Операторы и работники фронтовых киногрупп. Берлинер Яков Леопольдович


04.12.2019

Валерий Иванович Фомин (род. 18 апреля 1940 года в Татарстане (ТАССР), д. Ново-Шешминск) — киновед и историк кино. Доктор искусствоведения. Действительный член киноакадемий «Золотой орел» и «Ника». Лауреат 18 премий профессиональных премий. Автор книг, выставок и документальных фильмов по истории отечественного кино. В настоящее время сотрудник Государственного центрального музея кино, готовит интернет-публикацию полной коллекции сохранившихся монтажных листов советских фронтовых операторов 1942-1945 гг.

Опубликовано: «ПЛАЧЬТЕ, НО СНИМАЙТЕ!..» СОВЕТСКАЯ ФРОНТОВАЯ КИНОХРОНИКА 1941–1945 гг.» (Автор Валерий Фомин; Изд: — М.; ООО "Киновек"; 2018; с. 667-668 — "Забытый полк. Операторы и работники фронтовых киногрупп. Материалы к биографиям"; раздел подготовлен совместно с В. А. Ждановой).

Фото: "Стелющиеся сады в селе Тукса Олонецкого р-на. 1949 год". Автор: Я.Л. Берлинер (фотоматериалы хранятся в БУ "Национальный музей РК"). Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (№ 18221758).

Берлинер Яков Леопольдович (1904–1985).

Оператор-документалист. Еврей. Беспартийный. Заслужен­ный работник культуры РСФСР.

Окончил ГИК в 1932 году. Работать в кино начал на студии «Бел­госкино» в Ленинграде. Вместе с оператором Н.С. Наумовым-Страж снимал художественные фильмы «Мы из Кронштадта», «Ночь в сентябре», самостоятельно снял фильм «На путях».

Фронтовой оператор с октября 1941 г. от Центральной сту­дии кинохроники. Снимал в составе киногруппы Черноморского флота.

«За полугодие, – отмечалось в его служебной характеристике 1942 г., – заснял 4 сюжета, из них 1 большой об Азовской флотилии, 2 сюжета приняты для фильмов "День войны" и "Черноморцы", 2 сюжета использованы в СКЖ.

Тов. Берлинер – квалифицированный оператор, дающий, как правило, фотографию высокого качества.

Оператор крайне медленно овладевает методами хроникальной съемки. Вместе с оператором Большаковым стремился работать в жанре художественного очерка. Их совместная съемка большого очерка "Морские охотники" имела ряд формальных достоинств, но вместе с тем была лишена подлинного боевого колорита.

Эти недостатки имеются и в последующих работах т. Берлинера. В съемке основных операций на Черноморском театре войны тов. Берлинер участия не принимал.

Лучший из его сюжетов, выдержанный в духе хроникальной репортерской съемки, "Возвращение крейсера "Ташкент" из Севастополя" (принят для фильма "Черноморцы").

За последнее время оператор переключился на съемку действий моряков Черноморского флота в горах Кавказа. Боевых кадров оператор еще не дал, хотя он и стремится к съемке боевых операций.

Несколько кадров из его сюжета "Борьба за перевал" включены в СКЖ.

Директор Центральной студии кинохроники Головня.

Редактор Попов».

(РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 66. Л. 66.)

После съемок освобождения Крыма и Севастополя (июнь 1944) Берлинер стал снимать в Дунайской флотилии торпедных катеров; он снял следующие сюжеты: «г. Браилов и Чер­новицы» (фильм «Победа на Юге»), «Октябрь в Белграде», «От Сталинграда до Белграда» (фильм «Югославия»), «На подступах к Будапешту» и «Бой в Будапеште». Премированы «Действия Дунайской флотилии» и «Уличные бои в Будапеште».

Но даже на столь протяженном маршруте своей фронтовой биографии работа Берлине­ра по-настоящему высокой оценки так и не заслужила:

«Опытный кинооператор, применяет знания, полученные в области художественной кинематографии в хронике, тщательно обду­мывая композицию, тональность, изобразительное решение кадра.

Однако обратной стороной этого метода работы является то, что т. Берлинер не су­мел по-настоящему приспособиться к условиям работы в хронике. Это объяснялось, несомненно, не только профессиональным воспитанием, но и качествами характера и, в частности, недопониманием того, что назначение для работы военным корреспондентом хроники является делом большой политической важности, требующим от работника мо­билизации всех его сил и способностей.

Тов. Берлинер занимает довольно своеобразную позицию, внутренне считая, что он не должен приспосабливаться к хронике, но хроника к нему. Не чувствуя призвания к черно­вой работе кинохроникера, а именно, к боевому кинорепортажу, т. Берлинер в начале войны пытался работать в очерковом жанре. В этом деле он показал себя, несомненно, способным работником, но работа над очерками не могла быть развита в той мере, какой этого хотел т. Берлинер, т.к. уступала по своему значению основной задаче – событийным съемкам.

Начиная с боев за Новороссийск Берлинер стремился овладеть репортажным методом съемки, но так до конца войны этого и не добился: не хватило выдержки, выносливости, способности делить с военными людьми все тяготы боевого пути. Из этого не следовало, что оператор не способен пойти на кратковременный риск и трудности. Он бывал и рабо­тал в боевой обстановке и под Новороссийском и под Керчью. Но это было не правилом, а исключением. Работа шла с перерывами. Были паузы. Результаты не всегда плодот­ворны. Лучшие съемки относятся к зиме 1944–1945 гг.: твердое руководство поставило оператора в правильное отношение к происходящим событиям».

(РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 66. Л. 66.)

Награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, восемью медалями.


