02.06.2016


Автор:
Трошкин Владлен Павлович (1930-2015), режиссёр-оператор

Лауреат Государственной премии СССР (1986); В 1970 году вместе с советской гумунитарной миссией в качестве режиссёра-оператора отправился в пострадавшие от разрушительного землетрясения районы Перу. По итогам поездки на ЦСДФ вышли фильмы:  "Трагедия Перу" (1970)   и "Десант Дружбы" (1971).

31 мая 1970 года в Перу произошло землетрясение века. "Это ужасно! На нас падают горы... Всюду пыль... Люди задыхаются!" — последние слова, переданные из департамента Анкаш, безвестным радиолюбителем в 15 часов 30 минут местного времени. Землетрясение длилось всего 50 секунд, но превратило в руины 250 городов и поселков. Погибло более 70 тысяч жителей. Советский Союз оказал помощь пострадавшей стране. Вместе с молодежным медицинским отрядом отправился туда и я. Но об этом чуть позже.

А сейчас о другой поездке в сказочно красивую страну инков Перу. История страны богата событиями. Когда знакомишься с её историей, то воображение тревожат легенды о завоевании страны безжалостными конкистадорами. Легенды о горах золота, накопленных местными вождями. Например, о том, как вождь племени инков… за своё освобождение из плена отдал испанскому колонизатору… комнату, наполненную золотом от пола до потолка.

"Перу, тысячелетия и три года" так мы назвали часовой документальный фильм, который снимали вместе, с моим другом оператором Олегом Арцеуловым. По приглашению общественной перуанской организации и фирмы "Синематографика Амаута" наша съёмочная группа за три месяца объехала всю страну. Тысячи метров цветной пленки и по сей день хранятся в Красногорском киноархиве.

Праздник на острове Титикака, многотысячное шествие по улицам столицы Лимы в день лилового Христа, азартные петушиные бои в присутствии легендарного всемирно известного боксера Мохаммеда Али, путешествие в сказочную горную крепость Макчу-Пикчу, недавно открытую для туристов. Все эпизоды фильма перечислять не буду. Фильм большой, красивый, занимательный и в те далекие годы, когда телевидение не пришло в каждый дом, был весьма познавательным. Надеюсь, я не очень перехвалил наше кинодетище, фото, приведенные в этой книге, надеюсь, оправдают хвастливые пассажи.

Ну а теперь к тому событию, которое впервые привело меня в Перу.  "Трагедия Перу" (1970) и "Десант Дружбы" (1971) — фильмы о драматических событиях в далекой южноамериканской стране и участии советских людей в безвозмездной помощи пострадавшим перуанцам.

Итак, шел 1970 год… как только стало известно о разрушительном землетрясении в Перу, советское правительство приняло решение оказать помощь. Был сформирован полевой военный госпиталь и Молодежный медицинский отряд. В отряд со всей страны по строгому конкурсу отобрали 55 молодых врачей разных специальностей, медсестер, студентов старших курсов медицинских институтов, переводчиков, зарекомендовавших у себя в стройотрядах. В отряд были включены трое мастеров-альпинистов для обучения навыкам работы в высокогорных условиях. Ведь наш лагерь должен располагаться в провинции Уарас, в центре зоны землетрясения на высоте более трех тысяч метров над уровнем моря.
Готовились весьма серьёзно. В подмосковном лагере шли занятия по борьбе с эпидемиологическими последствиями, оказанию первой медпомощи, физподготовке, начальным навыкам альпинизма, испанскому языку.

Каждый день ждали вылета. Поначалу планировалось перебросить госпиталь и молодежный отряд военнотранспортными самолетами "Антей". Но произошла еще одна трагедия. ТАСС сообщило: "18 июля с.г. около 14.45 по Гринвичу в районе Северной Атлантики была потеряна связь с советским самолетом АН-22 ("Антей") бортовой номер 09303, вылетевшим с аэродрома Кефлавик (Исландия) в Перу. Ни на один из аэродромов трассы указанный самолет не прибыл. В результате проводимых поисков советскими самолетами и кораблями установлено, что АН-22 потерпел катастрофу. Находившиеся на нём члены экипажа и сотрудники госпиталя в количестве 22 человек погибли". Начало благородной миссии окрасилось в мрачные тона.

