03.10.2016

Редактор сайта #МузейЦСДФ. В 1980 1990 — администратор, директор съёмочной группы, редактор Производственно-творческого объединения № 1 ЦСДФ.

Вспомнила одну историю во времена моей работы на Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ) — поход в Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ)...

Лето 1989 года. Перестройка в самом разгаре. На ЦСДФ выходят перестроечные фильмы: "Возвращение" и "Афганский сонник" (оба реж. Т. Чубаковой) — о ребятах, вернувшихся из Афганистана, "Предел" (реж. Т. Скабард) — о женщинах-алкоголичках, "Чёрный квадрат" (реж. И. Пастернак) — история советского авангарда, "Группа товарищей" (реж. М. Ляховецкий) — о судьбах творческой интеллигенции в "эпоху застоя", "Колокол Чернобыля (реж. Р. Сергиенко) — о катастрофе на Чернобыльской АЭС,  "Откровение" (реж. А. Кибкало) — о лидерах "Демократического союза"  и другие.

Режиссёр Мария Николаевна Гаврилова (на студии её звали Муся) снимает два короткометражных фильма о В.И. Ленине по заказу музея вождя. Консультанты фильмов, они же научные сотрудники музея, были очень доброжелательны, чувствовался ветер перемен… предстоящей бури ещё никто не ожидал. Работники музея рассказывали интересные подробности из жизни Владимира Ильича, например, у него в Швейцарии был сын. Этот белокурый мальчик, похожий на Володю Ульянова, впоследствии стал ученым и т.д. Несмотря на провозглашение в стране политики гласности, в фильм этот и другие интересные факты из жизни вождя не вошли. И это вполне понятно.

Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ) при ЦК КПСС.

Не найдя нужных архивных материалов в Красногорском архиве, мы поехали, а вернее пошли с Гавриловой на Кузнецкий мост в Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ) при ЦК КПСС, благо, что от Лихова переулка, где располагалась в те годы ЦСДФ, до Столешникова было минут 10 ходьбы. В институте мы провели несколько часов в поиске нужных фотографий, наступил обеденный перерыв, и тут сотрудники архива предложили нам пообедать в их столовой. Мария Николаевна была человеком скромным, стала отказываться "мол, вернёмся на студию, там и пообедаем", а я принялась её уговаривать остаться. Что-то внутри мне подсказывало, надо приглашение обязательно принять.

После недолгих раздумий она всё же согласилась. В сопровождении одной из сотрудниц мы проследовали в столовую, которую с лёгкостью можно было бы назвать уютным ресторанчиком в самом современном понимании. В столовой ИМЛ было необыкновенно чисто — столы покрыты белыми скатертями, белая фарфоровая посуда и столовые приборы из нержавейки (в обычных столовых были алюминивые приборы, ножей не было вовсе, а тарелки обычно были с отбитыми краями).

Здесь надо сделать небольшое отступление для тех, кто никогда не был на ЦСДФ и, следовательно, не имел удовольствия в нашей столовой обедать. Столовая ЦСДФ, впрочем, как и столовые других советских учреждений, являлись благодатной средой обитания совкового общепита. То ли дело спецстоловые и спецбуфеты Кремля, ЦК КПСС, обкомов и райкомов, для обычного человека недоступная роскошь. 

Когда та или иная съемочная группа выезжала на так называемые «правительственные съемки» в Кремль или КДС (Кремлёвский дворец съездов), то нам, рядовым сотрудникам студии, кое-что перепадало (лично меня угощали ассистенты операторов) с барского плеча, а вернее с барского стола спецбуфетов – это и сосиски из натурального мяса без добавления «туалетной бумаги», как тогда шутили, а также чудесные пирожки с различными начинками. За последние 20 лет об этом уже много написано и сказано. Замечу только, что через несколько лет по роду работы мне приходилось бывать, следовательно, и обедать, в различных столовых Аппарата Правительства и Администрации Президента, но такого высочайшего качества продуктов, которыми кормили сотрудников ЦК КПСС на Старой Площади в годы так называемого застоя, там уже не было…

В 1989 году столовая ИМЛ была своеобразным примером качества жизни его (института) сотрудников. Правда, ассортимент был не слишком разнообразным, но это был удивительный ассортимент... маслины и оливки в маленьких вазочках (в те годы большая редкость), свежайшая таллиннская полукопченая колбаса (считалась деликатесом), порезанная большими порционными кусочками, были восхитительны, а ещё предлагалось воздушное пюре и бефстроганов из говяжьей печени. Стоило всё это счастье копейки в прямом смысле. Мария Николаевна взяла бефстроганов с пюре и колбасу, при этом заплатив за всё порядка 60-ти копеек, а я добавила ещё и маслины, заплатив уже 80 копеек. Брали ещё десерты, но точно не помню, что именно, кажется взбитые сливки. 

Распрощавшись с гостеприимными работниками ИМЛ, мы вышли из здания и молча направились в сторону ЦСДФ. Мария Николаевна было мрачнее тучи. В районе Петровки 38 у неё вырвалось: "Не понимаю, за что мы боролись все эти годы...". Мария Николаевна была настоящей коммунисткой и честным человеком. И ей было сие непонятно... В столовой ЦСДФ нельзя было пообедать меньше, чем за 1-1.2 руб. да и то без маслин, таллиннской колбасы и аппетита…

На фото: оператор Игорь Осипов, режиссёр Мария Николаевна Гаврилова. 80-е годы. Фото из личного архива Игоря Осипова.


Материалы по теме