23.02.2020


Автор:
Л. Сааков

Сааков Леон Николаевич (17 (30) ноября 1909, Александрополь (ныне Гюмри, Армения) — 09 марта 1988, Москва) — кинорежиссер. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1969). Участник Великой Отечественной войны. Руководитель фронтовых киногрупп. Награждён орденами и медалями. Режиссер единственного в советском кинематографе художественного фильма «На дорогах войны» (1958), посвящённого работе кинооператоров в годы Великой Отечественной войныПрообразом героя стал фронтовой кинооператор Владимир Сущинский. 

Опубликовано: Сборник «Летописцы нашего времени. Режиссёры документального кино» (Москва, «Искусство», 1987 год; с. 338-352). Фото: "Фронтовые кинооператоры в гостях у легенды — лётчика, Героя Советского Союза Алексея Маресьева". На фото сидят (слева направо): Борис Шер, Дмитрий Рымарев, Александр Воронцов, Аркадий Зенякин (предположительно), Алексей МаресьевМихаил Ошурков, Павел Касаткин. Стоят (слева направо): Александр Щекутьев, Теодор Бунимович (предположительно), Алексей Лебедев, Владислав Микоша, Анатолий Крылов, Константин Широнин, Соломон Коган, директор ЦСДФ (с 1983 по 1986 год)  Дмитрий Сарычев, зам. директора ЦСДФ Эдуард Стаченков. Фото из личного архива Э.В. Стаченкова.

Благодарим Ирину Никитину (компьютерный набор текста) за помощь в подготовке материала. 

Грандиозная эпопея Великой Отечественной войны, запечатлённая на киноплёнке, как бы сложенная из тысяч и тысяч бессмертных подвигов нашего народа, представляется огромным историческим полотном, е знавшим себе равных по значимости, достоверности, силе воздействия.

В коротких, суровых выпусках первых дней войны, в волнующих фильмах о трудных победах на своей земле и в странах освобождённой от фашизма Европы, в современных монументальных фильмах о Великой Отечественной, потрясающих воображение новых поколений, воплотились результаты труда фронтовых кинооператоров. Благодаря их самоотверженности, таланту, солдатскому героизму, подчас ценой самой их жизни, мы владеем сейчас кинолетописью величайших событий нашей эпохи.

Прежде всего очень важно представить ту конкретную обстановку, в которой работали фронтовые операторы.

В течение войны непосредственно в Действующей армии находилось свыше двухсот пятидесяти операторов. На каждом фронте – от Чёрного моря до Арктики – были организованы фротовые киногруппы такие же группы действовали на всех флотах, в ВВС, у партизан. Базировались операторы – снабжались техникой, плёнкой, отправляли снятый материал – при штабах фронтов, но систематически большинство из них находились непосредственно в соединениях и частях на передовой. Если вспомнить, что в таком многотысячном соединении, как армия, действующая на территории во много десятков, сотен километров, приходился всего один оператор, станет понятным сложность и ответственность его работы. Незамедлительное прибытие на место развёртывающихся боевых операций, выделение из всего многообразия обширного материала главного узла в скоротечном развитии событий – необходимые условия успешных действий каждого фронтового оператора. Этот этап являлся первоначальным проявлением авторской воли оператора в процессе создания комплекса кадров – «сюжета», в котором наиболее цельно, выразительно и достоверно было отражено происходящее.

Очень важен был необходимый контакт с представителями командования, наличие своевременной информации о сложившейся обстановке. И всё же успех съёмки определялся прежде всего поведением самого оператора, мерой его самоотверженности, умением найти в многообразии событий наиболее выразительное, важное, существенное.

Нередко операторы работали вдвоём. Если первое время то было вызвано обстоятельствами организационными – недостаточным обеспечением автотранспортом, ограниченным количество съёмочной техники и т.д., то в дальнейшем жизнь показала плодотворность подобных объединений, что приводило к созданию подлинно творческих контактов, применению новых приёмов съёмки сложных эпизодов.

«Свободный поиск», в котором обычно находились фронтовые операторы, часто завершался удачной разработкой снятого материала, созданием законченного эпизода.

