Киноаппараты «Дебри»

Журнал «Техника и технологии кино» № 4, 2007 год.

18.09.2019


Автор:
Дмитрий Масуренков

Масуренков Дмитрий Иванович (род. в 21 декабря 1939 года). В 1952 году окончил ВГИК. Оператор студии "Центрнаучфильм". Оператор более 200 научно-популярных фильмов. Удостоен звания «Лауреата Ломоносовской премии 1 степени».

Опубликовано: Журнал «Техника и технологии кино» № 4, 2007 год. На фото: Снимает Николай Самгин. Кинокамера "Дебри" (фото из семейного архива дочери Н. А. Самгина — Ольги Николаевны).

По прошествии чуть более десяти лет после публичной демонстрации братьями Люмьер своего нового изобретения кинематограф стал не только самым массовым зрелищем, но и породил абсолютно новую индустрию — кинопромышленность. Бурно увеличивающееся производство потребовало создания мощной материальной базы, в том числе специализированной кинотехники и аппаратуры для съемок.

Первые съемочные киноаппараты для пионеров кино делали по индивидуальным заказам механики-виртуозы. Это были штучные изделия собственной конструкции, где каждая деталь изготавливалась вручную. Между тем для развития и расширения кинопроизводства требовалось наладить относительно массовый, серийный выпуск киноаппаратуры. Правда, массовое по отношению к съемочной аппаратуре понятие относительное, речь могла идти о производстве не десятков тысяч, а о сотнях или в лучшем случае тысяче киносъемочных аппаратов. Кинокамера всегда была изделием точной механики и требовала для изготовления и сборки немалого времени и ручного труда.

Массового производства можно было достигнуть только за счет унификации и стандартизации большинства деталей аппарата.Одним из первых, кто наладил серийное производство киносъемочной аппаратуры в Европе, был Шарль Патэ. Интересы его фирмы распространялись главным образом на производство фильмов.

В пригороде Парижа он основал киностудию с кинопавильонами и лабораторией по обработке пленки, печати копий и даже раскрашиванию их по трафаретам. Но одновременно фирма «Патэ» производила кинопленку и кинотехнику, в том числе и киноаппаратуру. Широкое распространение во всем мире, в том числе и в России, получил серийно выпускаемый с 1912 года киноаппарат «Патэ-индустриаль». За огромные деревянные кассеты, расположенные сверху, за ним закрепилось прозвище «Верблюд». Аппарат был громоздкий, капризный, не очень удобный в управлении, но долгое время сколько-нибудь серьезных конкурентов у него не было — другие фирмы выпускали аппараты только в единичных экземплярах.

В 1908 году парижский механик Жорж Дебри, владелец маленькой фирмы, специализировавшейся на производстве машин для перфорирования кинопленки, выпустил свой первый съемочный аппарат, который получил название «Парво» модель «А». Как большинство тогдашних киноаппаратов, он снабжался единственным объективом, имел деревянный корпус и обтюратор с неизменяемым углом открытия. Но в нем, в отличие от выпущенных прежде, впервые использовалась принципиально новая кинематическая схема. Все предыдущие создатели аппаратов — от Люмьера до Патэ — конструировали их по однопоточной схеме движения пленки: в процессе съемки пленка, двигаясь из подающей кассеты в приемную, хотя и образовывала несколько плоских петель, находилась в одной плоскости. В аппарате «Парво» пленка двигалась в трех плоскостях. Выйдя из кассеты, пленка попадала на подающий зубчатый барабан, затем делала геликоидальную (перекрученную) петлю, т. е. поворачивалась под углом 90o, проходила вертикальный фильмовой канал, вновь делала геликоидальную петлю, и, попав на приемный зубчатый барабан, наматывалась на бобину приемной кассеты. Для удобства зарядки передняя стенка камеры с обтюраторным узлом откидывалась. Такая кинематическая схема позволила разместить подающую и приемную кассеты не снаружи — сверху или сзади корпуса аппарата, а внутри, по бокам, что сразу уменьшило его габариты. Формой аппарат стал походить на небольшой ящик с объективом на передней стенке. Механизм камеры собирался на металлической ферме, а кассеты емкостью 120 м изготавливались из алюминия. Хотя критики подобной кинематической схемы предостерегали потребителей, что геликоидальные петли будут вызывать постоянные обрывы пленки, особенно при низких температурах, их опасения оказались напрасными, а благодаря меньшим габаритам и массе камера начала постепенно завоевывать рынок. Ж. Дебри стремился усовершенствовать свои изделия, но модели «В», «С» и «Д» оказались неудачными и не составили серьезную конкуренцию «Патэ», да и количество выпускаемых камер было незначительно, а начавшаяся мировая война не благоприятствовала развитию производства киноаппаратуры.

