Андрей НИКОЛАЕВИЧ

ассистент оператора, оператор

Имя при рождении:
Андрей Борисович НИКОЛАЕВИЧ-КУРЬЯК

Профессии:
ассистент оператора, оператор

Краткая биография

Николаевич-Курьяк Андрей Борисович (1912, Иркутск, Иркутская губерния, Российская империя — октябрь (по другим данным — сентябрь[1]) 1941, под Брянском, СССР). 

В кино с 1934 года. С 26 ноября 1935 — ассистент оператора Московской студии «Союзкинохроники»  / Центральной студии кинохроники.

В начале Великой Отечественной войны был направлен на съемки на фронт.

  • С июля 1941 — в киногруппе Западного фронта (в киногруппу входили — кинооператоры Аркадий Шафран и  Владимир Ешурин, ассистента оператора Владимир Комаров и Андрей Николаевич [Николаевич-Курьяк]). 

С 06 октября 1941 года Аркадий Шафран, Андрей Николаевич и водитель (имя неизвестно) полуторки, на которой передвигалась киногруппа, попали в плен на территории Брянска, занятой немецкими войсками.

Из воспоминаний Аркадия Шафрана, которые были опубликованы в книге фронтового кинооператора Семёна Школьникова ("Сквозь огонь и стужу. Фронтовой кинооператор: повесть незабываемых дней" (изд.: — Таллин: Русский Дом; 244 страницы; 2007)), следует, что киногруппа попала в плен в октябре 1941 года, когда танки Гудариана прорвали оборону Красной Армии в районе Брянска. В биографии Шафрана указано, что он прибывал в немецком плену с 06 по 20 октября 1941 года, из плена бежал. По свидетельству Аркадия Шафрана — Андрей Николаевич погиб в лагере для советских военнопленных. О судьбе водителя полуторки ничего неизвестно.
______________________________
1) Cправочник "Создатели фронтовой кинолетописи. Биофильмографический справочник" (Авт.-сост. А.С. Дерябин. — М.: Госфильмофонд России, 2015; с. 809).

СЕМЬЯ

Отец (предположительно ) — Борис Алексеевич Курьяк, родился в 1873 г. В 1891 г. поступил учиться в Морское инженерное училище императора Николая I. По окончании училища был зачислен младшим инженером-механиком в 3-й флотский экипаж и назначен трюмным механиком на крейсер 1-го ранга «Россия», затем на броненосец "Император Александр III'. Позже назначен наблюдателем за постройкой механизмов для крейсера «Алмаз». В 1901 г. был уволен в отставку и принят на Забайкальскую железную дорогу на должность помощника начальника, затем начальника Байкальской железнодорожной переправы.
В августе 1910 г. Б. А. Курьяк подаёт в Управление по сооружению сибирских железных дорог прошение о разрешении вступить в брак с дочерью потомственного почётного гражданина Н.О. Истрем. После женитьбы просил место в министерстве, но не получил его. В 1916 г. Правительствующий сенат удовлетворил прошение Б.А. Курьяка об изменении фамилии: он стал именоваться как Б. А. Николаевич-Курьяк.
Родственник — Курьяк Владимир Петрович (30.05.1894 — 1937), родился в Вильно, в семье полковника. Окончил гимназию в Иркутске в 1911г. учился на механическом отделении Томского технологического института. В 1912 г. поступил на механическом отделение ППИ. В 1914г. добровольно ушел на фронт. Служил в 7-й Сибирской артиллерийской бригаде, штабскапитан. В 1918г. демобилизован, восстановился в институте, но призван в Красную Армию: прораб, районный инженер. Военно-инженерного ведомства. В 1922-1924г. снова студент ППИ. В 1925г. назначен в комиссии при Кронверском артскладе. Работал на восстановлении отопительных и вентиляционных систем. В 1926г. пытался восстановиться в институте и получил отказ. Перед арестом главный инженер Управления военно-строительных работ ЛВО, военинженер 2-го ранга. Арестован 23.06.1937. Приговорен постановлением ВК ВС СССР от 29.08.1937 по статье №58-7,8,11 к ВМН.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

1941  Союзкиножурнал № 68 (вошли сюжеты: Боевые действия на фронтах Великой Отечественной войны; Замаскированные самолеты на аэродроме. Проверка самолетов, подвеска бомб; самолеты в воздухе, сбрасывают бомбы; Партизанский отряд. Командир обучает партизан бросать гранаты); режиссер: И. Сеткина; операторы: В. Ешурин, В. Штатланд, А. Шафран, М. Беров, А. Николаевич
1941 — Союзкиножурнал №92 (вошли сюжеты: Освобождение г. Ельни. Танковая атака. Атака пехоты. Санитары оказывают помощь раненым. Трофейные орудия. По городу проходят части Красной Армии. Жители рассказывают о зверствах фашистов); режиссер:  И. Сеткина; операторы: Г. Бобров, А. Крылов, Н. Николаевич  
1941 — Подарок И. В. Сталину (сюжет для кинолетописи; уч. номер РГАКФД: 5933; вошли съемки на Северо-Западном фронте: Группа бойцов в лесу рассматривает барельеф И. В. Сталина, сделанный бойцом-художником на дереве. Художник передает свою работу с надписью "Дорогому отцу и учителю, Великому И. В. Сталину" своему командиру; оператор
1941 — Фронтовые съемки (сюжет для кинолетописи; уч. номер РГАКФД: 8767; вошли съемки: Западное направление, август, 1941 г. Группа бойцов и командиров осматривают трофейный танк "Изабелла". Командир ставит перед артиллерийским расчетом боевую задачу. Взлет самолетов с военного аэродрома); операторы:
1941 — Съемки с фронта (сюжет для кинолетописи; уч. номер РГАКФД: 8679; вошли съемки: Северо-Западное направление, сентябрь 1941 года. Учеба минометчиков и артиллеристов в прифронтовой полосе. Допрос пленного в окопе; операторы: Бобров, Крылов, Николаевич