МОНТАЖНЫЕ ЛИСТЫ ФРОНТОВЫХ КИНООПЕРАТОРОВ

«ПОДВОДНАЯ ЛОДКА Щ-214»

Кинооператоры: Я. Берлинер, Н. Большаков

Сюжет № 1

Сумерки. Гавань. У стенки силуэты военных кораблей.

У подводной лодки Щ-214 напряженная работа. Готовятся к выходу на боевую операцию.

Проносят ящики со снарядами, мешки с пресной водой. Продукты грузят с баркаса. С крана снимают торпеду.

В торпедном отсеке загружают торпеду (торпеду вталкивают старш. 2-й статьи Протоцкий и краснофлотцы тт. Хрекин и Кутковой).

Торпеду сопровождают надписью «Смерть немецким оккупантам».

Команда лодки проходит на корабль с личными вещами.

Командир т. Власов Владимир Яковлевич (награжден орденом Красного Знамени) отдает последние распоряжения.

От стенки отходят одна за другой три подводные лодки.

Три подводные лодки в походе в надводном положении.

Погружение.

Подъем перископа. Центральный пост. У перископа пом. командира подводной лодки Щ-214 старший лейтенант Луканидин. Рассвет. Пасмурно. Чистый горизонт. Медленная панорама. В кадре появляется силуэт вражеского транспорта. Резкое панорамирование (с точки зрения перископа). Прибор «ПУС» показывает сигнал «Товьсь».

У перископа командир лодки т. Власов. Командир отдает приказание «Залп».

Работа у приборов в отсеке.

В торпедном отсеке стрелка на приборе «ПУС» показывает «Залп».

Главстаршина т. Цирюта (награжден медалью «За отвагу») приводит в движение рычаг. Выпущена торпеда.

В центральном отсеке напряженно ждут результата. Слышен глухой взрыв. Красно­флотцы радостно друг друга обнимают.

Торпеда попала в цель.

Транспорт, объятый пламенем и клубами дыма, погружается в воду.

Затемнение. Бурун от перископа подводной лодки.

На горизонте вражеская шхуна.

У перископа командир лодки т. Власов.

Подводная лодка Щ-214 быстро всплывает, к орудиям бегут командиры.

Залпы из орудий по шхуне.

На горизонте взрыв и клубы дыма.

Лодка быстро погружается.

Подводная лодка Щ-214 возвращается из боевой операции в родную гавань.

Подходит к стенке.

В этот день Щ-214 потопила вражеские транспорт и шхуну.

За время Отечественной войны подводной лодкой Щ-214 под командованием т. Власова потоплены 3 вражеских корабля. Из них танкер водоизмещением в 10 тысяч тонн.

Особо отличившиеся члены экипажа награждены орденами Союза.

Кинооператоры: Берлинер Я.Л., Большаков Н.Ив.

Подлинник. Автограф. Без даты.

«Вражеский корабль взорван. Он погружается в воду...»

«МОРСКИЕ ИСТРЕБИТЕЛИ»

Оператор: Берлинер

Монтажный лист № 1076

Выстрел ракеты.

Бегут краснофлотцы по трапу, по молу к торпедным катерам.

Торпедные катера отходят от причала.

В море, два катера уступом.

Один катер крупно на ходу.

Командир катера т. Хабаров всматривается в горизонт.

Замечен вражеский корабль.

Командира заливает волной.

Тов. Хабаров откидывает козырек и наводит прицел. Катер под командой т. Левищева прикрывает дымовой завесой.

Катер мчится на цель сквозь дымовую завесу.

Залп.

Из желоба вылетает боевая торпеда.

След торпеды.

Точное попадание в цель.

Вражеский корабль взорван. Он погружается в воду.

Катер Хабарова отходит от вражеского охранения, прикрываясь дымовой завесой.

Торпедные катера возвращаются в базу.

На причале духовой оркестр.

Из рубки катеров выходят лучшие командиры-катерники: т. Местников, Степаненко, Лубанец, Левищев, Першин.

Командир бригады т. Проценко поздравляет т. Хабарова с победой.

Девушка-краснофлотец подносит Хабарову цветы.

На катер Хабарова краснофлотец наносит четвертую звезду.

Это четвертая победа катера и его отважной команды.

Показан личный состав катера.

Крупно – панорама:

Командир катера ст. лейтенант Хабаров, боцман Козловский (старшина 2-й ст.), мото­рист Лемешев (главстаршина), моторист Колобухов (старшина 2-й ст.), моторист Баранов (старшина 2-й ст.), радист Екимов (старший краснофлотец).

Подлинник. Машинопись. Автограф. Без даты.

Монтажный лист сохранился не полностью.

«Немцы, уходя, подожгли Дворец пионеров...»

«АРТЕК»

Операторы: Берлинер, Пойченко

Колонна бойцов гвардейского полка входит в Артек. Снято с разных точек. Горит дом.

Немцы, уходя, подожгли Дворец пионеров «Казино» – лучшее здание Всесоюзного пионерского лагеря.

В кадре на фоне горящего дворца группа бойцов во главе с гвардии лейтенантом т. Жахаловым.

Привал бойцов на костровой площадке Артека (у трибун). Группы отдыхающих бойцов. Посередине площадки расположилась походная кухня.

У костра.

Жахалов В.И. в 1938 г., как пионер и отличник учебы, отдыхал в Артеке. Ныне он ос­вободитель Крыма, гвардии лейтенант гвардейского полка. Тов. Жахалов рассказывает своим бойцам о прошлом цветущем Артеке, превращенном немцами в развалины.

Крупные планы слушающих бойцов. Бойцы встают. Поднимается красный флаг над Артеком.

Командиры и бойцы салютуют.

Кинооператоры Берлинер, Пойченко.

Подлинник. Машинопись.


Материалы по теме