Военные корреспонденты. 1917 год. Фото: Общественное достояние.

Новый этап в развитии фирмы начался после того, как ее главой в 1918 году стал сын Ж. Дебри — Андре Дебри. Фирменный знак предприятия А. Дебри — длиннокрылая птица вскоре становится известным всему миру. Конструкторские идеи этого действительно выдающегося изобретателя, инженера и организатора производства, воплощенные в новые, оригинальные изделия, составили почти полувековую эпоху в истории европейской кинотехники. Фирма под руководством Дебри выпускала многообразную номенклатуру изделий для кино, в том числе и оборудование для обработки кинопленки: машины для проявки и копировки, но наибольших успехов и славы она добилась в производстве киносъемочной аппаратуры.

Наследник Ж. Дебри оставил неизменным название «Парво», но выпущенная в 1923 году камера «Парво Е» во многом отличалась от своих предшественниц. Принципиальная трехпоточная кинематическая схема камеры осталась неизменной, но ее корпус стал изготавливаться из алюминиевого сплава, а наводку на резкость можно было производить через пленку. А. Дебри был одним из первых, кто начал рассчитывать форму и кинематику узлов аппарата, а для деталей камеры использовать новые по тем временам материалы, в том числе пластмассы (текстолитовые шестерни), что позволило уменьшить шум аппарата и достигнуть большей плавности хода.

Почти сразу за моделью «Е» последовали выпуски усовершенствованных моделей «К», «ЖК», а в 1927 году появилась модель «Л», ставшая самой массовой. При кажущемся большом числе моделей у них была единая кинематическая схема, а большинство деталей — унифицированы.

В каждую новую модель вносились конструктивные изменения, которые расширяли функциональные возможности, улучшали качество работы и повышали надежность камеры, делали ее более удобной в обращении. Так, в моделях «К» появился контргрейфер, наводка на резкость производилась по пленке или по матовому стеклу, для этого фильмовой канал отводился в сторону наружным рычагом. В модели «Л» грейферный узел был снабжен прижимной пульсирующей рамкой, что повысило устойчивость кадра. Камерой модели «Л» можно было снимать прямым и обратным ходом с диапазоном частот от 3 до 40 кадр/с. Была предусмотрена и функция покадровой съемки. Угол открытия обтюратора регулировался вручную или с помощью специального автомата наплывов. Гнездо объектива позволяло легко и быстро менять объективы, плавно переводить фокус и регулировать диафрагму наружными поводками. В комплект камеры обычно входило семь объективов с фокусным расстоянием от 25 до 105 мм, а дополнительно предлагался объектив 200 мм. С появлением электромоторов на заднюю стенку камеры был выведен вал, к которому подсоединялся мотор. Фирма выпускала моторы, работающие от аккумулятора и от сети, а несколько позже появился мотор со стабилизированной частотой съемки (24 кадр/с). Для своих киноаппаратов фирма «Дебри» производила серию штативов с панорамной головкой червячного типа. Она управлялась двумя ручками или штангой, имела отверстия для установки суппортов компендиума.

