РОДОМ ИЗ ЮНОСТИ

Константина Славина представляет кинокритик С.А. Сваровская.

03.03.2019


Автор:
С.А. Сваровская

Сваровская Софья Александровна (родилась в Москве) — киновед, автор телевизионных передач и документальных фильмов. Окончила исторический факультет МГПИ им. А.П. Потемкина (1956) и киноведческий факультет ВГИКа (1966, мастерская Р.Н. Юренева). С 1962 по 1990 гг. работала шеф-редактором, руководителем отдела В/О "Союзинформкино", сотрудничала с телепрограммой "Кинопонорама" и редакцией радио "Маяк". Публиковалась в центральных газетах и журналах. 1980-х начале 90-х годов была главным редактором газеты "Кадр", посвященной проблемам неигрового кино. С 1991 по 2005 гг. работала спецкором и шеф-редактором Российского телевидения. Автор рубрики "Прошу слова". 

Опубликовано: Сборник «Драматурги советского документального и научно-популярного кино» ГК СССР по кинематографии, Всесоюзное объединение «Союзинформкино», 1986 год. Материал к публикации подготовила
И. Никитина.

«В самой природе нашей работы лежит открытие новой темы, человека, характера, в особенности – личности, выражающей время, судьбу поколения, эпоху».
К. Славин

Что же такое драматургия в документальном кино? Скептик или непосвящённый зритель частенько выражает недоумение: разве это настоящая жизнь, если её приходится снимать по  сценарию, подгоняя под заранее созданную литературную основу? В отличие от игрового кинематографа, где, как правило, вся драматургия выстраивается ещё на стадии литературного сценария и уточняется в режиссёрском варианте, в документальном кино этот процесс порой завершается даже не с последней съёмкой, а в момент монтажа фильма. У драматургии документального фильма свои специфические законы творчества, продиктованные именно природой этого вида киноискусства.

Рождение любого фильма начинается с замысла, но его реализация сопряжена порою с нелёгкими длительными поисками материала и выразительной формы. По убеждению Константина Львовича Славина, важная задача сценариста – сделать к фильму «первое вступительное наблюдение» – так например, Сергей Смирнов и Виктор Лисакович придумали «провокацию» с показом героине военных эпизодов, где она была непосредственной участницей событии, и нашли способ проследить за её реакцией (скрытая камера) в кинозале, в результате родился знаменитый, этапный для советского документального кино фильм «Катюша». А толчком к созданию сценария фильма «О чём шумят деревья» для драматургов М. Березка и К. Славина стали рисунки фронтового художника, которые много лет берегла гомельская учительница Л.Т. Дейкун.

В 1944 году, выписавшись из госпиталя, художник оставил их на хранение и обещал вернуться за ними после войны. Только и узнала тогда девушка, что фамилия солдата Козлов, а звать – Гриша. Вот и всё, чем располагали документалисты. А лента «Хозяйка Бранденбургских ворот» родилась от коротенького синхронного эпизода, снятого на развалинах Берлина в 1945 году. В кадре оказалась обаятельная молоденькая регулировщица, которую Константин Славин разыскал через 25 лет. Или импульсом рождения фильма «Новороссийские куранты» послужила необыкновенная воинская судьба Владимира Николаевича Кайды. Он с первым десантом высадился на Малую землю. Отважный солдат четыре месяца сражался на этом пятачке, был тяжело ранен, выжил. Спустя несколько лет на линии обороны Малой земли был поставлен памятник неизвестному матросу, и в нём были запечатлены черты Владимира Кайды. «Человек-памятник» и дал К. Славину и Л. Мазрухо ключ к сюжету фильма «Новороссийские куранты ». Вместе с мелодией самих курантов, каждый час звучащей над городом и написанной самим Д.Д. Шостаковичем.

