Неизвестный Бондарчук

«Во время смуты и разврата, не осудите братья брата!»

09.07.2017


Автор:
Владимир Кремень

Киновед, сценарист, режиссёр-документалист.

Фотографии предоставлены автором.

Кино, как ни одно другое искусство, способно раскрыть и показать характерные свойства души человека. Лучшими произведениями кинематограф может пробудить душевные силы. Заставить зрителя задуматься о смысле жизни. Осознать, что происходит в современном мире.

С.Ф. Бондарчук (1920 — 1994)

Имя Сергея Бондарчука — актера и кинорежиссера — известно во всем мире. Казалось бы, мы знаем о нем почти все.

Но был момент в жизни Сергея Бондарчука, о котором практически неизвестно.

В 2017 году исполнилось 25 лет с момента нашей встречи с мастером на «Мосфильме». Одно из последних интервью режиссера до сегодняшних дней не видел практически никто. В той съемке раскрывается перед нами совершенно неожиданный Бондарчук.

Весной 1992 года Михаил Селютин, знакомый продюсер, предложил мне сделать рекламный ролик к фильму «Гроза над Русью», снятому по роману Алексеея Константиновича Толстого «Князь Серебряный. Повесть времен Иоанна Грозного».

Фильмом заинтересовались прокатчики Голливуда. Картина была уже снята и смонтирована, проходила период подготовки к прокату и создания телевизионного варианта ленты.

Узнав, что картину создал режиссер Алексей Салтыков (памятны его «Друг мой, Колька!», «Председатель», «Директор»), а снимались в новом фильме Сергей Бондарчук, Олег Борисов, Николай Трофимов, Виктор Степанов и другие выдающиеся актеры, согласился не раздумывая.

Договорившись с телеоператором, попросил в один из ближайших выходных собрать членов съемочной группы на Мосфильме.

Сергей Бондарчук в то самое время снимал там «Тихий Дон».

Наибольшее волнение вызывала встреча с Бондарчуком. С одной стороны, великий актер и режиссер вызывал вполне заслуженный пиетет. Вспоминая о том, как приходилось видеть его во ВГИКе (он уже был мэтром, «небожителем», членом различных президиумов) когда видел  его только со стороны, подумал, что трудно будет выйти с ним на откровенный разговор.

С другой стороны, вспоминалось потрясение, на просмотре «Судьбы человека». Давнего фильма, где ему принадлежит один из самых трогательных, человечных, теперь сказал бы православных образов нашего кино. Надеялся, что смогу найти с ним общую тему для разговора.

Мне захотелось, как киноведу воспользоваться необычной ситуацией для собственной съемки уникальных интервью с великими кинематографистами. Потом использовать уникальный видеоматериал в передачах и фильмах.

Сложность съемки заключалась в том, что Бондарчук в то время никому не давал интервью. Он оказался в политической опале, подвергаясь откровенной травле мелких завистников. В ней приняли участие и некоторые бывшие «друзья-коллеги».

Он видимо перестал доверять людям, в том числе и журналистам. Пришлось обратиться к одному из близких мне по духу коллег кинематографистов, который заканчивал ВГИК у нашего общего мастера — Нины Петровны Тумановой.

Анатолий Иванович Высторобец, киновед, телевизионщик, еще недавно первый заместитель Председателя Гостелерадио, в то время литератор, работавший, над книгой о Бондарчуке, рекомендовал меня Сергею Федоровичу.

Сейчас, просматривая те кадры, думаешь о странной решимости, с которой в молодости самое сложное казалось простым и естественным. Конечно, было и волнение. Но оно уступало место интересу к предстоящему разговору.

Необычным стало уже начало съемки в  мастерской Бондарчука. Красочные афиши на стенах напоминали о его фильмах: «Война и мир», «Ватерлоо», «Они сражались за Родину», «Борис Годунов». Он, как непререкаемый авторитет сам спокойно скомандовал моему оператору:

— Мотор, съемка!

