01.01.2021

Специальный корреспондент «Огонька».

Журнал «Огонек» 1 января 1956 года. «Обь» и «Кооперация» в Антарктиде. Художник Игорь Рубан.

Есть на африканском берегу, на южной его оконечности, там, где смыкаются Атлантический и Индийский океаны, порт Кейптаун. Вот уже десять лет подряд в этом порту, расположенном недалеко от мыса Доброй Надежды, в Столовой бухте, неожиданно начинает звучать русская речь и слышатся песни советских матросов, — это бывает в дни прихода в Кейптаун кораблей китобойной флотилии «Слава». Но сейчас, когда «Слава» еще находится в южнополярных морях на охоте за китами, в разгар лета, а Кейптауне вновь послышалась русская речь: сюда прибыл флагманский корабль антарктической экспедиции дизельэлектроход «Обь».

Порт Кейптаун, живописно расположившийся у подножия Столовой горы, со своим фуникулером, пестрыми улицами, свистками паровозов, ревом авиационных моторов трансафрикакскнх линий, шумом причалов — важная веха на большом пути «Оби» от Калининграда до берегов Антарктиды. Пройдено семь тысяч миль — расстояние значительно большее, чем от Москвы до Владивостока по железной дороге. Отсюда начинается самая важная часть путешествия — переход от мыса Доброй Надежды и побережью «Земли тайн».

В Кейптауне лето, тепло. Но это не экваториальная жара, подпалившая многих «актарктидцев». Климат в Кейптауне примерно такой, как на побережье Средиземного моря, считается он целебным. Самая низкая температура а зимнюю пору здесь—двенадцать градусов тепла. Но сейчас над Южной Африкой светит летнее солнце и материк, как и зеленый океан, источает потоки раскаленного воздуха. А дальше, на юг от берегов Африки, будет холоднее, появятся пловучие льды, вырастут в тумане голубеющие громады айсбергов, засвистит разъяренный штормовой ветер. Корабельные радисты уже ловят сообщения со «Славы» о жестоких штормах. В эфире прозвучали тревожные сигналы кораблей, бившихся с бурей в районе «сороковых ревущих».

...Ежедневно наши летчики заглядывают а холодильник, где лежат зеленые елочки. С ними связан такой эпизод. В Калининградском порту встретились моряки пароходе «Сухуми» с летчиками авиационного отряда И. Черевичного. Разговорились о походе в Антарктиду. Моряки спросили:

— А есть ли у вас для встречи Нового года елка?

Выяснилось, что елки нет, и тогда капитан «Сухуми» Аркадий Александрович Бромберг направил матросов на шлюпке рубить елки, и они привезли несколько молодых зеленых елочек. Пока «Обь» шла по зимней Балтика, по темному от тумана Ла-Маншу, елочки чувствовали себя хорошо, но у берегов Африки они сникли, стали желтеть. Летчики, взявшие шефство над ними, отнесли деревца в холодильник, стали оберегать их. Теперь они нужны для новогоднего праздника. Специально созданная новогодняя комиссия решила одну елочку установить в судовом клубе другую — в кают-компании.

Сейчас, когда судно миновало мыс Доброй Надежды, в салонах, клубе идет деятельная подготовка к празднику: хор разучивает песни, частушки, сочиненные корабельными писателями; танцоры репетируют «Казачка», «Польку»; художники готовят оформление концерта.
Шеф-повар Михаил Захарович Урясьев таинственно шепчется со своими помощниками: он не раз удивлял нас кулинарными таланта¬ми, а на этот раз решил блеснуть сервировкой и яствами.
потому, как готовятся полярники и моряки к новогоднему празднику, можно понять, что на корабле образовался сильный, сплоченный коллектив. Мы все были незнакомы до выхода, из Калининграда, а теперь каждый знает юного умельца тракториста Мишу Ананьева, профессора Олега Степановича Вялова, бортмеханика Василия Мякгина, радиста Евгения Ветрова, моториста Николая Огурцова, электрика Равеля Залалютинова. Эта большая семья чувствует, что она часть великой семьи нашего народа.

Вихрями врываются в радиорубку потоки радиотелеграмм с приветами, поздравлениям и пожеланиями от незнакомых людей. Никто из «антарктидцев» не знает в лицо киевлян —воспитанников детского дома № 13, но они прислали теплое приветствие и сообщение, что готовят для отважных исследователей подарки, а начальника экспедиции Михаила Михайловича Сомова избрали почетным пионером. Нет возможности перечислить все приветственные телеграммы.

Их много, и в них ощущаешь горячую и сердечную любовь советских людей к тем, кто от имени Родины идет к берегам Антарк¬тиды. С каждым часом становится все больше белых бланков, специально отпечатанных для антарктической радиостанции, на которых голубой красной изображен пингвин, вымпел Главсевиорпути, а над словом «радиограмма» черным выведено: «Комплексная антарктическая экспедиция Академии наук». На таких бланках радисты печатают на машинках приветы от до¬нецких шахтеров, металлургов Магнитки, от редакций газет, отдельных лиц. Вначале адреса писались подробные, длинные, теперь адрес ограничен одним словом — «Обь», и телеграфные отделения всей страны знают, что депеша обязательно перелетит моря и океаны, перемахнет через Африку и придет по назначению.

—Вот и настанет праздничный вечер. Не все будут за столом около елочек, среди веселых огней.

Одним придется нести вахту в машинном отделении, другим — В рулевой и радиорубках, ученые останутся у приборов, но все, кто свободен от вахт и дежурств, соберутся в кают-компании. И в открытом океане, вдали от Родины, прозвучит задушевный тост за любимую Отчизну, за Коммунистическую партию, за наш великий народ... Зеленые елочки напомнят всем нам покрытые снегом леса, морозные звезды, совсем не похожие на те, что светят сейчас над Мачтами флагманского корабля.

Участники антарктической экспедиции горячо поздравляют читателей «Огонька» с Новым годом, благодарят за проявленное внимание, приветы, добрые пожелания и, в свою очередь, шлют всем советским людям свои пожелания счастья и больших успехов в Новом году.

Борт дизель электрохода «Обь».