Дополнительно могли поставляться опоры для съемки с низкой точки и большие треноги для съемок с высоты 4…5 м со специальной площадкой для оператора и ассистента. Инженерами «Дебри» был разработан специальный нагрудный штатив-жилет, который с установленной на нем камерой одевался на плечи оператора таким образом, что можно было наблюдать кадр в специальный визир, расположенный сверху киноаппарата.

Кинооператор Марк Трояновский в мультцехе. Москва. 1927 год.

Каждый экземпляр камеры был тщательно собран и в зависимости от модели комплектовался множеством дополнительных аксессуаров. Так, «Дебри Л» снабжался раздвижным компендиумом с фильтродержателями, зонтиком для защиты объектива от световых лучей, комплектом фигурных рамок, вставляемых в фильмовой канал, и другими приспособлениями, которые позволяли создателям фильма и в первую очередь операторам решать немалое число изобразительных и творческих задач. Под свои камеры фирма «Дебри» производила и оборудование для цейтраферных съемок.Были продуманы форма упаковочных чемоданов и футляров для объективов — все те мелочи, которые и составляют удобство в транспортировке и эксплуатации камеры.

Подобное сочетание легкости, надежности, прочности, удобства в работе и функциональной продуманности всех элементов камеры, богатство дополнительных приспособлений позволило «Дебри-Парво» (особенно моделей «ЖК» и «Л») очень быстро завоевать любовь кинематографистов и стать одной из самых популярных во всем мире. С одинаковым успехом она использовалась при съемках художественных и документальных фильмов, безотказно работала даже в экстремальных условиях.«Дебри» требовала более кропотливой и аккуратной зарядки кинопленки, чем однопоточные камеры, но зато приведение заряженной камеры из транспортного в рабочее положение занимало несколько минут — ее нужно было просто поставить на штатив.

Одновременно с выпуском моделей «Парво» фирма «Дебри» производила более простые, облегченные камеры «Интервью» для хроникальных и экспедиционных съемок. Первая модель «Интервью А» имела деревянный корпус и один постоянный объектив. В модели «Б» появилось дополнительное приспособление для крепления насадок на объектив, в «С» — штыковая оправа для сменной оптики, в «Д» — реверсивный ход, в «Е» — мультход, а в «Ф» — счетчик метров и регулируемый обтюратор. Наводка на резкость во всех моделях выполнялась по шкале, а выбор кадра — через простой рамочный видоискатель. В моделях «Интервью» была такая же кинематическая схема, как в стационарных камерах, они имели ту же ящичную форму, но были оснащены лишь самыми необходимыми механизмами. Однако эти модификации не получили широкого распространения — кинематографисты предпочитали хотя и более тяжелые, но более функциональные модели.

Камера «Гранд-Витез»В линейке камер для документальной съемки фирма «Дебри» в 1923…1927 гг. выпускала и портативную камеру «Септ». Правда, это была не собственная разработка, а лицензионная итальянская модель. «Септ» снабжалась единственным объективом, кассета вмещала только 5 м кинопленки, но имела пружинный привод. Камера предназначалась для любительских съемок, но благодаря автономности и малой массе часто использовалась для съемок с рук отдельных репортажных кадров.

Фото: кинооператор Н. Самгин. Рабочий момент съемок конца 20-х – начала 30-х годов (из личного архива дочери Н.А. Самгина — Ольги Николаевны).