Лаконичность и экономность – неотъемлемые условия фронтовой съёмки её скоротечность определяла стиль, ритм и характер эпизода. Коротко ознакомившись с обстановкой, оператор должен был порой немедленно, тут же наметить сценарный план будущего эпизода и приступить к съёмке. События развивались, естественно, далеко не всегда согласно этому плану, приходилось буквально на ходу менять версию, приспосабливаться к реальной ситуации.

Не имея возможности сколько-нибудь точно планировать заранее свою работу, оператор должен был стремиться «схватить» событие в момент его кульминации, а затем уже пытаться искать дополнительные детали, подробности. Весь этот трудовой процесс, по существу, являлся, конечно же, по-настоящему авторским.

Снятый материал нередко сопровождался комментариями и разъяснениями в виде монтажных листов.

Скупые записи содержали наряду с необходимой документацией указания об авторском видении будущих эпизодов, подсказывали поэтическую, эпическую или строго документальную режиссёрскую трактовку материала, значительно расширяя и углубляя его смысл и значение. Отснятые кадры в сопровождении монтажных листов порой приобретали форму законченного небольшого документального очерка.

Монтажные листы оператора В. Сущинского съёмок боёв под Ленинградом, в Крыму, на территории Польши и Германии можно считать настоящими маленькими шедеврами, имеющими самостоятельную литературную ценность. Не случайно комментарии к материалу другого замечательного оператора – В. Муромцева – к съёмкам у ленинградских партизан были опубликованы в 1944 году в журнале «Новый мир». Сохранились его содержательные, взволнованные записи в монтажных листах съёмок у югославских партизан.

В бурной обстановке военных действий далеко не всегда операторам удавалось сколько-нибудь тщательно и подробно писать подобные аннотации, снабжать отснятую плёнку дополнительными выразительными сведениями. Но в любом случае работа над монтажными листами безусловно являлась подлинно авторской, и они по сей день безусловно сохраняются в летописном кинофонде как его существенное дополнение.

Стиль, манера съёмок зависят не только от характера и обстановки самого события, но и – естественно – от индивидуальности и творческой одарённости оператора. Нередко во время съёмки в экстраординарных обстоятельствах приходилось ограничиваться непосредственно лишь краткой фиксацией происходящего события. В этих случаях характер отснятого материала у различных операторов был почти однородным и редко выявлял почерк автора. Но очень часто даже в трудных условиях фронта, желая обогатить снятый эпизод, насытить его дополнительными выразительными подробностями, операторы тратили немало сил, отыскивая их в окружающей обстановке, проявляя не только творческую фантазию, смекалку, но и просто мужество. Удачно найденная деталь становится порой смысловым и эмоциональным центром эпизода.

В фильме «Хельм-Люблин», в котором использованы съёмки операторов Е. Мухина, М. Посельского, В. Соловьёва, В. Томберга, В. Штатланда, есть удивительный эпизод входа наших войск в небольшой польский город и восторженной встречи народом своих  освободителей. Вместе с советскими войсками в город вошли и части Польской армии. Особенно помню несколько кадров. На крыле «виллиса» одного из польских офицеров был прикреплён маленький, красно-белый польский флажок. Среди ликующей толпы, плотно окружившей машину, пожилая женщина со слезами на глазах склонилась к флажку и поцеловала его. В до предела взволнованной обстановке такой эмоциональный порыв послужил сигналом: нескончаемая вереница женщин, девушек, пожилых мужчин, подростков устремились к машине и как святыню целовали флаг своей освобождённой родины. Это тот случай, когда любой комментарий был бы излишним.

Однако часто именно словесный комментарий раскрывал всю глубину содержания кадра, его метафорическую силу. Припоминается сцена из другого фильма этих лет: в только что занятом городе наши солдаты освобождают из концлагеря измождённых женщин и детей. Пожилой солдат присел около маленькой большеглазой девочки. Он достаёт из кармана два куска сахара и протягивает ей. Девочка нерешительно берёт сахар и, помедлив, начинает им играть как камешками. Растроганная мать плачет, благодарит солдата. Диктор говорит: «Эта девочка не знает, что такое сахар». Так раскрывалась глубина трагедии, пережитая этими советскими людьми, что достигалось благодаря внимательному, творческому прочтению режиссёром короткой строчки из монтажного листа.

