Фильм:
Парад Победы (цветной)
(год выпуска – 1945)

Тип фильма:
Короткометражный фильм
(2 части, хронометраж – 00:18:21)

Категории:
армия, Великая Отечественная война, война, Вторая мировая война, история, кино, КПСС

Ссылка на РГАКФД (5701)

О фильме

24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся первый парад, посвященный победе над Германией в Великой Отечественной войне.
19-минутный цветной фильм был снят под руководством Соловьёва Н. В., при содействии И. Венжер и И. Посельского.
В Москву для киносъемок Парада Победы собрали лучших кинооператоров фронтовых киногрупп.
Фильм снимали на цветную трофейную немецкую киноплёнку «Agfa». Монтаж и озвучивание производились в Берлине, так как там было необходимое оборудование. По словам оператора Михаила Посельского, после того, как фильм был отснят, выяснилось, что большая часть ленты имеет брак по цвету. По этой причине весь фильм перевели на чёрно-белую плёнку, а из того материала, который подходил по качеству, смонтировали 19-минутный фильм. По итогам киносъемок Центральной студией документальных фильмов было выпущено два фильма — цветной и черно-белый.

Создатели цветного варианта фильма:
Операторы: Ш.Н. Гегелашвили, В.В. Домбровский, Г.А. Кобалов, Б.К. Макасеев, В.В. Микоша, Ф.Ф. Проворов, Г.А. Рейсгоф, Д.Г. Рымарев, В.В. Соловьёв
Руководитель съёмок режиссёр: Н.В. Соловьёв
Монтировали режиссёры: И.В. Венжер, И.М. Посельский
Ассистенты: К. Кулагина, А. Кирюхина
Директор картины: Н.Д. Мельников
Музоформление: Д.С. Блок, Г. Чернецкий
Звукооператор: Д. Овсянников
Текст: В. Агатов

СПРАВКА

1. Парад длился 2 часа (122 минуты) под проливным дождем. В нем приняли участие 24 маршала, 249 генералов, 2536 других офицеров, 31 116 сержантов и солдат.
В 23 часа из 100 аэростатов, поднятых зенитчиками, залпами полетели 20 тысяч ракет. Кульминацией праздника стало полотнище с изображением ордена "Победы", появившееся высоко в небе в лучах прожекторов.

2. Из рассказов режиссёра Ирины Венжер (записаны её дочерью Н.Я. Венжер): "Парад принимал Жуков, а командовал Рокоссовский. Парад хотел принимать И.В. Сталин, но он не умел ездить верхом. Не то, чтобы он не мог проехать верхом на лошади, но для участия в Параде нужна была специальная подготовка. А это целая наука и Сталин решил, что лучше наблюдать за парадом с трибуны мавзолея...".

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников.

Цитаты

Главный праздник страны.
Весь победный май 1945-го проходил в стране в приподнятом настроении. Особенно это чувствовалось в Москве, на Красной площади. Сюда приходили все, кто был в это время в столице.
И вот он пришел—День Победы! И стал главным праздником страны. Первый послевоенный праздник Победы состоялся 24-го июня 1945-го года.
Вспоминаю, как в этот день в 8 часов утра я вошел в здание фотохроники ТАСС. Здесь рядом с Красной площадью, рядом с ГУМом, представитель госбезопасности должен был познакомить меня с человеком, который станет моей «тенью» во время работы на параде. Даже в туалет я мог пойти только с его разрешения. Таков был порядок. Майор госбезопасности попросил предъявить пропуск на Красную площадь. Он долго рассматривал документ, затем его взгляд остановился на кобуре, висевшей у меня на поясе. Я понял, что-то не понравилось майору.
Накануне праздника операторам, допущенным к съемке парада Победы, было приказано сдать личное оружие в спецотдел студии. Грустно было расставаться с пистолетом, который в трудные минуты на войне вселял в меня уверенность. На память о нем я оставил кобуру, а пистолет и 8 патронов сдал, о чем получил справку из спецотдела.
Майор долго смотрел на пустую кобуру, затем встал, бросил в ящик своего письменного стола мой пропуск и сказал:
— Можете идти домой, на этом работа для вас закончена.
Объяснять причины своего решения и отвечать на вопросы «бдительный» майор отказался.
На улице «25 октября» меня поджидал Виктор Иоселевич, любимец и наставник операторов, один из основателей советской кинохроники.
— Почему ты не выполнил приказ и не сдал свой пистолет? — спросил он. К счастью, справка о сдаче оружия была при мне, и я отдал ее Виктору. Вскоре он вышел из дома с тем самым сотрудником. Тот вернул мне пропуск, и мы отправились на мою точку съемки к Спасской башне Кремля.
У Спасских ворот стояла шеренга солдат-гвардейцев. В руках они держали опущенные к мостовой фашистские знамена. Снимаю личный штандарт Гитлера, знамена дивизии «Мертвая голова», которые будут брошены к ногам победителей у мавзолея.
Кремлевские куранты бьют десять!
Из Спасских ворот на белом коне выезжает маршал Жуков. Рокоссовский отдает ему рапорт.
16 фронтовых операторов должны показать стране и миру триумф и могущество победителей.
В этот день генералиссимус Сталин делил триумф победы на равных с Жуковым. Этот парад высшим и последним взлетом маршала Жукова. Больше Сталин не хотел видеть себе равных…