Славу фирме «Дебри» принес и выпущенный в 1920 году киноаппарат «Дебри-Парво» модель «Д», более известный как «Гранд-Витез» (в переводе — «большая скорость») — одна из первых скоростных камер с кинематографическим форматом кадра на 35-мм пленке. Выпускаемые ранее аппараты для съемок быстропротекающих процессов могли снимать лишь короткие серии моментальных фотографий, которые невозможно было показывать на киноэкране. В конструкции «Гранд-Витеза» Дебри отошел от своей фирменной кинематической схемы. Понимая, что пленочные петли в трехпоточной камере не позволяют достигнуть высокой частоты съемки, он обратился к однопоточной схеме. Двойной грейфер и контргрейфер обеспечивали удовлетворительную устойчивость кадра, а благодаря тщательной подгонке и балансировке всего механизма диапазон частоты съемки составлял 4…240 кадр/с. Сдвоенные подающая и приемная кассеты емкостью 120 или 300 м быстро устанавливались наверху камеры. В движение аппарат приводился или специальным аккумуляторным электромотором, закрепляемым на штативе, или ручкой с редуктором. Предназначенный для научных исследований «Гранд-Витез» благодаря своей небольшой массе (15 кг), унифицированному с другими моделями гнезду для сменных объективов, стандартным контрольным приборам и возможности установки на киноштатив открыл кинематографистам совершенно новое выразительное средство, которое стали называть «рапидом», «лупой времени», и, по словам В. Пудовкина, сделал возможным показать «время крупным планом».

Фото: "На пароходе «Смоленск». На фото кинооператоры (слева направо): В. МикошаА. Шафран, Н. Самгин, Н. Вихирев, фотограф Петр Новицкий. Арктика". 1934 год (из архива Джеммы Микоши (Фирсовой). Источник: www.russiainphoto.ru.

Кроме серийных киноаппаратов, под руководством А. Дебри по специальным заказам разрабатывались и выпускались и уникальные. Так, для фильма «Наполеон» (реж. А. Ганс) в 1926 году была изготовлена панорамная установка, состоящая из трех синхронно работающих камер. По заказам авиационного ведомства выпускались кинопулеметы, а для американской фирмы «Парамаунт» в 1930 году создана камера для съемки на 65-мм пленку.

Фото: Съемка Государственного музея изящных искусств. Оператор Николай Самгин, режиссёр Ирина Венжер (справа на фото). Июль 1933 год (из семейного архива дочери режиссера  Ирины Венжер — Наталии Яковлевны).

Конструкция и функциональные возможности «Дебри» были для того времени настолько совершенны, что даже в Германии, всегда славившейся своими механиками, по лицензии Дебри сразу несколько фирм стали производить подобные киноаппараты. Копия модели «Е» выпускалась с 1925 года фирмой «Эрнеман», а в 1935…1936 годах, после слияния «Эрнеман» с «Цейсс-Икон», начала производиться модернизированная модель под индексом «ЕЛ», снабженная электромотором.

С 1923 года копию модели «Е» стала под своим фирменным знаком выпускать компания «Аскания». В процессе производства в камеры «Аскания» были внесены некоторые технические изменения. Так, все вращающиеся части снабжались шарикоподшипниками, что облегчило ход камеры и позволяло повысить максимальную скорость съемки до 100 кадр/с, боковые стенки открывались отдельно, имелись дополнительные контрольные приборы, в том числе и указатель открытия обтюратора. На камеру устанавливались наружные видоискатели. Некоторые модели «Аскании» имели револьверные головки с несколькими объективами.

«Дебри» и ее «клонами» — снимались практически все немые европейские фильмы. Можно наугад взять любую фотографию со съемочной площадки и на ней почти всегда будет камера «Дебри».

С приходом звука в кино фирма «Андре Дебри» стала одной из первых, кто, не сворачивая производства своих классических моделей, теперь уже называемых «немыми» или несинхронными, начал выпускать камеры для звукового кино. Причем был налажен выпуск как боксированных синхронных камер, так и камер-микст, в которых в едином блоке были объединены съемочный и звукозаписывающий аппараты. Съемка изображения и запись звука камерой-микст производилась на одну и ту же пленку. Такие камеры предназначались для документальных съемок, где требования к качеству звука были ниже, чем в художественном кино. В качестве съемочной камеры использовалась несколько измененная модель «Л» с длиннофокусным объективом, которая устанавливалась на звукозаписывающий агрегат. Этими камерами и производились синхронные съемки, но широкого применения они так и не нашли. Слишком велик был шум работающей, небоксированной камеры, да и получить одновременно качественную фотографическую фонограмму и изображение на одной негативной пленке принципиально невозможно.

