Владимир ЕРОФЕЕВ

Оператор, Режиссёр, Сценарист

Полное имя:
Владимир Алексеевич ЕРОФЕЕВ

Дата рождения:
01 апреля 1898
Москва, Российская империя

Дата смерти:
14 июля 1940 (42 года)
Аул Чох (?), Дагестан, СССР

Профессии:
Оператор, Режиссёр, Сценарист

Краткая биография

С 1918 года работал в "Окнах РОСТА". С 1922 работал в кинопериодикеЧлен ВКП(б) с 1917 года.
В 1923 — 1925 — редактор "Кино-газеты" (Ерофеев вместе с Н. А. Лебедевым был инициатором ее создания).
В 1923 — один из инициаторов создания Ассоциации революционной кинематографии и ее и активный деятель в 1923 — 1928 гг.
С 1927  — режиссер Ленинградской кинофабрик "Совкино", Московской кинофабрики культурфильмов.
Один из инициаторов съёмок первых звуковых документальных фильмовОдин из зачинателей жанра экспедиционных фильмов в советском кино.
С 1930 — режиссер к/с "Востоккино" (с 1932 г. — к/с "Востокфильм").
В 1935 — 1940 — режиссер Московской кинофабрики кинохроники — Центральной студии кинохроники.
В 1935 — 1937 смонтировал несколько выпусков "Союзкиножурнала" и спецвыпусков "К событиям в Испании".

Автор ряда рецензий, статей о проблемах документального кино.

Репрессирован в 1940 году.

ФИЛЬМОГРАФИЯ:

1927 — За Полярным кругом; реж. и автор сценария совм. с В. Поповой
1928 — Крыша мира (Памир) (фильм об экспедиция на Памир); полнометражный; реж.-оператор, автор сценария
1928 — Поход советской эскадры в Стамбул (Константинополь)
1929 — Сердце Азии (Афганистан); реж.-оператор совм. с В.Н. Беляевым; автор сценария
1930 — К счастливой гавани (фильм о Западе: США, Франция, Германия); полнометражный; реж.-оператор совм. с Ю. К. Стилианудисом; автор сценария
1930 — Олимпиада искусств народов СССР; Производство: фабрика Культурфильм; полнометражный; оператор В. Беляев
1931 — Далеко в Азии; полнометражный; реж. и автор сценария; операторы: Р. Кармен, Г. Блюм; звук: З. Залкинд; музыка: З. Фельдман
1935 — Страна льва и солнца (Персия); Производство: к/с Востокфильм, Межрабпом-фильм; Реж.: В. Ерофеев, А. Головня; операторы: А. Головня, Ю. Фогельман
1937 — XX лет Октября (военный парад и демонстрация трудящихся на Красной площади в Москве 7 ноября); совм. с Ф.И. Киселевым, А.А. Ованесовой, И.Ф. Сеткиной
1937 — Великий праздник (фильм о праздновании в Москве ХХ-ой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции); полнометражный; совм. с Ф.И. Киселевым, А.А. Ованесовой
1937 — Путь открыт (Химкинский речной вокзал. Пароходы идут по каналу Москва-Волга); оператор: В. Соловьев
1937 — Сталинское племя (Физкультурный парад в Москве); совм. с И.М. Посельским, И.Ф. Сеткиной
1938 — В Уссурийской тайге; Производство: Московская и Хабаровская ст. Союзкинохроники; оператор: Н. Лыткин
1938 — Героический перелет (спец. выпуск Союзкиножурнала, посвященный встрече участников беспосадочного перлета "Хабаровск-Москва" на самолете "Москва")
1938 — Люди моря; операторы: Штатланд, Ф. Леонтович
1939 — Героический Китай; полнометражный; реж. и автор сценария
1939 — С. М. Киров; полнометражный; режиссёр; овтор текста:  М. Цейтлин
1940 — Библиотека им. Ленина; операторы: А. Шафран, Д. Плаксин
1940 — Всесоюзная сельскохозяйственная выставка 1940 года; Реж.: В. Ерофеев, Н. Кармазинский; Операторы: М. Глидер, О. Рейзман 