Но вернёмся к фильму «О чём шумят деревья». Итак, начиная работу над сценарием, авторы знали только имя и фамилию героя будущей ленты. Да ещё вспомнила Лариса Тихоновна слова Гриши Козлова, идущие от сердца: «...Я хочу быть художником... Я хочу рисовать жизнь... я хочу, чтобы все видели её прекрасную, мирную...» Ясно было одно – молодой человек одержимо и увлечённо рисовал. Рисовал на клочках оберточной бумаги, на обложке школьной тетради, на листках блокнота, на картоне, на оборотной стороне немецкой карты... На всём, что попадало под руку. Драматургов поразили эти «сильные, характерные зарисовки людей на войне – портреты, бытовые сцены, случайные встречи, – от них нельзя было отвести глаз».

Впечатление от рисунков, мечты солдата, высказанные вслух, пробудили интерес к судьбе фронтового художника. Решили узнать, где и как он погиб. «Стали запрашивать разные организации, рыться в архивах, искать однополчан Григория Козлова... Два года прошло! А нам всё сообщали, что «старший лейтенант Козлов Г.М. «выбыл», «не значится», «не обнаружен». И его однополчан не находили...»

Тогда авторы решили с помощью спецкора «Известии» по Белоруссии опубликовать несколько рисунков Козлова в газете. И вдруг пошли письма от людей, которых рисовал фронтовой художник. «И нам повезло, – говорит драматург, – нашёлся сам Григорий Козлов! Как дороги кинодокументалисту такие сюрпризы судьбы! Вся история этого удивительного поиска рассказана в фильме.

В самой природе нашей работы лежит открытие навой темы, человека, характера, в особенности – личности, выражающей время, судьбу поколения, эпоху».

Хроникальные кадры сменяют карандашные зарисовки Козлова, судьба которого пока известна только авторам.

Повествование идет по нарастающей. От рассказа Ларисы Дейкун к общению с людьми, которых рисовал Козлов. И, как вспышка человеческой памяти, в экранное повествование врываются кадры солдатских военных дорог. На какой-то из них затерялся герой ленты.

Кульминацией фильма становится встреча Ларисы Дейкун и Григория Козлова. Благодаря неуспокоенности, находчивости и настойчивости кинопублицистов нашёлся Григорий Михайлович Козлов, и почти через тридцать лет состоялось это неожиданное свидание.

Прошлое вторгается в повседневность нашей жизни, заключая порой в себе подлинную драматургию.

— Так, в большом «черноморском» фильме «Корабли не умирают» мы с М. Юдиным и В. Гороховым, – рассказывает Славин, – вышли на довольно широкое сюжетное повествование о жизни моряков, отталкиваясь от судьбы одного скромнейшего рядового теплохода «Львов». Он сумел на войне больше, чем другие, более классные или мощные суда. 3а что и был награждён орденом Ленина... И вот старенький «Львов» – ветеран войны, ветеран труда выходит в свой последний рейс... Что за ним? Что впереди? И эта мысль позволяет развернуть широкую героическую, патетическую, драматическую историю Черноморья – Одессы, Новороссийска, кораблей-работяг, кораблей-бойцов, которые не умирают. Причём почти всей действие развивается в наши дни – в фильме очень мало «чёрно-белых» кадров воспоминаний.

Большинство фильмов, снятых по сценариям К. Славина, посвящены войне. Драматург проявляет интерес к обстоятельствам и человеческим документам, сохранившим атмосферу жизни и поступков особого, как он подчёркивает, героического склада. Тогда, в 45-м, Лидия Спивак стояла на развилке дороги у Бранденбургских ворот. Солдаты с любовью называли её Хозяйкой. Взгляд её радостных, ясных глаз вызывал улыбки на суровых солдатских лицах. Регулировщица прошагала путь от Крыма до самого Берлина. Кинокадры регулировщицы из фильма Ю. Райзмана «Берлин» напечатаны в номере «Огонька», посвящённого Дню Победы. В праздничной сутолоке даже не узнали имя и фамилию. Интересная деталь: сама Лидия Спивак-Овчаренко до съёмок фильма о ней не видела этих исторических кадров победного года. Для неё это стало волнующей встречей с юностью. Кадры военной хроники стремительно сменяют друг друга. И картину дополняют взволнованные воспоминания героини фильма «Хозяйка Бранденбургских ворот». «И хотя из флага немцев не убьёшь, но как важно быстро «расширить» пробку, быстро пропустить технику к передовой. А как коварны военные распутицы и однопутные переправы – это кошмарное дело! Знаете ли вы, что такое пятьсот километров дороги, распределённые между регулировщицами?! Гимнастёрка от пота потрескалась. А шофёры – хорошие в основном ребята, но всё спешат, спешат! Один, помню, не послушался меня, пошел в объезд, так я пробила ему из пистолета баллоны. Это единственный раз, когда стреляла на войне. А так всё флажками воевала...»