________________________________
При подготовке материала использована информация из открытых источников. Фильмография  — электронный каталог РГАКФД; Биография: справочник "Создатели фронтовой кинолетописи. Биофильмографический справочник" (Авт.-сост. А.С. Дерябин. — М.: Госфильмофонд России, 2015; с. 809).

Библиография

1984 — Их оружие — кинокамера. Рассказы фронтовых кинооператоров / А. Крылов [текст] "На Ельнинском выступе" ( Составители: А.А. Лебедев, Д.Г. Рымарев; Союз кинематографистов СССР) (изд.: — М.; Искусство)

Цитаты

Аркадий Шафран [фронтовой кинооператор]:
[...]В начале октября танки Гудериана прорвали нашу оборону южнее Брянска. Поэтому когда 6 октября мы с моим ассистентом Андреем Николаевичем въехали в Брянск, нас поразила какая-то тревожная тишина. Улицы были безлюдны. Только при въезде в город мы заметили красноармейца, который стоял на посту, охраняя мост через речку. Недавно бомбили город. Разрушенные дома, дымящиеся пожарища, битое стекло и кирпичное крошево на асфальте улиц…
В восточной части города увидели воинскую колонну. Мы двинулись ей навстречу. На тротуаре стояла небольшая группа горожан. Они замахали нам руками. Мы решили, что они приветствуют нас. Машина у нас была грузовая. Я сидел рядом с водителем. Андрей был в кузове, и ему ничего видно не было. Мы сблизились с колонной и только тут разглядели, что это немцы. Улица узкая, машину не развернуть. Я крикнул шоферу:
— Давай в сторону!
Он резко повернул руль вправо. Машина передними колесами перескочила придорожную канаву и безнадежно заглохла. Немцы открыли пулеметный огонь. В первые месяцы войны оружие операторам не выдавали, поэтому ответить на огонь нам было не из чего. Так мы попали в плен. У меня забрали киноаппарат, содрали с ног сапоги. Очки сбили, я слышал только, как они хрустнули под сапогом немца.
Нас втолкнули в какой-то скотный загон, где уже находилось немало наших красноармейцев, превратившихся теперь в военнопленных. Нас продержали в этом загоне три дня без пищи и воды. Кругом колючая проволока и много-много наблюдательных вышек.
В лагере немцы сразу стали нас сортировать. В первую группу отобрали коммунистов и политработников. Во вторую — командиров. Все остальные оказались в третьей группе. Тех, кто попал во вторую и первую группы, сразу жe куда-то увезли. Куда — не знаю. Но полагаю, что эти люди погибли раньше, чем кто-либо другой.[...]
Как-то утром построили весь лагерь. Мы полагали — на работу. Оказалось, что перегоняют в другой лагерь. Колонна военнопленных вытянулась по дороге на большое расстояние. В голове колонны и в ее хвосте ехали на машинах солдаты с пулеметами, по бокам шли конвоиры с собаками на поводках.
Колонна двигалась лениво, как вязко текущая по равнине река. Люди шли с поникшими головами. Кто-то опирался на палку, кому-то посчастливилось раздобыть костыль. Тот, кто мог двигаться самостоятельно, сам подставлял свое плечо товарищу по общей беде. Многие в этом «строю» были перевязаны грязными бинтами с пятнами запекшейся крови. Сбитые ноги месили холодную дорожную грязь…[...]
Когда наступил вечер, нас остановили на опушке леса. Недалеко находилось картофельное поле. Андрей отправился добывать картошку, попросив меня оставаться на месте, чтобы нам не разминуться. Я ждал, долго ждал, но Андрей все не возвращался. Я подумал, что пора идти на поиски. По дороге несколько раз негромко окликал Андрея. Тишина… Вернулся к кострам, обошел их все до единого. Андрея нигде не было. Решил отложить поиски до утра. Пристроился возле одного из костров и посидел возле него до утра. Чуть рассвело, и нас погнали дальше. Пошел дождь пополам со снегом. На ногах у меня были лапти. Ими снабдили меня добрые люди, когда увидели мои сбитые в кровь босые ноги. Лапти пристраивать к ногам я не умел. Поэтому портянки из них все время вылезали, волочились по грязи, мешали идти.
Механически переставляя ноги, я все думал о том, как мне отыскать своего товарища, и не заметил, что попал в голову колонны. И тут меня осенила мысль прочесать всю колонну до самой последней шеренги. Замедлив шаг, я начал отставать. И так переходил из ряда в ряд, пока не оказался в последнем. Сзади были только конвоиры и немецкие овчарки. Я понял, что больше мне не суждено было увидеть Андрея. Скорее всего, он погиб на том самом картофельном поле…[...]

Отрывки из книги фронтового кинооператора Семена Школьникова "Сквозь огонь и стужу. Фронтовой кинооператор: повесть незабываемых дней" (2007), Источник

[ Страница дополняется материалами ]