20 июня — 100 лет со дня рождения кинодраматурга Леонида Браславского


20.06.2019

Фото: "Леонид Браславский на Белом море". 1954 год.

Браславский Леонид Абрамович (20 июня 1919 — 17 февраля 2005) — кинодраматург. Участник Великой Отечественной войны. Заслуженный деятель искусств Литовской ССР (1961). Лауреат Государственной премии Литовской ССР (1965). Лауреат премии Ленинского комсомола Белоруссии (1974). Автор книг: «Мастер спорта» (1954), «Я – русский еврей» (1995), «Любовь на все времена» (2001), «След минувшего» (2008).

В 2008 году, уже после смерти Л. А. Браславского, вдова Марина Ильинична издала книгу рассказов "Следы минувшего. Рассказы сценариста". Предисловие к ней написал известный российский режиссёр театра и кино Владимир Мирзоев. В книге автор знакомит читателя со своим личным опытом сценариста документальных картин, об удачах и поражениях на нелёгком пути кинодраматурга-публициста.

О Лёне Браславском

Главное в искусстве — магия личности. Лёня Браславский по человечески был невероятно обаятелен, умел вступить в умную беседу с первым встречным, подружиться с самым замкнутым и нелюдимым персонажем... Сначала я ошибся: написал «нелюбимым». Но ведь и это тоже правда: нелюбимого героя Лёня умел полюбить, разглядеть в нем особую черточку и даже чертовщину, спрятанную под социальной маской... Конечно, в этом являло себя профессиональное мастерство документалиста, но и сама Лёнина природа была на редкость открытой, доброжелательно, чуткой к любой фальши. Эта музыкальность души, встречается у людей, побывавших в аду. А Лёня там побывал и поэтому не любил о войне вспоминать. Он во всем ценил поэзию, и сам был настоящим поэтом, хотя писал не стихи, а сценарии и великолепную энергичную прозу.

В последние годы он очень сокрушался, что слишком долго, до обидного долго не решался уйти из кино в литературу. Но вот парадокс: именно теперь, когда в контуженном нашем обществе возник вопрос на подлинность, когда слова опять изолгались, а в культуре девальвируется понятие исторической правды, Лёнины моментальные наброски с натуры оказались востребованы.

Этой книге подошло бы шукшинское название «Характеры», в нее вошли рассказы, в которых нет авторского произвола, нет фантазий, основанных на реальных событиях. Зато есть сами события, есть фантастические истории, выхваченные прямо из жизни острым глазом «киношника» и пересказанные мудрым человеком.

В. Мирзоев