"Регулировщица Лидия Овчаренко (Спивак)". Бранденбургские ворота, 1945 год. Кадр из документального фильма "Берлин" (1945). 

Тема женщины в Великой Отечественной мне особенно интересна и дорога в творчестве драматурга Славина. Не скрою, для меня это растревоженная детская память о матери... И я благодарна всем кинопублицистам за их неугасимый, глубокий интерес к неповторимым женским судьбам, к труженицам войны, заслужившим низкий поклон и память нашего сердца.

Идёт бой. От взрывов дымится земля, свистят пули, а молоденькая санитарка тянет на себе раненного бойца. С тяжёлой ношей подползла к траншеям, бережно опустила раненого, перевязала, затем подошла к другому. На этих тревожных кадрах, полных напряжения, звучит приятный, мягкий женский голос: «Тащила я его, тащила, думала, что не вытащу. Но... вытащила всё-таки. Знаете, он совсем молоденький-молоденький. А глаза такие голубые – светлые-светлые. У меня от войны остались – глаза раненых... Ты для него всё... в тебе, девочке, в женщине, которая в тысячу раз слабее, видят... Санитарка для него важнее всего на свете... Подошла к нему, а он говорит: «Ты поцелуй меня, сестрица, – меня ещё никто не целовал...» Я поцеловала его, а он закрыл глаза и спрашивает: «Как тебя зовут?» Я говорю: «Люда», а сама реву... Навидалась я разных смертей, а вот здесь ничего не могла с собой сделать. А он всё шепчет мне: «Люда, Люся, Милочка…» Для Людмилы Родионовой, мечтающей сыграть главные роли, самой главной ролью её юности стало спасение раненых. «Сколько километров я прошла с ранеными по земле… Запах, вкус этой земли – такой солёный, горький, – как его забыть? Война – это предательство перед человеком. Я ненавижу войну!» Надо было разговорить, пробудить старые впечатления этой скромной женщины, чтобы более чем через 30 лет она нам так искренне передала свои ощущения той поры.

Смотришь фильм, и возникает образ прекрасной и удивительной девушки, выполняющей по зову души непосильною работу, под свистом пуль, воем снарядов и бомб, бесстрашно спасающей беспомощных, израненных мужчин.

Фильм идёт к концу. Сколько потрясений, борений в одном человеческой судьбе! Если бы об этом рассказать в игровой ленте, то досужий зритель сказал бы: так бывает только в кино. Но драматургия жизни становится важнейшим элементом документальной кинодраматургии… Бывший командир ненароком узнал в заводском библиотекаре ту самую легендарную санитарку Людмилу Родионову, которую считали погибшей.  Люда тащила на себе раненого и заметила, что стремительно приближается фашистский танк – пытаясь раздавить их гусеницами. Увлечённые охотой за своими жертвами, вражеские танкисты открыли люк, и показалось наглое, смеющееся лицо врага… Как у тех фашистских лётчиков, с бреющего полёта расстреливающих детей и женщин под Мариуполем. Именно это потрясение в своё время повлияло на решение начинающей актрисы добровольно уйти на фронт. И вдруг вновь такая же нахальная физиономия врага… В одно мгновение Людмила вскочила на броню и разрядила пистолет прямо в люк. За этот мужественный поступок ещё в октябре 1941 года Родионова  была представлена к награде. Но только через 32 года ей был вручён орден Ленина, а в газетах написали, как храбрая санитарка уничтожила экипаж фашистского танка. Сама же она ни с кем и словом об этом не обмолвилась. Зато с горечью говорит о самом сокровенном: «Мне так хотелось вернуться на сцену. После войны… заговорили старые раны. Пропали голос, слух, зрение даже. И сцену пришлось оставить. Вот вам и главная роль».