Где та грань, которая отделяет простого человека от Мастера? Может, она заключена в особой простоте общения. Когда величие становится не показным, наружным, но внутренней сущностью.

Не знаю, проводились ли съемки с ним после этого интервью, до его скорой кончины. Но думаю, что такой откровенной беседы, которая случилась тогда, не повторилось. В этом смысле она остается эксклюзивной.

Мы проговорили около часа, хотя было предусмотрено всего десять минут. Сам он признался, что некоторые вещи рассказывал впервые. Особенно меня удивило, когда ему сообщили, что съемочная группа и актеры в павильоне готовы и ждут его, а он, увлекшись, продолжил разговор.

Даже А.И. Высторобец, который в то время часто общался с ним, впоследствии, когда мы работали в Гостелерадиофонде, увидев те кадры, признался, что такого Бондарчука он еще не видел. Видимо Мастеру нужно было выговориться, сказать нечто важное, о чем он боялся не успеть поведать позднее.

О чем же был его рассказ? Тема была для того времени необычной, новой. Мы говорили о сути человека, фактически о его душе. О взаимоотношении человека и власти. О том, как власть меняет человека. О духовном авторитете, как единственном критерии, способном остановить человека на пути его безудержного стремления к самовозвышению.

О фанатизме, не знающем границ. О цели строительства государства и методах проведения в жизнь реформ и резкой смены государственного устройства.

Это касалось, как времени Ивана Грозного в «Князе Серебряном», так и времени революции «Тихого Дона». Так и  нашего «смутного времени». Конечным выводом, который стал естественным после размышлений о сути души человека, было заключение:

— Только Бог, апелляция к  Высшему Разуму может удержать человека от саморазрушения. Направить людей к истинной цели их жизни.

Весь разговор, сохранившийся на Betacam, был исполнен неподдельной искренностью, душевной болью за судьбу русского народа.

Тогда мне довелось почувствовать, как влияет на человека резкая смена отношения к нему со стороны общества. Когда он ощутил себя в роли изгоя. В Сергее Федоровиче в тот момент раскрылись глубинные и лучшие стороны его души. Которые до того были сокрыты официальным обликом известного режиссера и общественного деятеля.

Самым удивительным стал финал разговора, когда Бондарчук раскрыл секрет, о чем собственно будет его «Тихий Дон».

С его слов становилось ясным, что он собирался раскрыть глубинный смысл произведения, о котором еще никто не говорил. Религиозную сущность романа.

— Там будет и Библия, и понимание того, что Шолохов был религиозным человеком, выразившим и евангельскую мораль, и странную жестокость, в которую ввергли страну. И необычное милосердие, которое присуще русскому народу.

Не случайно, в конце интервью Бондарчук перед камерой прочел слова романа, которые должны были стать эпиграфом картины:

— Во время смуты и разврата, не осудите братья брата!

Трагична  судьба этого интервью С.Ф. Бондарчука. Так же, как и его фильма «Тихий Дон».

Незаконченная лента была отнята у режиссера зарубежными продюсерами. Бондарчук не выдержал этого удара и скончался 20 октября 1994 года. Материалы «Тихого Дона» были возвращены на Родину лишь в 2007 году и показаны в интерпретации сына Сергея Бондарчука — Федора.

Интервью с мастером, сколько бы ни предлагалось на различные каналы, всегда находило противников его появления на телеэкранах.

И только перед выходом найденного и заново смонтированного фильма «Тихий Дон», в документальный фильм, прошедший на Первом, были включены крошечные, урезанные слова мастера.

Конечно, там не было ничего ни о Библии, ни о вере, ни об отношениях человека и власти.

Публикации автора:

1. "Встреча с Каралли" ( о жизни и творчестве выдающейся балерины и актрисы немого кино)

2. ВСТРЕЧА С МАЙЕЙ ПЛИСЕЦКОЙ

3. ВСТРЕЧА С АЛЕКСЕЕМ СЕМИНЫМ