Правительство приняло решение отправить молодежный отряд пассажирским самолетом "ИЛ-62".

Ан-22 СССР-09304 прибыл в Перу (17.07.1970)

Из Лимы на грузовиках нас перебросили в горы, в эпицентр землетрясения. Ничего подобного прежде мне видеть не приходилось. Дома, церкви, даже кладбища были стерты в прах... Раненые, больные и все без крова... До сих пор перед глазами стоит облик потерявшего рассудок малыша. Он сидит на корточках посреди пыльной улицы и машинально, раз за разом чистит улицу веником...
Одно из самых ужасных видений — Юнгай. Сошедшая с горы Уарас селевая лавина массой в 80 миллионов тонн за несколько минут поглотила город Юнгай со всеми его 25 тысячами жителей. Выжили лишь несколько человек, находившихся на вершине холма у подножия памятника Христу... Из-под застывшей лавы там и тут торчали колеса перевернутых машин.

 Отряд разбили на несколько групп и отправили в удаленные селения для оказания экстренной помощи. А болезни там встречались самые разные, в том числе смертельные, ранее не известные советской медицине. Одна из них — "Перуанская бородавка", что-то вроде проказы. Передается очень просто, через укус комара. Ткани постепенно отмирают. Европейцы, как правило, умирают через день-два. Приходилось набираться опыта на практике. Бытовые условия в горах примитивные. Приехав в один из отрядов, я был приглашен к трапезе, как говорится, что перуанский бог послал. Стол накрыли, вернее, накрывать было нечем, в мертвецкой — другого помещения не было, а врачи привыкли. Еда состояла из жареных куёв, полевых крыс, пользующихся у местных жителей успехом. Пересилить природную брезгливость я не смог и попросил родных консервов.
Наши врачи довольно быстро приспособились к местным условиям. Талантливый хирург Роберт Тощаков делал операции при свечах и свете переносных фонарей. За три месяца работы госпиталя и молодежного отряда было проведено более 32 тысяч приемов, около тысячи госпитализаций, вакцинировано 90 тысяч перуанцев, захоронено около трех тысяч трупов.

Три года назад перуанское правительство пригласило группу врачей в Лиму для вручения государственной награды Ордена Командора за заслуги по оказанию помощи. Меня тоже наградили этим орденом, чем я горжусь. По перуанскому телевидению несколько раз показали мои фильмы. Кажется, я опять хвастаюсь...

Работа в трудных условиях соединила весьма разных людей в коллектив, равному которому, я не знаю. Вот уже тридцать пять лет члены отряда каждый год в первое воскресенье октября (тогда в это время мы вернулись домой) собираются на традиционный сбор и вспоминают... А вспомнить есть что... Трудности, неприятности отошли в прошлое, на память приходят, как правило, эпизоды, детали перуанской жизни...

Вспоминают, что поначалу наших врачей перуанцы встретили с недоверием и называли не иначе, как "гринго". Так они презрительно величали европейцев, а уже через несколько дней "гринго" превратились в "амиго" — друзей. Поначалу больные и раненые отказывались от бесплатного медицинского обслуживания. Раз бесплатно, значит плохо. Так их приучили. Переубедить их было невозможно... Тогда вместо "солей" (местных денег) они понесли скромные дары природы.

Вспоминали, как на сохранившемся от землетрясения футбольном поле состоялся матч. Против нашей команды играли заключенные и охранники местной тюрьмы. Мы, конечно, победили со счетом 2:0. Мнe удалось снять эпизод и поиграть минут двадцать. На большее моего дыхания не хватило. Высота более трех тысяч метров.