Главная роль на земле каждого из нас прежде всего быть Человеком. Именно о таких людях и ведёт экранный рассказ драматург Константин Славин вместе с режиссёрами, снимающими фильмы по его сценариям. Для него открытие человека – всегда открытие определённого пласта жизни, играющего решающую роль при рождении драматургии кинопроизведения. К таким незаурядным, запоминающимся личностям относится  Николай Алешичев («Корабли не умирают», 1965), лётчики братья Коккинаки («Большой полёт», 1968), кинооператоры В. Орлянкин, Н. Быков, М. Сухова, В. Сущинский («Рядом с солдатом», 1975), доменщица Шуранова («Тыл, ковавший победу», 1975), инженеры М. Недужко и Г. Петренко, токари Г. Борткевич, Л. Степанова («Всего дороже», 1981) и многие другие герои эпопеи «Великая Отечественная», этот список, естественно, можно продолжить.

Константин Львович Славин – один из преданных документальному кино драматургов, создавший более семидесяти сценариев. Окончив в 1948 году сценарный факультет ВГИКа, он готовился работать в игровом кинематографе. Ещё на институтской скамье К. Славиным было написано несколько сценариев игровых фильмов, но по разным причинам, главной из которых был период «малокартинья», в производство они не шли. Лишь сценарий короткометражного художественного фильма «Зимняя сказка», написанный совместно с В. Капитановским, был поставлен режиссёрами С. Ростоцким и Ю. Егоровым в качестве учебной работы. В последующие годы Константин Львович Славин полностью отдался работе в документальном кино. Сегодня он приходит к выводу, что наступило время работы кинодраматургов «на стыке» документального и игрового кино. По его мнению, это очень перспективная форма, ждущая своих авторов и режиссёров.

В истинном произведении документального кино обращает прежде всего на себя внимание авторская позиция, которая реализуется благодаря определённому, точному отбору материалов. При выборе тем, проблем, героев для всякого художника немалую роль играет его жизненный опыт, гражданский темперамент, человеческие интересы и привязанности и ещё множество свойств характера, присущих творческой личности. Константин Львович подтвердил мои предположения.

— Фильмы, в создании которых я принимал участие, рождались прежде всего их моих жизненных интересов и пристрастий. Один фильм как бы рождал другой. Мне интересен наш век. Отсюда поиск документов, исторических личностей и людей из близкого прошлого. Прежде всего – это война, люди войны, образ войны. У меня нет почти ни одной картины, где не разрабатывалась бы эта тема. Затем – это история и современность. В фильме «Алый парус Парижа» мы с М. Хуциевым хотели увидеть эпоху Парижской Коммуны через жизнь современного Парижа, его заботы, тревоги, надежды. Историко-публицистический фильм «Весна человечества» посвящён рождению Коммунистического манифеста, но строился он как политический  памфлет на жизнь современного капиталистического общества. Именно эта часть наиболее сильна в картине. Написать сценарий не трудно. Во всяком случае мне. Трудно сделать то, то я называю первым вступительным наблюдением, то есть найти ключевой исток, исходный жизненный момент… Авторство в документальном кино, как уже говорилось, проявляется в самом отборе и сопоставлении фактов. Жизнь в процессе съёмок обязательно вносит свои коррективы в сюжет и композицию ленты. Профессиональный сценарий всегда должен предполагать стихийное вторжение действительности, в противном случае это лишь документ для запуска фильма. Как, скажем, готовясь к съёмкам фильма «Корабли не умирают», мы могли предусмотреть гибель нашего судна «Умань» и встречу в Одессе другого судна с гробами погибших? Но всем своим строем сценарий был нацелен на драматическое событие… Когда работали над фильмом «Рядом с солдатом», внезапно дала о себе знать женщина, видевшая оператора Быкова за несколько часов до гибели. Она его и хоронила. Мы сняли с ней и другими фронтовыми товарищами Быкова живой и трогательный эпизод. Сообщил о себе и бывший шофёр замечательного советского кинохроникёра, героически павшего в боях под Бреслау – Владимира Сущинского. И шофёра мы тоже сняли в этом фильме.

