Фильм:
Остров Сахалин
(год выпуска – 1954)

Тип фильма:
Полнометражный фильм
(5 частей, хронометраж – 00:45:21)

Категории:
География, Колхоз, Природа, Сельское хозяйство, Труд, Экономика

Ссылка на РГАКФД (20525)

О фильме

Съёмки фильма проводились по всей области — от мыса Погиби до Анивского залива — с февраля по октябрь 1954 года.

В них было задействовано 5 операторов, которые почти одновременно в разных уголках области снимали сюжеты об оленеводах, геологах, рыбаках, угольщиках, лесниках и просто о жизни острова и его природе. Съёмочной группе приходилось путешествовать по Сахалину на оленьих упряжках, лошадях, самолётах, автомобилях, морских судах и просто пешком.

 

 

 

В фильм вошли кадры: парусная шхуна "Горизонт" и теплоход в Татарском проливе; город Южно-Сахалинск; летнее стойбище оленеводческого колхоза "Вал"; хозяйство колхоза имени Калинина Анивского района, организованного переселенцами из Курской области;открытые разработки каменного угля в районе посёлка Вахрушев; город Александровск-Сахалинский; дом в котором проживал писатель А. П. Чехов в 1860 - 1904 годах в период пребывания на острове Сахалине; пожар в сахалинской тайге; бумажный комбинат в устье реки Поронай; нефтепромысел Эхаби-Восточный; рыболовные суда в море на промысле; производственные процессы в цехе консервного завода; переработка крабов в цехе корабля-крабозавода; птичий базар, лежбище котиков на острове Тюлений; вид острова Сахалин с самолета.

В 1955 году фильм участвует в программе короткометражных фильмов Каннского кинофестиваля. 

СОЗДАТЕЛИ ФИЛЬМА:

Режиссёры: Василий Катанян, Эльдар Рязанов
Операторы: Л. Панкин, А. Кочетков, Н. Шмаков, И. Гутман, Г. Серов
Сценарий: И. Осипов, М. Трояновский
Текст: А. Марьямов
Читает: Е. Тэн, Л. Хмара
Композиторы: Р. Бунин, С. Разоренов
Звукооператор: И. Гунгер
Ассистент режиссёра: И. Егорова
Директор картины
Б. Чижов

Награды

1955 — Премия Международного кинофестиваля в Брюсселе

Цитаты

В 1954 году мне и режиссеру Василию Катаняну, моему однокашнику и другу, предложили сделать фильм об острове Сахалин. Мне всегда нравились люди необычные, события из ряда вон выходящие, где проявлялись незаурядные качества людей, их мужество, воля, самопожертвование, дружба, и я с удовольствием взялся за работу над фильмом о далеком восточном острове.
Приехав на Сахалин и осмотревшись, мы узнали, что год назад в море случилось интересное событие: рыболовецкое судно было затерто льдами. На помощь рыбакам поспешили самолеты. На парашютах команде корабля сбрасывали мешки и ящики с продуктами, взрывчатку, письма родных. Взрывами рыбаки проложили себе дорогу во льдах и вышли в чистые воды, на свободу.
Мы решили, что подобный эпизод просто необходим для картины. Но поскольку такие истории встречаются не каждый день, нужно воспользоваться методом «восстановления факта», то есть инсценировать этот эпизод.
Будучи режиссерами молодыми, энергичными, мы принялись за организацию съемок. На рыбацкое судно (конечно, другое, не то) сел оператор Леонид Панкин, и оно отправилось в Охотское море искать льды.
Первым делом кинооператор попросил рыбаков не бриться. Несколько суток искали и наконец нашли большое ледяное поле. Корабль добровольно втерся в самую его середину. В Южно-Сахалинск радировали, что первая часть операции выполнена благополучно: судно в ледяном плену. На двух самолетах наша киногруппа отправилась к месту происшествия. Предполагалось, что с одного самолета кинооператор снимет общий план льдов и все спасательные операции, с другого — сбросят мешки и ящики на парашютах.
Мешки и ящики, естественно, набили опилками, ведь продуктов на корабле было вдоволь. Но чтобы оправдать перед зрителем кадры, которые первый оператор снимет на судне, требовалось показать, что с парашютом на лед опустился и сам кинооператор. Иначе откуда взялись бы кадры, снятые на корабле? Сбрасывать человека на льдину, которая дрейфовала в море, опасно. Мы как-то не хотели рисковать жизнью кинооператора Александра Кочеткова и нашли другой выход.
У портного в Южно-Сахалинске купили манекен. Купили на свои деньги, так как сметой эти расходы не предусматривались. Одели манекен в казенный полушубок, привязали валенки, прицепили парашют. Теперь кукла, изображающая кинооператора, была готова к выполнению задания.
Когда мы подлетели к ледяному полю, то увидели в середине черную точку — маленький кораблик, затерянный во льдах. Дубли делать нельзя — кукла у нас только одна и парашют тоже один. Поэтому требовалась четкая организация. По рации наладили двустороннюю связь. По моей команде операторы включили камеры и с самолета выбросили чучело на парашюте.
А дальше в монтаже эпизода следовали кадры, снятые оператором, который с самого начала находился на корабле. Подразумевалось, что сразу же после приземления на льдину оператор начал фиксацию событий. Небритые рыбаки бежали к ящикам и мешкам, вскрывали их (конечно, другие ящики), доставали продукты, спирт, консервы, письма. Моряки приветственно махали летчику, который кружил над кораблем.
Самолеты улетели, и оператор Леонид Панкин, который находился на судне с самого начала, заканчивал съемки на ледяном поле. Он снял, как закладывают взрывчатку в лед, взрывают в нем траншею, как рыбацкий сейнер выходит в чистые воды, в океан.
Получился эффектный эпизод о взаимовыручке, взаимопомощи летчиков и моряков, в документальности которого никто не усомнился. Так что «лакировать действительность» и «восстанавливать факты» оказалось непростым делом, оно тоже требовало своего «мастерства».
Дальний Восток в какой-то степени удовлетворил мои романтические, джек-лондоновские наклонности. Я охотился на китов с китобоями. Бродил по тундре с геологами и оленеводами. Тонул на краболовном разведчике. Спускался в кратер Ключевской сопки с вулканологами. С рыбаками ловил сельдь. С краболовами ставил сети на крабов. Вместе с пограничниками преследовал нарушителей границы... Дальневосточные экспедиции были счастливым периодом моей жизни на хронике. Каждодневная же работа над киножурналами и выпусками новостей после возвращения с Дальнего Востока невольно толкала к стереотипности мышления. Я чувствовал, что постепенно утрачиваю свежесть взгляда, начинаю думать штампами. Готовые рецепты, годящиеся на все случаи жизни, стали часто подменять творческие поиски.
И я понял — надо уходить в художественное кино.