Михаил Посельский (Воспоминания фронтового оператора), Источник

Парад Победы.
Парад снимали на немецкой цветной пленке, которую обрабатывали в Берлине. Чтобы ускорить выпуск цветного варианта, монтаж и озвучивание было решено тоже перенести в Берлин. Режиссерская группа и диктор фильма Леонид Хмара вылетели в Германию. Для Хмары это была первая поездка заграницу, и он решил в тот же вечер отметить этот событие в берлинском ресторане. Едва приступив к закуске, московский диктор прикусил себе язык, да так сильно, что понадобилась «скорая помощь». Когда в Москве узнали, что немецкий доктор запретил нашему диктору открывать рот, решили, что этот врач, наверное, фашист. Конечно же, доктор, лечивший Хмару, оказался просто хорошим специалистом, и через неделю фильм «Парад Победы» был озвучен и попал на просмотр в Кремль.
Неожиданный гром грянул, когда после просмотра Сталин спросил у Большакова:
— «Почему в картине о параде показаны не все командующие фронтами? Куда делись Баграмян и Еременко?»
Большаков не знал, что ответить «хозяину». Режиссеров на просмотр такого высокого уровня не приглашали. Министр кинематографии потребовал от режиссеров картины Ирины Венжер и Иосифа Посельского, моего дяди, исправить «политическую ошибку» и вставить в фильм кадры с генералами Баграмяном и Еременко. Все осложнилось, когда стало известно, что командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии Баграмян со своим штабом находится в Риге, командующий 4-м Украинским фронтом генерал Еременко и его штаб — в Кракове. Итак, одному оператору надо было срочно вылетать в Ригу, другому — в Краков, и там сделать досъемки генералов для двух вариантов фильма — черно-белого и цветного...
Убедить Еременко в необходимости съемки мог только начальник военной миссии в Польше генерал Шатилов. Я честно рассказал ему о случившемся и попросил помощи. Шатилов обещал посодействовать… Через некоторое время Еременко приказал доставить меня к нему в штаб.
После того, как я выслушал еще один справедливый упрек кинохронике, последовал вопрос: «Что вам нужно от меня теперь?». А нужно было, чтобы генерал в парадном мундире постоял немного на фоне красных знамен, которые бы прикрыли отсутствующий в Кракове ГУМ. А я снял бы его для цветного, а потом черно-белого варианта фильма «Парад Победы».
Решено было сделать съемку за чертой города, подальше от городских глаз. Точно в 12.00 Еременко в новом парадном мундире, увешенным сверкающими боевыми наградами, вышел из дома и сел в машину. Автомобиль командующего, два бронетранспортера с солдатами и знаменами армии тронулись на съемку. Когда колонна выезжала из города, в небе появились тучки, и пошел дождь. Съемка оказалась под угрозой.
— Что будем делать? — спросил у меня командующий фронтом.
—Вы помните, товарищ генерал, во время парада в Москве тоже был дождь, и наша съемка хорошо совпадает с погодой, что была тогда…
Прикрывая рукой камеру, чтобы в объектив не попала вода, я приготовился снимать. Несколько секунд Еременко постоял на фоне знамен и быстро укрылся от дождя под крышей автомобиля. Теперь мне предстояло перезарядить в аппарате черно-белую пленку и все повторить сначала. Пока я перезаряжал камеру, пошел проливной дождь. Я посмотрел на мокрый мундир генерала и с мольбой в голосе произнес: «Нужно постоять еще несколько секунд и все закончим». Еременко быстро выскочил из машины и на мгновение встал под знамена.
Когда машины тронулись в обратный путь, я посмотрел на счетчик киноаппарата: было снято три метра пленки, да и в первой цветной кассете было не больше. С таким мизерным материалом я возвращался в Москву. В лаборатории студии Зеленцов сообщил мне, что оператор Зиновий Фельдман[68] пару часов назад тоже сдал свою пленку в проявку. Задание мы оба выполнили в срок, и вскоре фильм «Парад Победы» в черно-белом варианте был выпущен на экраны.
Иногда, когда по телевидению показывают эту ленту, и я вижу генералов Еременко и Баграмяна на Красной площади, то невольно вспоминаю историю той давней съемки, которая на экране длится всего несколько секунд. Такое бывает, наверное, только в кино!"

Михаил Посельский (Воспоминания фронтового оператора), Источник

Ловили самое интересное – как готовятся к Параду на Манежной площади, как восхищаются и ликуют трибуны. Детей тогда было вдвое больше, чем взрослых. Под дождем маршировало 40 тысяч человек. Их снимали, не останавливаясь. На одной из пленок видно, как оператор укрывает камеру плащом. Никаких накидок не было, а брак не могли и представить. Оператору, стоящему у Мавзолея, ничего нельзя упустить. Другой оператор бежит, обгоняя всадника Жукова, и все-таки успевает снять несколько секунд приветствия. А бесценного исторического кадра могло вообще не быть. О том, что немецкие знамeна бросят к Мавзолею, никто из операторов заранее не знал. Объектив успел повернуть ассистент, но в кадр попали головы журналистов. Плeнку сначала забраковали, а потом всё же вклеили в фильм. Всего через неделю после съёмок, смонтированный и озвученный фильм "Парад Победы", уже представляли в Кремле на закрытом показе для Сталина. Вождь лично решал судьбу такого важного для страны фильма.

Семен Школьников вспоминал (Воспоминания фронтового оператора), Источник