В документальном кино личная судьба кинопублициста, как правило, играет решающую роль в творческом процессе.

— И если говорить о своей авторской нотке, о какой-то искренней личностной интонации.. то для всякого, кто работает в документальном кинематографе по призванию, это прежде всего внутреннее, пережитое, выношенное ощущение времени. Это глубоко запавшее в душу впечатление от человека, события, факта, а то и вообще острое ощущение атмосферы, соответствующей состоянию твоей собственной  души. Нужно быть свидетелем, а лучше участником важных событий, самому их пережить, испытать их воздействие…

Кинодокумент как самый убедительный, правдивый свидетель времени открылся мне в кадрах военной кинохроники, вошёл в мою работу с первым новороссийским фильмом.

Почему Славин подчёркивает, что для него настоящее постижение профессии, понимание её истинной природы пришло с работой над фильмом «Новороссийские куранты» (1963), который снимал режиссёр Леон Мазрухо? Ведь до этого на его творческом счету было уже много фильмов. И среди них была картина «Они водрузили Знамя Победы» (1960, сценарий написан совместно с Б. Добродеевым). Казалось, такая благодарная тема, а фильм, по мнению К. Славина, не совсем удался.

— Мы не смогли в полной мере рассказать о судьбах героев рейхстага в послевоенное время, потому что сложились они далеко неблагоприятно и даже драматично. Преодолеть инерцию мышления людей, корректирующих действительность с редакторским карандашом в руках, нам не удалось.

Непростительно, когда вторгаются в авторский замысел с одной только целью – сгладить рассказ, подверстать под привычную схему. Постановочные коррективы и по сей день приносят вред нашему кинематографу, а главное – извращают природу документального кинопроизводства, сам его дух.

Этот вывод драматурга, безусловно, логичен и справедлив. Юность Константина Славина упала на войну. В Новороссийске он вырос и сделал первые шаги в журналистике. Жарким летом 1942 года будущий драматург стал очевидцем внезапного налёта фашистских самолётов на порт. Был затоплен прямо у пирса героический «Ташкент», который пришёл из Севастополя под шквалом вражеского огня. Позднее этот героический рейс историки назовут «огненным». В считанные минуты эсминец был затоплен, рядом сгорел пассажирский теплоход «Украина», были разбиты другие суда, пострадали причалы. К. Славин и не подозревал, что операторы Ростовской кинохроники сняли этот варварский налёт. И уж совсем было ему неведомо, что спустя десятилетия с одним из мужественных фронтовых операторов, талантливым кинопублицистом Леоном Мазрухо он создаст фильмы о родном городе: «Новороссийские куранты», «Возвращение в Новороссийск» (1979) и «Большой полёт», о прославленных лётчиках братьях Коккинаки, которые тоже выросли в этом героическом приморском городе. Именно Л. Мазрухо познакомил К. Славина с фронтовой хроникой Новороссийска.

«Факт – это основа, почва и хлеб документального фильма». Именно через цепь фактов и событий автор выявляет истину явления или человеческий характер. «Так, для фильма «Хроника без сенсаций» (1966), – размышляет К. Славин, – факты отбирались таким образом, чтобы зритель уловил диалектику жизни в её движении и, если хотите, исторических парадоксах». То, что вчера было сенсацией – первый трактор, первый автомобиль, первый агитпоезд – сегодня воспринимается обычно, лишь вызывая добрые чувства. Может быть, в будущем и первые космические полёты не пробудят ничего, кроме естественного любопытства, а ведь это истинная сенсация XX века. «Хроника без сенсаций», созданная в содружестве с режиссёром Виктор Лисаковичем, имела большой успех.

Этот фильм  память о нашей истории, когда определённое время рождало своих героев и оставляло в жизни страны незабываемые вехи в виде уникальных свершений.

Автор всем строем картины утверждает, что всякий кадр, снятый когда-либо, становится историей нашей жизни, надо только его высветить, найти ему должное место в кинопублицистике, и он обретает своё истинное историческое звучание. Именно в этом была заключена драматургическая особенность ленты «Хроника без сенсаций».