КИНОПЕРИОДИКА:

1935 — 1937 — режиссёр киножурналов "Союзкиножурнал",  "К событиям в Испании", Выпуски №№ 5,6,18 (совм. с М. Слуцким), 20 (совм. с  Н. Кармазинским)

[Страница дополняется материалами]

Библиография

1926 — В.А. Ерофеев. Кино-индустрия Германии (изд.: — М.: Кинопечать)
1929 — По "Крыше мира" с киноаппаратом (Путешествие на Памир) (изд.: — М.: Молодая гвардия)
1986 — А. Лебедев. Один из первых (о В.А. Ерофееве). Жизнь в кино. Ветераны о себе и своих товарищах. Вып. 3 (изд.: — М.: Искусство)
1987 — Г. Прожико. Владимир Ерофеев. Летописцы нашего времени. Режиссеры документального кино (изд.: — М.: Искусство)
1996 — "Когда снимать друг друга будете, не снимайтесь без киноаппаратов..." (изд.: КЗ № 30)
1997 — А.С. Дерябин. Вертов и Ерофеев — две ветви документалистики (Каталог фильмов "Флаэртиана-95") (изд.: — Пермь)
1998 — Владимир Алексеевич Ерофеев (1898 — 1940). Материалы к 100-летию со дня рождения (изд.: — М.: Музей кино)
1998 — Владимир Ерофеев. Три письма из Берлина (изд.: КЗ, № 40)
2001 — "Эта фильма должна быть показана первым экраном". АРРК. 21 февраля 1929 года. Просмотр картины "Афганистан" Публ. и комм. А.С. Дерябина (изд.: КЗ, № 54)
2001 — А.С. Дерябин. "Наша психология и их психология — совершенно разные вещи". Владимир Ерофеев и советский культурфильм 1920-х годов (изд.: КЗ, № 54)