Первой боксированной камерой «Дебри» стала модель «Т». Она представляла собой несколько измененный механизм камеры модели «Л» с 300-метровыми кассетами и двигателем, расположенным под днищем камеры. На камеру надевался отдельный звуконепроницаемый бокс. Киноаппарат получился весьма тяжелым, и для его установки и передвижения был сделан специальный самодвижущийся штатив. Но весьма скоро появилась новая модель синхронной камеры «Супер-Парво» со звукозаглушающим корпусом.

Последней моделью боксированной камеры фирмы «Дебри», выпущенной уже после окончания второй мировой войны, стала камера «Супер-Парво-Колор». Изготовленная на базе модели «Супер-Парво», она имела зеркальный обтюратор, а последние экземпляры позволяли устанавливать анамарфотную оптику. Но эта модель оказалась неконкурентоспособной по сравнению с более легким и удобным «Аррифлексом». Фирма постепенно сворачивает производство съемочной аппаратуры и целиком переключается на производство оборудования для кинолабораторий.

Кинооператоры Дальневосточной студии кинохроники Кушешвили и Борзунин на съёмках. 1939 год. Фото из семейного архива Натальи Суховой (внучки А. В. Борзунина).

В Советском Союзе первые киноаппараты «Дебри» начали появляться в самом начале двадцатых годов. В результате революции и гражданской войны материальная база бывших частных, а затем национализированных советских киностудий оказалась в весьма плачевном состоянии. Остались только полуразрушенные кинопавильоны, а от кинотехники и съемочной аппаратуры почти ничего не сохранилось. Для развития кинопроизводства требовалась новая кинотехника и в первую очередь киноаппаратура. Своей кинопромышленности в Советском Союзе не было, и кинотехника закупалась во многих странах, но основой обновленного парка киносъемочных камер стали аппараты «Дебри» моделей «К» «ЖК» и «Л».

В двадцатые-тридцатые годы в нашем кино эксплуатировались и «Белл-Хауэллы», и «Экелеи», и «Аскании», и даже «экзотические» «Винтоны», но их общее число не превысило нескольких десятков.«Стачка», «Броненосец „Потемкин“», «Мать», «Конец Санкт-Петербурга», «Земля», «Новый Вавилон» — шедевры советского немого художественного кино, которые были сняты «Дебри», можно перечислять бесконечно. Функциональные возможности этих камер и портативность стимулировали творческие поиски и позволяли режиссерам и операторам осуществлять свои самые смелые кинематографические идеи.

Советские кинематографисты одними из первых открыли выразительные возможности ускоренной съемки. В. Пудовкин в фильме «Простой случай» абсолютизировал этот прием, сняв «Гранд-Витезом» целые эпизоды, в которых показал «время крупным планом».

Первые советские звуковые фильмы также снимались аппаратами «Дебри». Для этого были закуплены несколько экземпляров моделей «Т», «Супер-Парво» и камеры «Микст». На отечественных киностудиях предпринимались попытки устанавливать «Дебри Л» с синхронным мотором в специально сконструированный звуконепроницаемый бокс, однако они оказались не очень удачными — была сделана лишь единственная синхронная камера «Союз».

В конце тридцатых годов, с началом выпуска первых советских синхронных камер «КС-1» и «КС-2», экспорт аппаратов «Дебри» для синхронных съемок был фактически прекращен, а несколько позже закупки синхронных камер были переориентированы на американские «Митчелл БНС».

А вот модели «немых» аппаратов «Дебри» продолжили свою службу в художественном кино и после появления звука. Синхронные камеры в то время были слишком тяжелы и громоздки, поэтому все несинхронные съемки чаще всего велись старыми надежными «Дебри». Использовали «Дебри» и для съемок первых советских цветных фильмов способом «двухцветки». Для этого камеру несколько модернизировали: установили две дополнительные кассеты и отрегулировали лентопротяжный тракт и грейферный механизм, чтобы они пропускали две пленки.

