Операторы и работники фронтовых киногрупп. Сухова Мария Ивановна


16.08.2019

Валерий Иванович Фомин (род. 18 апреля 1940 года в Москве) — киновед и историк кино. Доктор искусствоведения. Действительный член киноакадемии «Ника». Лауреат премий Союза кинематографистов и Гильдии киноведов и кинокритиков. Автор книг по истории кино.

Опубликовано: «ПЛАЧЬТЕ, НО СНИМАЙТЕ!..» СОВЕТСКАЯ ФРОНТОВАЯ КИНОХРОНИКА 1941–1945 гг.» (Автор Валерий Фомин; Изд: — М.; ООО "Киновек"; 2018; с. 812-813  — "Забытый полк. Операторы и работники фронтовых киногрупп. Материалы к биографиям"; раздел подготовлен совместно с В.А. Ждановой). Фото: "Кинооператоры Мария Сухова и Оттилия Рейзман среди белорусских партизан". Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ. (№ 6711772).

Сухова Мария Ивановна (1905 – 4.5.1944).

Оператор документального кино. Близко знавший Марию и работавший рядом с ней кинооператор Владимир Томберг вспо­минал:

«Мария Сухова была человеком героического характера. Родилась она в роковом 1905 году в семье дворника. Проучиться в школе ей довелось лишь 2 года: нужда заставила пойти ра­ботать, помогать семье. Не получив никакого образования, не имея профессии, она по комсомольской путевке в 1930 году при­шла на Московскую студию кинохроники.

Сначала работала уборщицей, пытливо присматривалась к производству. Вскоре ее перевели ученицей в цех обработки кинопленки. Маша жадно включилась в работу и быстро освоила первую в своей жизни специальность проявщицы негативов. Ей предложили более сложную и ответственную работу контролера ОТК. Постепенно Сухова изучила все процессы лабораторной обра­ботки пленки, и тогда, по ее горячему желанию, ей – первой из женщин! – разрешили работать ассистентом кинооператора. Способная, энергичная, настойчивая, она трудилась с еще большим увлечением.

В 1936 году Суховой доверили самостоятельно участвовать в событийной киносъемке автопробега Москва – Каракумы – Москва (совместно с кинооператором О. Рейзман. - ред. сайта #МузейЦСДФ). В труднейших условиях выжженной солнцем, безводной пустыни Каракумы – Черные пески, при невыносимой жаре развернулись ее способности. За выразительные киносъемки Сухову наградили Почетной грамотой ВЦИК

В начале 1942 года для киносъемок фильма об Иране, куда ввели советские войска, чтобы обезопасить нашу южную границу от фашистского нападения, направили кинооператоров Виктора Штатланда и Марию Сухову.

Гордясь приобретенной профессией, Сухова выбирала наиболее трудное. Она ездила в отдаленные, дикие и полудикие районы отсталой страны и, рискуя жизнью, снимала там, где по мусульманским обычаям строжайше запрещено появляться женщине без чадры. За такое нарушение законов Корана и шариата фанатики могли убить.

Вернувшись на киностудию по окончании работы в Иране, Сухова добивается разре­шения на киносъемки опять наиболее трудные и опасные: первой из женщин она снимает боевые операции у партизан. Кадры Суховой вошли в документальный фильм "Народные мстители", и она была удостоена звания лауреата Сталинской премии.

Почетное звание она считала своим долгом оправдать. В декабре 1943 года Маша вто­рично летит за линию фронта, на сей раз вместе с оператором Оттилией Рейзман. Подруги должны были прыгать с парашютами, но во время полета летчик получил приказ при­землиться в расположении партизанской бригады Железняка и вывезти оттуда раненых. Кинооператоры сразу попали в горячую точку партизанских сражений. Всего в полутора километрах находилось крупное соединение фашистских карателей – пришлось снимать бои и налеты вражеской авиации, держа наготове боевое оружие.

Из отряда Железняка (это партизанская кличка Героя Советского Союза И. Титкова) Маша и Оття пробирались в зону партизанского соединения В. Е. Лобанка пешком среди болот и глухих лесов около 80 километров: велик был край белорусских партизан с его почти стотысячной армией.

Для фашистов партизанское движение становилось все более опасным. Гитлеров­цы стремились всеми средствами покончить с партизанами – бросали в бой авиацию, мощные танки "фердинанды" и "тигры", артиллерию, минометы. Целые пехотные ди­визии обрушивались на партизан со всех сторон, зажимая в железное кольцо. Все это самоотверженно снимали Маша Сухова, Оття Рейзман и другие фронтовые операто­ры…»

(Томберг В. В тылу и на фронте».)

Мария Ивановна погибла во время прорыва блокады партизанским отрядом.

«Мы знали, – вспоминал Школьников, – что Маша погибла во время прорыва. Миной ей разворотило живот… Обстоятельства ее гибели были ужасны, но мы узнали об этом лишь четверть века спустя. В 1968 году я приезжал в Ушачи на открытие мемориала "Прорыв", поклонился плитам, на которых были высечены имена погибших. Среди них значились имена и моих коллег – Марии Суховой и Николая Писарева. Из кольца блокады тогда вышли лишь мы с Оттилией

На банкете ко мне подошел человек: "Школьников, ты не помнишь меня?" Оказалось, заместитель начальника штаба одной партизанской бригады. Это он был рядом с Машей, когда ее ранило. Его она просила сохранить кассеты с пленками. А еще, понимая, что это конец, просила не оставлять ее живой. "И, ты знаешь, я пристрелил ее. По ее просьбе", – промолвил он. Что тут скажешь?.. С одной стороны, мне хотелось придушить его… А с другой, наверное, это был акт своего рода милосердия с его стороны. Трагический эпизод войны, и вправе ли я судить его…

В 1992 году, когда я попросил этого человека рассказать перед камерой о смерти Маши, он отказался от своих слов. Но старый партизан, которому заместитель начальни­ка штаба вручил тогда аппарат с пленками Маши Суховой, подтвердил, что, не пробежав и десяти метров, они с другом услышали одиночный выстрел…»

Съемки Суховой в партизанском отряде были удостоены Сталинской премии II степени (1946, посмертно).

Суховой посвящен документальный фильм «Мария» (1993, реж. С. Школьников).