штрафной роте. Это не правда. В штрафные роты попадали по суду. Провинившихся судили в их присутствии, можно было оправдаться. Осуждённый имел определённый срок, который сокращался в случае ранения. По окончании срока штрафнику возвращалось завание, должность и всё остальное, снималась судимость. Меня же отправили на передовую, не задав ни одного вопроса. Тайным приказом. Только потом я узнал о той "рубке леса" в верхах, от которой полетели на передовую "щепки" — я и редактор фронтовой газеты. Нужно было отстранить командующего фронтом. Для этого и было подстроено моё назначение — а командующего обвинили в том, что он "окружил себя подхалимами, которые расхваливали его в газете и снимали в кино".

Николай Лыткин ("Как в кино. Записки кинохроникёра"; — М.; Изд. "Современник", 1988 год, стр. 136-137), Источник

В конце 1942 года четыре фронтовых кинооператора — В. Соловьев, Н. Лыткин, Р. Халушаков и В. Микоша — отправились с конвоем судов в Соединенные Штаты Америки. Корабль "Пасифик гроуд" ("Тихая роща"), на котором шли операторы, чудом достиг берегов Америки. Большинство кораблей конвоя легли на дно Атлантики. Из восьми советских дошли четыре. У союзников потери были куда значительнее.
Америка встретила их морем огней, очередями в кинотеатры - на советский фильм "Разгром немецко-фашистских войск под Москвой", невиданным ни до, ни после Второй мировой интересом к России. Операторов встречали как героев. Они встречались с коллегами-кинематографистами, с простыми американцами, со звездами культуры. Леопольд Стоковский, Михаил Чехов, Давид Бурлюк, Лион Фейхтвангер, король джаза Пол Уайтмен, король экрана Чарли Чаплин — все приглашали их на встречи, концерты, съемки. Чаплину на его студии Микоша показал свой фильм "Черноморцы" и уже по возвращении в Союз получил от Чаплина теплую телеграмму.
Потом был обратный путь — уже через Тихий океан, через Японию, в порт Владивосток. На обратном пути в этой огненной кругосветке в небольшом чемоданчике Микоша вёз "Оскара", которого ему вручили в Голливуде для передачи режиссерам фильма "Разгром немецко-фашистских войск под Москвой" Леониду Варламову и Илье Копалину. Это был первый "Оскар", полученный советским фильмом...

Источник

[...]Помнится, первым, кого я разглядел у белого домика под зеленой крышей, был начальник фронтовой киногруппы 3-го Белорусского фронта режиссер Александр Иванович Медведкин. Он сидел на скамеечке и вел неторопливую беседу с несколькими младшими командирами.
Александра Ивановича я знал давно, а об его идее, поддержанной фронтовым начальством, рассказал мне Георгий.
Все шире развертывалось наступление. Все больше требовалось кинооператоров, чтобы запечатлеть на пленке подвиги наших воинов. Однако резервы операторов на киностудиях были исчерпаны, а киноинститут не мог обеспечить достаточного пополнения. И вот Медведкин решил быстро обучить элементарным приемам киносъемки грамотных толковых бойцов и младших командиров, уже имевших большой опыт боевых действий, чувствовавших себя привычно в самых сложных ситуациях. Но чем их вооружить?
Ручных киносъемочных аппаратов тогда не хватало даже для профессиональных операторов. Кроме того, привычный для профессионалов киноаппарат был слишком сложен для неопытных людей. Ведь годами учатся точно наводить на резкость, правильно устанавливать диафрагму, строить композицию кадра...
Александр Иванович пришел к мысли использовать простые в обращении шестнадцатимиллиметровые автоматические камеры, которые применялись в Военно-Воздушных Силах.
Командование фронта выделило в распоряжение киногруппы несколько десятков разведчиков.
Главный инженер Центральной студии кинохроники Игорь Борисович Гордийчук на основе шестнадцатимиллиметровой автоматической камеры разработал новую конструкцию киносъемочного аппарата, который устанавливался на прикладе автомата ППШ, а мастера точной механики быстро изготовили несколько десятков таких аппаратов. [109]
Я с интересом разглядывал аппарат. Беседовал с Медведкиным и операторами-инструкторами Николаем Лыткиным, Аркадием Зенякиным, Георгием Голубовым. В разговор включились и «курсанты», увлеченные новым для них, интересным делом. По истечении двух месяцев учебы они должны были получить звание сержант-оператор и вернуться в свои подразделения. Сержанты-операторы впоследствии сняли немало кадров, вошедших в документальные фильмы, а кое-кто из них стал профессиональным кинематографистом.
А в тот день мы просто разговаривали о войне, о судьбах наших, о друзьях, которые далеко. Допоздна длилась беседа, и жаль было расставаться. Но дело есть дело. Оно прежде всего.[...]

Семён Школьников, Источник