…С экрана на нас смотрит зорко и настороженно Лев Толстой. Он был одним из первых героев кинематографа, Когда Толстой впервые пришёл в кинотеатр, он со свойственной ему прозорливостью по достоинству оценил документальный кинематограф: «Теперь мы можем запечатлевать русскую жизнь такой, как она есть на самом деле. Нам теперь не нужно придумывать историю». Ни на минуту авторы не дают нам забыть, что главное в истории – Человек. Фильм – короткий по метражу, но образный, ёмкий по смыслу и увлекательный по содержанию. «Оператор, – утверждает фильм, – доверенное лицо эпохи. Он собирает историю. Вот так – по крохам. По кадрам. И в будничных и, бывает, неожиданных, даже исключительных обстоятельствах». Оператор всегда в поиске кадра, факта, события, человека. «На войне, в поворотный час истории, иногда идут на смертный риск и меньше всего думают поразить сенсацией». Женщина-оператор снимает проход танков. Из окна дома оператор ведёт съёмку уличного боя. Раненного оператора кладут на носилки, рядом лежит его аппарат. Через весь фильм проходит образ оператора, благодаря повседневной, самоотверженной работе которого теперь нам не нужно придумывать историю… Многое из того, что мы увидели, просто нельзя придумать.

«Хроника без сенсаций» – это не только история в кадрах, но и гимн труду кинохроникёра, чьими усилиями создаётся кинолетопись нашей страны. «То, что вы видите, – заканчивают авторы, – всего лишь частица работы советских документалистов. Обыкновенная хроника… Без сенсаций. Съёмки продолжаются!» На мой взгляд, «Хроника без сенсаций» для драматурга Славина – выражение творческой позиции кинопублициста.

Съемочная группа «ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ» (НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА)". На фото сидят (справа налево): режиссер Тенгиз Семенов, композитор Род Маккьюен (Rod McKuen), режиссер Игорь Григорьев; стоят (справа налево): главный редактор Евгений Козырев, кинодраматург Константин Славин (четвертый справа). Источник фото: сайт Игоря Григорьева.

Открыв для зрителя тему трудового мужества кинохроникёра, Константин Славин продолжит её развитие и в других своих фильмах. Целиком посвящён этой теме фильм «Рядом с солдатом», который комментировал Роман Кармен, отчего картина приобрела личностную, удивительно достоверную интонацию и глубину. Кармен сам прошёл дорогами войны от Москвы до Берлина, и ведя свой рассказ, вглядываясь в лица своих товарищей, не вернувшихся с полей сражений, он как бы заново проживает военное прошлое, вновь шагая вместе с солдатом. Это была великолепная авторская находка, придавшая картине «Рядом с солдатом» особую, теперь смело можно сказать, историческую ценность. «Вот мы и пришли в Берлин, завершая долгий путь сражений у стен Мадрида, – скажет Р. Кармен. – …Почему нам всё-таки удалось снять войну, что называется впритык? Да потому, что дорога у оператора и солдата всегда была одна».

Константин Славин несколько десятилетий дружил с Романом Карменом, много с ним работал. Учитывая постоянный интерес драматурга к теме войны, Роман Кармен, задумывая эпопею, естественно, первым привлёк к работе Славина. Кармен считал работу над сериалом «Великая Отечественная» самой важной в своей жизни. Он прекрасно понимал, что правда о «неизвестной войне» вызовет широкую реакцию. Мировая прогрессивная печать высоко оценила эту работу кинопублицистов. Одна из американских газет писала: «Хоть тень смерти всё время присутствует на экране, это и дань мужеству. Именно на этой необъятной, суровой земле были похоронены мечты Гитлера о господстве над Россией, как это случилось с Наполеоном 130 лет назад. И если бы Гитлер не увяз там, в России, никто не знает, как изменился бы ход мировой истории…» «Можно только горевать о том, что Р.Л. Кармен не прочитал этих строк, – с сожалением замечает К.Л. Славин. – Роман Лазаревич мечтал снять автобиографическую ленту, но не успел. Он хотел рассказать не только о себе, а главное, самое важное о пережитом – и о человеческих встречах и общениях».