Показ через судьбы и подвиги конкретных людей событий Отечественной войны делали информационный батальонный материал более глубоким и обобщающим.

Классическим образцом авторских съёмок, показывающих боевые будни простого солдата, является прекрасная работа оператора Ивана Панова. В августе 193 года И. Панов находился на одном из участков фронта, части которого готовились к большой наступательной операции. На передовой относительно тихо. Отсняв необходимый информационный материал, панов решил осуществить давно задуманный замысел – провести, так сказать, кинонаблюдение. Объектом внимания явился простой воин, его воинская служба, его суровые будни. В окопах переднего каря состоялось знакомство с красноармейцем Уваровым – бывшим колхозником. В его ячейке – порядок: кот ниша для котелка, ниша для гранат, приступочка для отдыха, всё устроено обстоятельно и домовито. Фронтовая тишина, редки далёкие выстрелы. Спокойная, задушевная беседа. Объектив  внимательно рассматривает загорелое лицо человека, его задумчивые, спокойные глаза, его статную фигуру, и, кажется, Уваров становится для зрителя знакомым, близким человеком. Недолго длится затишье. Солдат Уваров в составе штурмовой группы блокирует фашистский дот на окраине рощи «Круглая». Ползком, под огнём пулемёта и автоматов продвигаются Уваров и его товарищи вперёд. За ним с камерой в руках ползёт оператор Панов. Кадр качается из стороны в сторону, иногда в объектив попадают только подошвы сапог Уварова да выгоревшая пыльная трава. Но вот полетели гранаты. Солдаты бросаются вперёд, Уваров первым врывается в дот. Глухо звучит автоматная очередь. Через несколько мгновений наши солдаты выволакивают оставшихся в живых гитлеровцев… Панов снимает действия фронтовиков, насколько позволяет обстановка, затем доклад комбату и передачу пленных. Следующий эпизод – наступление. Наша пехота врывается в окопы противника. Идёт ожесточённый бой. Противник яростно сопротивляется. Следом за Уваровым по вражескому, ещё неокончательно занятому окопу опять спешит Панов. Он снимает за поворотом хода сообщения. Прогрохотало несколько коротких очередей. Панов подбегает к месту перестрелки. На дне окопа лежит тяжело раненный Уваров. Ассистент Панова З. Фельдман пытается оказать помощь Уварову, но всё напрасно. В предвечерний час затишья, под чудом уцелевшими берёзками хоронят Уварова. Над могилой звучат короткие слова прощания. Преклонив колено, друг Уварова красноармеец Ивахно принимает автомат павшего воина и клянётся отомстить за него, мужественно и отважно воевать до самой Победы. Позже операторы, работающие в Москве, сняли вручение М.И. Калининым ордена Отечественной войны I степени матери отважного солдата Уварова.

Материалом для другой новеллы о солдате, поразившей меня, послужил подвиг Марии Октябрьской. В мирное время знаменитая кружевница, работы которой демонстрировались на международных выставках, в первый же год войны пережила большое горе: на фронте погиб её муж – полковой комиссар Октябрьский. Чтобы стать в строй вместо своего мужа, Мария на семейные сбережения купила танк «Т-34». Закончив курсы, она стала командиром этого танка и отважно сражалась с гитлеровцами. Не раз в бою  подбивали и поджигали её танк. После ранений она снова возвращалась в строй. В одном ожесточённом бою Мария Октябрьская была тяжело ранена и скончалась в полевом госпитале. Операторы Е. Лозовский и его товарищи сумели снять скупые, но выразительные эпизоды, рассказывающие о короткой героической жизни этой отважной женщины.

Чувство высокого долга и сознание большой ответственности проявляли фронтовые операторы в своей нелёгкой работе.