Снимает Михаил Кауфман. Кинокамера «Дебри».

В советском документальном кино безраздельное царствование «Дебри», которое началось с начала двадцатых годов, фактически продолжалось до начала Великой Отечественной войны. Этими аппаратами снимались и строительство индустриальных гигантов, и первые колхозы, и ударники пятилетки, и парады на Красной площади, и новый быт, и освоение Севера — все, что теперь называется кинолетописью эпохи. Своеобразной данью уважения к возможностям этого киноаппарата явился ставший классикой фильм «Человек с киноаппаратом» (режиссер — Д. Вертов, оператор — М. Кауфман). Главный герой картины — кинооператор с аппаратом «Дебри», который фиксирует все стороны жизни, интерпретирует ее съемочными приемами и создает кинематографический образ реальности. «Дебри» — образ вертовского киноглаза, видящий и снимающий врасплох мир в его многообразии и изменениях.

«Дебри» был настолько востребованным в документальном кино, что в конце тридцатых годов Московский завод киноаппаратуры приступил к производству аналогичного по конструкции аппарата под названием «Конвас-Хроникон». На его базе была изготовлена и «камера-микст». 

На фото: А. Борзунин ведёт съемку на освобождённой территории. Эсутору (恵須取支庁 ныне Углегорск). Сентябрь 1945 года. Фото из семейного архива Натальи Суховой (внучки А. В. Борзунина).

Аппарат «Дебри» продолжал трудиться и в годы Великой Отечественной войны: как натурный, несинхронный на студиях художественных фильмов, в документальном кино, хотя и весьма ограниченно для съемок на фронте (обычно с длиннофокусной оптикой, так как камера на штативе могла стать прекрасной мишенью), в тылу и для кинодокументации последствий войны.

После войны, до средины пятидесятых годов, «Дебри» оставался основным универсальным киноаппаратом, но его абсолютная монополия была поколеблена. Парк съемочной аппаратуры пополнился трофейной съемочной техникой, в том числе «Асканиями» и «Аррифлексами», поэтому импорт камер «Дебри» практически был сведен к минимуму (закупались лишь единичные экземпляры для изучения и опытной эксплуатации).

На фото (слева направо): кинооператоры Гулин, В. Леншин, В. Мирный, А. Борзунин. Примерно 1949 — 1950 гг. Хабаровск. Фото из семейного архива Натальи Суховой (внучки А. В. Борзунина).

В самом начале пятидесятых советская кинопромышленность освоила производство нового, универсального съемочного аппарата «Родина» модель «КСХ», по функциональным возможностям аналогичного «Дебри», правда, несколько более тяжелого, но зато с зеркальным обтюратором. Камера «Родина» была капризна в эксплуатации, выпускалась в ограниченном количестве, но возможность прямого визирования сделала ее серьезным конкурентом надежному и проверенному «Дебри». В это же время все аппараты «Дебри» подверглись модернизации: непросветленная зарубежная оптика была заменена отечественной, просветленной, а громоздкие фирменные электродвигатели — портативными, сконструированными для «Родины».

На «Дебри» продолжали снимать до начала шестидесятых годов, пока не был налажен массовый выпуск «Конвасов». Этот легкий ручной аппарат с зеркальным обтюратором коренным образом изменил всю изобразительную стилистику кино. «Дебри» перестала отвечать новым требованиям кинематографистов. К тому же появилось поколение цветных пленок с черным противоореольным слоем, которые не позволяли наблюдать кадр через пленку и сделали камеру «слепой». Время легендарного киноаппарата «Дебри» в советском кино закончилось.

Руководитель кафедры операторского ф-та ВГИКа, профессор Анатолий Дмитриевич Головня и Олег Константинович Арцеулов. ВГИК. 1976 год. Фото из личного архива Константина Арцеулова.