Ещё до нашего приезда, до землетрясения группа чехословацких альпинистов пыталась совершить восхождение на пятитысячник. При восхождении погибли 15 человек.
Наши альпинисты и кое-кто из врачей решили установить в их память — памятник на вершине этой горы. Владимир Кавуненко вместе с товарищами поднялся на вершину и воздвиг скромный монумент. Возвращавшихся с восхождения альпинистов местные жители встречали цветами и оркестром народных инструментов. О мастере спорта Владимире Кавуненко хочется сказать особо. Он сущая легенда российского спорта. Коллеги его безмерно уважают, как своего учителя, мужественного, смелого человека. Ему уже семьдесят, а он всё лезет в горы, катается на горных лыжах. Ноги и руки у него в многочисленных травмах. В коленных чашечках — металл, и в ногах металлические стержни.
На одном из восхождений на Кавказе в его палатку, установленную на маршруте, залетела шаровая молния величиной в теннисный мяч. Молния вырвала из бедра куски мяса, обожгла кожу. Силой воли Володя преодолел болевой шок. В Москве ему сделали восемь операций по пересадке кожи. Врач объявил его не жильцом на этом свете, а он поправился и уже через год ушел в горы.
В Болгарии, сорвавшись со скалы, он пролетел более сорока метров. Семь переломов. Год в гипсе. Четыре раза родные получали известия о смерти Владимира. Он по праву считает себя везунчиком!
Это ведь о нем ходит анекдот... После очередного восхождения на Памир, где он получил очередной перелом ноги, его пригласили на альпинистский конгресс в Прагу. Поехал с ногой, замурованной в гипс. Возвращаемся в Москву. На Ленинградском шоссе его автомобиль попадает в аварию. В толпе, окружившей раненых, удивляются: "Надо же, как работает наша "скорая"! Только произошла авария, а человека уже в гипс успели заделать!".
Про молодежной отряд можно рассказывать долго. Врачи, санитары, студенты за тридцать лет стали профессионалами высокого класса… Сегодня в отряде — 6 академиков, 16 докторов наук, 15 кандидатов наук...

Открытие памятника погибшему экипажу “Антея” на Русской площади. Перу, 1970 год.

Наиболее яркая судьба у Рената Акчурина. В Перу он поехал санитаром. Там познакомился с Наташей Живиловой, врачевавшей больные глаза перуанцев. По возвращении в Москву они поженились и с тех пор живут в счастливом браке. Я обратил внимание на Наташу в Перу, когда снимал прием больных в палаточном городке близ развалин Юнгая. На её симпатичном лице выделялись огромные лучистые глаза. Я не мог не снять несколько кадров с её участием. Теперь при каждой встрече я напоминаю Ренату, что более всего мне в нём нравится его жена Наташа.
Ренат Сулейманович стал ведущим кардиохирургом страны, Всесоюзную известность он приобрел после операции на сердце Президента Б. Ельцина.
Сегодня Рената Акчурина приглашают оперировать во многие страны. А на острове Маврикий одну из улиц назвали: "Улица академика Акчурина". Для нашей семьи Ренат стал родным человеком после того, как сделал операцию на сердце моей любимой жене актрисе кино и театра — Нине Крачковской. Товарищеские, дружеские отношения в отряде позволяют в мои семьдесят пять лет пользоваться советами и помощью друзей.

Между прочим, за свою жизнь я побывал на трех землетрясениях. Первое — в югославском городе Скопье (в настоящее время — столица Республики Македонии), куда я летал вместе с Н.С. Хрущевым, второе в Перу, а третье в Армении в городе Спитак. Мы прибыли туда на пятый день. Наша, киногруппа трудилась день и ночь. Сняли большой фильм-документ о небывалых в этих краях разрушениях, страданиях армянского народа и всемирной помощи пострадавшим. Во время съёмок мы, конечно же, встретили спасателя-альпиниста Владимира Кавуненко. Вместе с товарищами он помогал спасать людей из-под развалин домов, ведь МЧС тогда ещё не было создано.
Володя за самоотверженную работу был награжден орденом, а я по приглашению армянской диаспоры летал с фильмом в США. Просмотр фильма каждый раз сопровождали слёзы и возгласы сочувствия.Телевизор, который стоит у меня в кабинете, подарок благодарных американских армян.

Использованы фотографии открытых интернет-источников.