Вспоминая прошлое, нельзя не отметить удивительный пример полноценной авторской работы фронтового оператора, создавшего памятное произведение киножурналистики, – съёмки С. Гусева ещё о боях на Халкин-Голе. С. Гусев в содружестве с монгольскими коллегами сумел всесторонне показать основные участки многодневной битвы. Наряду с широким охватом происходящего материал изобиловал яркими деталями и уникальными боевыми эпизодами. Особенно интересны были съёмки штурма хорошо укреплённой сопки и взятие её. В этом бою С. Гусев участвовал не только как оператор, но и как боевой офицер, за что он был награждён орденом Красного Знамени. Фильм о разгроме японской Квантунской армии во многом построен на материале этого талантливого автора-оператора, мужество и мастерство которого неоднократно проявлялись и в съёмках Великой Отечественной войны.

Примером авторской работы в условиях, можно сказать, «ограниченного места действия» можно считать работу операторов В. Микоши, Д. Рымарева, Ф. Кротика-Короткевича в осаждённом Севастополе.

Полковник Павел Горпищенко и генерал-лейтенант Аркадий Хренов на Сапун-горе. 1942 год. Автор фото: В. Микоша. Источник: www.russiainphoto.ru.

В. Микоше и его товарищам выпала честь быть летописцами обороны Севастополя. Они запечатлели на плёнке не только героические этапы боёв за город, но и жизнь самого города, действия его самоотверженного населения. Генерал И. Петров и адмирал Ф. Октябрьский, отважный командир батареи капитан Матушенко и полковник морской пехоты Потапов, секретари горкома Б. Борисов и А. Сарина, полковник П. Гарпищенко, командир легендарного лидера эсминцев «Ташкент» В. Ерошенко и многие другие стали подлинными героями Севастопольской эпопеи. Если  переосмыслить термин «эффект присутствия», который в обиходе означает «создание впечатления присутствия автора в гуще происходящих событий». То в данном случае мы имеем действительное присутствие  и участие авторов в подлинных событиях. Этому приёму съёмок нет никаких аналогов, а результатом их является материал необычайной достоверности, исторической ценности и огромной эмоциональной и идейной силы. Снятый операторами в период обороны и затем в дни освобождения Севастополя материал лёг в основу большого эпического киноповествования о героическом Севастополе. Яркая творческая индивидуальность операторов, своеобразие видения окружающей жизни, горячее соучастие в происходящих событиях сделали  снятый ими материал уникальным.

Командующий Черноморским флотом Филипп Октябрьский среди матросов на боевом корабле. Автор фото: В. Микоша. Источник: www.russiainphoto.ru.

Экраны всего мира обошли кадры массированной бомбёжки Северной стороны фашистской авиацией, ожесточённых боёв на подступах к Севастополю, гибели транспорта «Абхазия», подвига героического эсминца «Ташкент», яростные воздушные бои на Херсонесе.

Во всех случаях люди – герои беспримерных событий – были в центре внимания автора-оператора. Поразительные детали, которыми изобиловал материал, подчёркивали неповторимость и значимость развёртывающихся событий.

Невозможно забыть, например, крутящуюся на шнурке при входе в превращённый в руины универмаг табличку с надписью «Магазин открыт» — «Магазин закрыт», идущих в атаку моряков, на ходу заменяющих каски на бескозырки, проходящий по пустынным улицам города патруль и шагающего рядом маленького мальчика. Замечательной находкой явилась съёмка в весенние дни и часы затишья у открывшегося цветочного магазина. Удивительная девушка – продавщица цветов, которые она сама вырастила в осаждённом городе. Ещё поразительнее выглядят покупатели – моряки и пехотинцы, командиры и рядовые, женщины. Улыбки, солнце, цветы – пророческие знаки неизбежной Победы, веры в грядущую прекрасную жизнь.

Севастополь. 1942 год. Автор фото: В. Микоша. Источник: www.russiainphoto.ru.

В необычайно сложной обстановке приходилось работать партизанским операторам. Съёмки трудных будней партизан, их боевых операций, их самоотверженной, кропотливой работы в тылу врага были сопряжены с большим риском, что далеко не всегда просматривается в кадрах кинолетописи. Большинство боевых операций происходило ночью, когда съёмка невозможна, поэтому становился ценным каждый, хотя бы маленький боевой эпизод, схваченный оператором в светлое время дня. Люди, их характеры, их трудный быт, их ежеминутная готовность к подвигу, изнурительные, опасные марши по тылам противника, горькие потери товарищей запечат-лялись на скупых метрах плёнки, так трудно доставляемой в партизанские леса. Восхищение чувством боевого товарищества, мужеством людей, их повседневным героизмом определяло характер, содержание и атмосферу эпизодов. Глубокое сопереживание, горячее художническое восприятие событий дали возможность операторам правдиво и глубоко показать героическую партизанскую эпопею.