Выполняя свой дружеский долг и движимый самыми светлыми чувствами к Р. Кармену, драматург К. Славин написал сценарий фильма, рабочее название которого «Интервью с Романом Карменом». Сценарий состоит из нескольких новелл, где главный герой сам комментирует «ленту своей судьбы», благо сохранилось много выступлений режиссёра, его рассуждений, воспоминаний по разным картинам, записанных Славиным при жизни Р. Кармена. В 1986 году, 29 ноября Р.Л. Кармену исполнилось бы 80 лет. К этой дате его соратники, режиссёры по работе над «Великой Отечественной» – С. Пумпянская, Т. Семёнов и И. Григорьев – делают фильм о нём [в 1987 году на ЦСДФ вышел полнометражный документальный фильм "Роман Кармен, которого мы знаем и не знаем"; автор сценария: К. Славин; реж.: И. Григорьев, С. Пумпянская, Т. Семёнов; — прим. ред. #МузейЦСДФ].

— По своей авторской форме он мне видится как сегодняшнее, главное, волнующее интервью с Романом Карменом, – говорит драматург. – Интервью, из которого на экране предстанут не только события, не потерявшие своей эпохальной первозданности, не только герои, которых он навсегда оставил на киноплёнке, не только люди, которых он знал, любил, ненавидел. Интервью с Карменом – это сам смысл его человеческой и кинематографической судьбы, события его жизни, сама его душа.

Заканчивая разговор, хочу остановиться на важном  свойстве творчества К. Славина и вообще – работы кинопублициста. Трудные послевоенные годы отличала одна особенность, которую авторы сериала «Всего дороже» точно уловили и сделали лейтмотивом многих эпизодов. Я имею в виде тему солидарности, отзывчивости и доброты. Несмотря на собственные горести, скудный быт, выматывающий труд, люди сороковых годов находили духовные ресурсы, чтобы помогать другим. Тема сопричастности чужому горю присутствует во многих фильмах, созданных по сценариям К. Славина. Такой нравственный аспект в кинопублицистике сегодня чрезвычайно важен и имеет непреходящую ценность, особенно для подрастающего поколения.

Вот замечательное свидетельство, касающееся нравственных принципов работы в кинодокументалистике, полученное К. Славиным и И. Гелейном во время съёмок фильма «Рядом с солдатом» от режиссёра из ГДР Иохима Хельвига: «Два кадра, которые я использовал в своём фильме «Дневник Анны Франк», я особенно запомнил. Это кадры освобождения концлагеря Аушвиц (Освенцим) Советской Армией. Я никогда не забуду, как вывозят детей, протягивающих ручонки с вытатуированными номерами концлагеря… А другой кадр был снят американскими операторами в Берген-Бельзене – там было показано, как американские бульдозеры свозили сотни и тысячи трупов в братские могилы. Да! Оба кадра ужасны… Но, кроме того, они раскрывают различные позиции тех, кто их снимал. Советские кадры полны сочувствия, сострадания, возмущения, американские – не более чем хладнокровный репортаж, лишённый какого-либо внутреннего участия… и правду, как бы она ни была жестока, нужно снимать с высоких нравственных позиций». Это наглядный пример нравственного потенциала, заложенного в творчестве советских кинопублицистов, силу которого мы зачастую просто недооцениваем.

Правильно заметил недавно Чингиз Айтматов, что «мы сами, наверное, виноваты в том, что происходит с неоперившейся, юной частью общества… Издержки нравственного воспитания, отсутствие высокой внутренней культуры приводит к потребительству, иждивенчеству, вещизму, когда во главу угла ставится материальный фактор, когда духовный потенциал приближается к нулевой отметке».

«Твоё щедрое сердце» (1967) – так назывался фильм, снятый известным режиссёром Ефимом Учителем по сценарию К. Славина. В названии этой ленты заключён принцип выбора драматургом своих героев – людей, которых отличает прежде всего гражданская активность, широта характера, широта души и сердца. Истинное документальное кино в лучших своих произведениях доступными средствами пытается разбудить разум и душу человека. Люди, преданные документальному кино, каким, безусловно, является Константин Славин, убеждены, что они работают для человечества. Для потомков наших.