Эльдар Рязанов (из воспоминаний кинорежиссёр о работе в документальном кино), Источник

[…] у него (Рязанова) остались яркие воспоминания о сильной метели, которая обрушилась на Сахалин 10 мая и была снята операторами фильма. Удивление режиссера вызвали яблочные сады, которые ранее колхозы выращивали на юге Сахалина, собирая неплохие урожаи довольно крупных яблок. Критика в фильме прозвучала в адрес долгостроя – гостиницы на привокзальной площади в Южно-Сахалинске, которая строилась несколько лет. Позже Э. Рязанов интересовался, была ли она наконец достроена. Фильм получился одним из самых музыкальных в советской кинематографии тех времен, и позже Э. Рязанов был признан самым музыкальным режиссером. Кстати, в фильме звучит бардовская песня, известная как гимн геологов, которую Э. Рязанов написал, будучи на Сахалине.
В то же время, когда фильм был окончательно смонтирован и в апреле 1955 года впервые вышел на большой экран (в Южно-Сахалинске в кинотеатре «Совкино» он впервые демонстрировался 18 мая 1955 г.), он превзошел все ожидания зрителей и сразу же был отправлен на Каннский фестиваль (29 апреля 1955 г.), где вошел в число номинантов.[…]

Источник

[…]Эльдар Рязанов рассказал, как он снимал одну из своих первых картин -- видовой фильм "Остров Сахалин". Было это что-то в начале 50-х, в те годы много снимали подобных фильмов -- красиво и безопасно, никаких тебе идеологических ошибок. Фильм для того и считался видовым, что старательно не касался никаких бытовых или производственных проблем -- одни красивые виды. Кстати сказать, народ их смотрел довольно охотно, но по другой причине: никакого тебе агитпропа -- смотри и радуйся, на какой красивой планете живешь! А про экологию тогда и слыхом не слыхали.
Однако и такую картину получить молодому выпускнику ВГИКа было непросто. Словом, все были счастливы, получив пленку, командировочные и свободу рук, оказаться вдалеке от начальства. В числе многих забавных историй, которые рассказал по этому поводу Рязанов, был очень короткий рассказ, вернее замечание, что один из членов его съемочной группы закрутил любовь с женой начальника авиаотряда. И все очень беспокоились, что если начальник это обнаружит, то может пристрелить счастливого соперника и на этом вся их экспедиция закончится. Вот, пожалуй, и все, что я запомнил.[…]

Будимир Метальников, режиссёр, сценарист; "Оттепель ‒ время дебютов"; журнал "Искусство кино" № 6, июнь, 1998 год, Источник