Кинооператоры Мария Сухова (вторая слева) и Оттилия Рейзман (справа на фото) среди партизан. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (№ 6711772).

Героические действия в партизанских отрядах и трагическая гибель операторов Бориса Вакара, Марии Суховой, Николая Писарева – невозместимая потеря и дорогая цена за создание летописи несравненной партизанской эпопеи. Мужественно, с отдачей всех сил выполняли свой долг в партизанских отрядах О. Рейзман, С. Школьников, М. Глидер, Н. Быков, В. Муромцев, П. Касаткин и другие фронтовые операторы.

По мере того, как возрастал наступательный дух Советской Армии, как шло освобождение стран Европы от гитлеровских оккупантов, увеличивались масштабы съёмок, усложнялась задача фронтовых операторов. Стал вопрос об объединении усилий отдельных киножурналистов с целью производства больших документальных картин.

В первые годы войны примером такой коллективной работы может служить создание героической киноэпопеи Ленинграда. Съёмки мужественных и самоотверженных операторов-ленинградцев Е. Учителя, С. Фомина, А. Богорова и других стали подлинными шедеврами документальной кинематографии, легли в основу значительного фильма «Ленинград в борьбе». Съёмки группы операторов боёв под Москвой дали возможность создать прекрасную ленту «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой». Благодаря мужеству, мастерству и настойчивости оператора В. Орлянкина и его товарищей – А. Балухтина, Б. Вакара, Д. Ибрагимова, А. Казакова, А. Софьина, снимавших на всех этапах битву за Сталинград, собран яркий материал об этой героической эпопее. Репортаж Р. Кармена о капитуляции войск Паулюса стал историческим документом.

Фронтовой кинооператор А.М. Казаков (с камерой) среди бойцов, 2-ой справа – Василий Сталин. 1941-1942 г. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (№ 9251835).

Материал съёмок, который стекался в Москву, на Центральную студию документальных фильмов, стал основой для выпуска коротких и больших фильмов, план создания которых формировался в соответствии с требованиями времени и творческими замыслами режиссёров и сценаристов. Новое, творческое осмысление материала, создание политически устремлённого художественно-документального произведения являлось итогом коллективного труда, завершало сложный путь от съёмок в гуще боевых событий до монтажного стола и экрана. Естественно, при этом в какой-то мере нивелировался индивидуальный, авторский характер материала операторов. Однако в обширной мозаике кадров той или иной картины всё же отчётливо просматриваются эпизоды, снятые талантливыми операторами, которые предопределяли успех фильма. Примером могут служить эпизоды, снятые в разное время операторами В. Сущинским, Р. Карменом, Б. Дементьевым, И. Пановым, М. Шнейдеровым, М. Посельским, А. Крыловым, В. Афанасьевым, С. Стояновским, В. Смородиным и другими.

Характерным для работы на последних этапах войны было чёткое планирование предстоящих съёмок и распределение между операторами определённых заданий в соответствии с содержанием характером будущего фильма. Но это, надо сказать, не снимало с операторов обязанности съёмки текущего событийного материала.

В период наступления на Берлин группе фронтовых операторов представилась счастливая возможность встретиться и беседовать с Маршалом Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым. Говоря о предстоящих боях в черте города, маршал заметил: «Сейчас даже просто бегущий по улице берлинской окраины советский солдат с автоматом – сенсация для всего мира. Видимо, эти кадры нужно показать всем немедленно, не задерживая их, но потом, после накопления материала и завершения операции, следует создать большую картину». Высказывая эту мысль, прославленный полководец безошибочно угадал, можно сказать, тактику и стратегию наших съёмок в период завершающих операций Отечественной войны.

Примером организации коллективного творческого труда операторов может служить съёмка боевых операций в Венгрии в конце 1944 – начале 1945 года.