Цитаты

[…] Немой кинематограф, хотя и ставил на пути документального фильма ограничения и барьеры в создании выразительного образа современности, вместе с тем оставил истории кино широкую панораму различных стилистических направлений, проб и поисков возможностей документального «взгляда» на жизненный материал.
[…] В одних случаях путь лежит от авторской идеи и материал, дробясь на отдельные яркие символические образы, служит пластической иллюстрацией ведущего тезиса.
В иных случаях мы встречаемся с большей привязанностью к самому жизненному материалу, со стремлением сделать «единицей документальности» не отдельный кадр, а систему кадров, образующих эпизод.
В этом условном делении того калейдоскопа стилистических направлений, которые нам дают 20-е годы, Владимир Алексеевич Ерофеев занимает позицию, связанную с — назовем его «аналитическим» — подходом к жизненному материалу. Он был последовательным сторонником самостоятельной выразительности жизненных фактов и явлений И потому все картины Ерофеева этого времени построены не столько на оригинальности декларированной в них идеи, сколько на выразительности самих фактов. Уже в первой съемочной работе — «Крыша мира» — (ей предшествовал опыт монтажа лент из фильмотеки), которая носила, скорее, просветительский характер, внимание режиссера и оператора В. Беляева сосредоточено и на экзотических пейзажах Памира, и на особенностях быта живущих здесь киргизов и таджиков. В фильме «Сердце Азии» — на материале Афганистана — происходит вторжение в обычную форму экспедиционного фильма элементов анализа социальной структуры общества с целью передать диалектику его развития.
Чтобы более полно оценить творческий вклад Ерофеева советскую документалистику, следует обратиться прежде, всего к фильму «К счастливой гавани».
[…] В 1930 году, когда этот фильм появился на экранах, его автору исполнилось 32 года. Для иных современных режиссеров — возраст дебютов. К тому времени Владимиру Ерофеев проработал в кино уже восемь лет. Он начинал, в кинопрессе, куда пришел сложившимся журналистом, редактором ряда газет, военным корреспондентом POCTa . У него уже было 13 лет партийного стажа, в партию он вступил в марте 1917 года. Перед тем как уйти на творческую работу, Ерофеев был редактором «Киногазеты», руководителем книгоиздательства, заведующим фотокиноотделом Советского торгпредства в Берлине.
К 1930 году он уже снял несколько фильмов, преимущественно «экспедиционных» по тогдашней терминологии, — о Памире, об Афганистане, о Германии. Одновременно вышли книги о путешествии с киноаппаратом по Памиру и исследование о киноиндустрии Германии. В это время он снимает первую звуковую документальную ленту, посвященную Олимпиаде искусств 1930 года. На страницах специальной печати регулярно появляются его статьи, касающиеся актуальных проблем развития нового вида кинематографа.
Причина нашего особого интереса к картине «К счастливой гавани» заключается прежде всего в том, что здесь теоретические концепции документального фильма Ерофеева находят наиболее полное воплощение в практике. Не случайно впоследствии, доказывая свою методику документальной съемки, он опирается на примеры из этого фильма.
У фильма не слишком счастливая судьба. Появившись в 1930 году, в пору яростных критических перепалок, он не получил достаточно убедительного критического разбора. Даже газета «Кино» откликнулась лишь заметкой рабкора. И впоследствии в исторических исследованиях эта работа Ерофеева почему-то надолго застряла в числе «фильмов-путешествий».
[…] Картина являет собой новаторскую в основе своей попытку — причем удавшуюся! — попытку создания кинематографического памфлета. Эта столь сложная жанровая форма складывается не только из включения ироничных надписей, но и из всей структуры фильма.
[…] Картина В. Ерофеева представляет серьезное исследование социальных проблем немецкого общества, далекое от спокойной описательности, в ней четко ощущается авторская позиция. В фильме как бы соприсутствуют две интонации: серьезная, сочувственная, с которой рассказано о положении рабочего класса, и ироническая, иногда принимающая гротесковый оттенок в эпизодах, посвященных миру имущих. В первом случае преобладает точность наблюдений и деталей, воссоздающих глубоко верную атмосферу быта рабочих окраин (дети у помоек, рваное белье, руки безработных у биржи труда). Для выражения иронии авторы применяют надписи, вскрывающие скрытый смысл явлений, а также такие чисто кинематографические приемы, как стоп-кадр, изменение скорости съемки, неожиданные монтажные столкновения.
Среди документальных лент того времени рассказ Ерофеева выделяется прежде всего именно конкретностью, точным обозначением географии событий. Фильм привлекает своей обстоятельной повествовательностью, ориентацией на создание целостного впечатления о явлениях жизни немецкого общества. Поэтому особую роль приобретает здесь репортаж, не только информирующий о конкретных жизненных фактах, но и воссоздающий процесс наблюдения. Репортаж как бы подчеркивает достоверность происходящего. Вместе с тем этот прием дает почувствовать авторское отношение к событиям, что передается не только через надписи, но и самим процессом наблюдения через систему пластических акцентов.
[…] Режиссер и журналист, Ерофеев тесно связывал задачи и методы съемки документального фильма со своей практикой. В его работах реализовалась цельная концепция документального кино. В пору большой терминологической разноголосицы Ерофеев настаивал на термине «документальная фильма» как наиболее точном, отражающем природу этого вида кино. Привычные термины — культурфильма, неигровая, хроникальная — носили аморфный или односторонний характер. Как один из веских аргументов против ерофеевского определения выдвигался тезис о фактографической сути документального фильма. Ерофеев отвечал: «Очень ходячее возражение против документализма основывается лишь на том, что термин „документальная фильма“ истолковывается как „протокольная“ фильма или, вернее, как серия диапозитивов» [Пролетарское кино. М., 1931, № 2—3].

ПРОЖИКО Г. Владимир Ерофеев // Летописцы нашего времени. Режиссеры документального кино. М., 1987.