Для съёмки этой большой и очень сложной операции были нацелены киногруппы 2-го и 3-го Украинских фронтов и киногруппа Дунайской флотилии. Здесь необходимость планировать, а затем оперативно координировать съёмки на различных участках боёв была настоятельно необходима. Их осуществлял начальник фронтовых групп ЦСДФ. Постоянное присутствие на местах основных боёв, систематическая связь с командованием давала возможность ориентировать операторов в текущей обстановке, ставить перед ними конкретные задачи. Присутствие режиссёра будущего фильма «От Вислы до Одера» В. Беляева было очень полезно: он предлагал делать «заготовки», фиксировать выразительные детали, снимать минисюжеты о конкретных героях этого многодневного, тяжёлого сражения. Несмотря на то, что все эти организационные меры безусловно содействовали работе операторов, всё же, находясь в «свободном поиске», они, естественно, встречались, как правило, с неожиданными быстротечными событиями, что требовало от них оперативности, принятия самостоятельных решений.

Одной из особенностей съёмок в Будапеште было повседневное присутствие большинства операторов в частях и подразделениях. Понятие «выезда на съёмку было весьма условным. Пройдя несколько сот метров от места своего ночлега, оператор оказывался на месте съёмки и, что весьма важно, в знакомой обстановке и, кстати, нередко среди знакомых уже солдат и офицеров. Операторы стремились как можно подробнее запечатлеть происходящие события, в том чсиле такие, как оказание помощи голодающему населению города, организация отрядов венгерских рабочих, горестные последствия зверств эсэсовцев и другие «небоевые» эпизоды..

Но по-прежнему основное внимание уделялось авторским съёмкам боёв. Так, например, оператору П. Касаткину удалось снять атаку штурмовой группы одного из укреплённых фашистами домов, А. Фролов снял удивительные кадры разгрома прямой наводкой фашистского дота на территории укреплённого противником кабельного завода «Сименс» и пленение командующего группировкой фашистских войск генерала фон Вильденбруха.

В период разгара уличных боёв в Буде режиссёр В. Беляев, оператор Л. Аристакесянц со своим ассистентом В. Деревянко поднялись на городскую башню с часами. Несмотря на опасность обстрела снайперов, они всё же смогли снять удивительный по выразительности кадр: сквозь огромный циферблат остановившихся часов видна трагическая картина горящего города.

Не менее выразительным и неожиданным оказался эпизод, снятый начальником группы А. Лебедевым и его товарищами на одной из площадей Будапешта. Неподалёку шёл бой. Внезапно послышались приближающиеся бравурные громкие звуки марша. Вскоре в дымном пролёте одной из улиц, блестя медью, появился духовой оркестр, ведомый тамбурмажором. На музыкантах были странные мундиры. Как выяснилось, это был сдавшийся в плен оркестр полицейского корпуса Будапешта. За оркестром, постепенно возникая из дымовой завесы, шёл взвод наших автоматчиков. Командир, смущённый молодой лейтенант, видя, что идёт съёмка, подбежал к операторам и объяснил, что его взвод перебрасывают на новый участок и солдаты предложили музыкантам до сдачи их на пункт сбора пленных проводить «с музыкой» взвод для выполнения нового боевого задания.

В разгар боёв в городе советские войска вынудили отступить гитлеровцев на западный берег Дуная. Отступая, фашисты совершили очередное злодеяние: взорвали мосты, соединяющие Пешт с Будой. Для завершения съёмок в Пеште срочно потребовалось снять погружённые в воду мосты. Шёл ранний ледоход, мосты и набережная были под прицельным огнём со стороны высот Буды. Оператор Ю. Кун, рискуя жизнью, выполнил задание, пополнив «комплект» ранее снятого материала отличными кадрами.

Фронтовые кинооператоры М. Гольбрих и Ю. Кун изучают карту. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (Музей кино).

В период боёв на подступах к Будапешту и окружения противника оператор В. Афанасьев снял непревзойдённые кадры боевых действий наших военно-воздушных сил.

Все эти съёмки операторов-авторов, сопровождаемые подробными монтажными листами, создали один из самых значительных фильмов, завершённых ещё в период Отечественной войны. Недаром маршал Константин Константинович Рокоссовский, дав высокую оценку картине, просил прислать как можно большее количество экземпляров для показа в войсках, которые в ту пору готовились к Берлинской операции.

Съёмка Будапештской операции явилась хорошим опытом для более сложной, более обширной, подлинно исторической съёмки Берлинской операции.

Предварительные съёмки подготовки к грандиозным боям последней битвы Великой Отечественной войны начались ещё в марте 1945 года. Сюда были направлены самые опытные операторы, многие из которых уже приобрели своего рода «специализацию»: и операторы пехоты – Б. Дементьев, И. Панов; и операторы авиации – Л. Мазрухо, Д. Ибрагимов; и операторы, снимавшие у танкистов, – С. Шейнин, М. Посельский. Была организована оперативная группа, которая, передвигаясь на наиболее ответственные участки фронта, вела съёмку происходящих здесь особо важных событий. Среди них были такие прославленные мастера-кинодокументалисты, как Р. Кармен, М. Ошурков, М. Шнейдеров. На разных этапах съёмки этой операции работали операторы Е. Мухин, А. и Е. Алексеевы, А. Левитан, И. Аронс и многие другие опытные фронтовые операторы.

За несколько дней до начала боёв на подступах к Берлину на фронт прилетел будущий режиссёр фильма «Берлин» Ю. Я. Райзман. Его участие в съёмках во многом помогло организовать целенаправленную работу, более чётко координировать действия разных операторов на основе обширной информации о предстоящих событиях.

Во время съёмки исторических событий операции по взятию Берлина наряду с созданием неповторимых картин героических боёв, горящего рейхстага, захвата штурмовыми группами рейхсканцелярии, сдачи в плен немецких войск и гитлеровских генералов, подписания капитуляции операторы ещё раз доказали свою решающую, авторскую роль в коллективном творческом процессе, в успехе будущего фильма. Бои, снятые на подступах к Берлину и в самом городе Б. Дементьевым, И. Пановым, М. Шнейдеровым, М. Посельским, Е. и А. Алексеевым, Р. Карменом, стали основой фильма «Берлин». Немало «подсобного» материала было снято операторами И. Аронсом, Е. Мухиным, А. Левитаном, Б. Соколовым, М. Ошурковым, операторами киногруппы 1-го Украинского фронта. Съёмки в авиации вели Л. Мазрухо, Д. Ибрагимов.

Сегодня, смотря новые фильмы о войне, в том числе такие, как «Великая Отечественная», «Зима и весна сорок пятого», «У войны не женское лицо», отдавая должное мастерству их режиссёров, справедливо вспомнить и фронтовых операторов, которые, проявив высокий патриотизм, самоотверженность, чувство авторской сопричастности, сумели горячо, талантливо, достоверно запечатлеть неповторимую атмосферу великих событий в жизни нашей Родины, прославить на века исторические подвиги своего народа.

Фронтовые кинооператоры и фотокорреспонденты. Лето 1942 года. На фото (слева направо): Капустянский Григорий Борисович – фотокорреспондент газеты "Комсомольская правда", Гольбрих Соломон Михайлович – военинженер 3-го ранга, военный кинооператор Донского фронта; Кацман Исаак Соломонович – военинженер 3-го ранга, кинооператор и звукооператор политического управления фронта; Вакар Борис Васильевич (стоит за спинами) – военинженер 2-го ранга, кинооператор политуправления Донского фронта; Кузнецов Александр Георгиевич – военинженер 2-го ранга, начальник киногруппы политического управления Донского фронта; Рогозовский Зусман Матвеевич (сидит выше с портупеей) – военинженер 3-го ранга, военный кинооператор; Вихирев Николай Александрович (улыбается на фото) – военинженер 3-го ранга, военный кинооператор политуправления Юго-Западного фронта; Орлянкин Валентин Иванович – военинженер 3-го ранга, военный кинооператор; Леонидов Лев Яковлевич – звание неизвестно, фотокорреспондент ТАСС; Лишко Казимир Иванович (сидит в профиль) – воентехник 1-го ранга, фотокорреспондент ТАСС; Копыт Ефим Давидович (сидит на земле вполоборота) – воентехник 1-го ранга, фотокорреспондент ТАСС. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (№ 10519908).