СОЮЗКИНОЖУРНАЛ 1941 № 114

«Не забудем! Не простим!» (кинодокументы о зверствах фашистов в Ростове-на-Дону)

Предыдущий выпуск Следующий выпуск
Киножурнал:
СОЮЗКИНОЖУРНАЛ

Выпуск:
1941 № 114 (4/7)
«Не забудем! Не простим!» (кинодокументы о зверствах фашистов в Ростове-на-Дону)
(1 часть)

Категории:
Великая Отечественная, Война, Вторая мировая, Город, Общество

Учетный номер документа: 4672 в каталоге кинодокументов РГАКФД

Создатели

Режиссёр:
Рафаил ГИКОВ

Другие создатели

Операторы: А. Каиров, Н. Левитан, Г. Попов
Звукооператоры: Дембицкий, Смирнов, Гунгер

Краткое содержание

 
НЕ ЗАБУДЕМ! НЕ ПРОСТИМ!
Кинодокументы о кровавых зверствах фашистских мерзавцев
в Ростове-на-Дону
 
Вошли кадры хроники: С. К. Тимошенко, Н. С. Хрущев и другие военачальники одного из фронтов разрабатывают план наступления. Район Ростова-на-Дону. Движение и боевые действия частей Красной Армии. Раненые. Действия санитаров. Убитые немецкие солдаты. Трофеи. Город Ростов-на-Дону. Части Красной Армии в городе. Разрушения. Железнодорожный вокзал города. Движение артиллерии, пехоты. Трупы убитых, замученных жителей Ростова-на-Дону разного пола, возраста. Убитые красноармейцы. Жители города оплакивают родных и близких.

СПРАВКА
 
Ростов-на-Дону. Люди опознают родственников, убитых немецкими аккупантами.
 В период осенней распутицы маршал Тимошенко собирал
на Кавказе новые дивизии, корпуса и армии. Среди членов военного совета Юго-Западного фронта находился один в ту пору малоизвестный человек, с огромной энергией занимавшийся созданием новых частей и организацией партизанского движения – Никита Сергеевич Хрущев. В то время как советское Верховное Главнокомандование мобилизовало все новые и новые армии, у немцев острее и острее ощущалась всеобщая нехватка ресурсов. Резервов не хватало – их просто не было ни у кого. Если где-нибудь Красная Армия осуществляла прорыв, чтобы залатать брешь, приходилось перебрасывать туда части с другого участка. Становилось совершенно очевидным, что на восточном фронте немцам не хватало как минимум трех армий – по одной на каждую группу армий. Зловещим примером постоянного дефицита войск стала ситуация, сложившаяся в сражении, которое вела группа армий "Юг" за Ростов.
17 ноября 3-й танковый корпус генерала фон Макензена силами 13-й и 14-й танковых, 60-й моторизованной дивизии и "Лейбштандарта", начал штурм этих ворот Кавказа.[…]
20 ноября три мобильные дивизии пробились в город, население которого насчитывало 500 000 жителей, и продолжили продвижение прямо к Дону. 1-й батальон "Лейбштандарта" ударил через ростовский железнодорожный мост и захватил его в целости и сохранности. Тем временем 60-я моторизованная пехотная дивизия осуществила бросок на восток и юго-восток, овладев Аксайской, в то время как 13-я танковая дивизия по пятам преследовала отступавшего противника с запада. Ростов, ворота в советский нефтяной район, находился в руках немцев. Мосты через Дон в Ростове представляли собой не просто переправу через реку: эти мосты вели на Кавказ и дальше в Персию. Не зря же Британия и Советский Союз вошли в Персию в конце августа 1941 г. и построили дорогу от Персидского залива через Тебриз к советскому фронту на Кавказе. Таким образом, Советский Союз получил прямой сухопутный путь – единственный, – связывавший его с богатыми западными союзниками. Старая Военная грузинская дорога, ведущая от долины Терека через перевалы в горах к Тифлису, завоеванному русскими примерно в середине девятнадцатого столетия, приобретала новое значение.
В результате Ростов превратился, в своего рода центр коммуникаций, перевалочную станцию между Советским Союзом и Британией для поставок вооружения и разного рода грузов через Персидский залив. Естественно, советский Генеральный штаб попытался сделать все возможное и невозможное для того, чтобы отбить Ростов у немцев и преградить танковой армии Клейста путь на Кавказ.[…]
25 ноября 1941 г. мотоциклисты моторизованного разведывательного батальона из состава "Лейбштандарта" удерживали восьмикилометровый участок вдоль южной оконечности Ростова, непосредственно на берегу Дона, ширина которого в том месте доходила до километра. Но огромная река перестала быть препятствием – она замерзла. Погода была отвратительная – пронизывающий холод, а немецкие солдаты не имели зимнего обмундирования. Тревога прозвучала в 05.20. Советские полки – части 343-й и 31-й стрелковых дивизий, а также 70-й кавалерийской дивизии – атаковали позиции немцев по всей их ширине. На самом переднем крае залегли триста гренадеров – всего только триста. А на них шли три советские дивизии. Первый приступ сделала 343-я стрелковая дивизия. На какой-то момент шок парализовал немцев: сцепив руки, с песней и криками "Ура!" советские батальоны надвигались на них широким фронтом из холода ледяного рассвета. Штыки казались остриями копий, торчавшими из живой стены. Стена приближалась ко льду Дона. По команде русские перешли на бег. Все так же сцепив руки, они волной катились по льду.[…]
28 ноября красноармейцы ворвались на позиции 1-й роты. Это были части советской 128-й стрелковой дивизии, сформированной в июле и переброшенной из Краснодара под Ростов, где они и приняли свой первый бой. Оберштурмфюрер Ольбётер решил немедленно контратаковать, но на сей раз всего с тридцатью солдатами и двумя самоходными орудиями. Первым делом, конечно, предстояло срезать сапоги с обмороженных ног. Он обернул ноги бинтами, кусками фланели и двумя попонами, стянув все это веревками, затем он взобрался на броню самоходного орудия. Несмотря на отмороженные и завернутые в попоны ноги, оберштурмфюрер появлялся то слева, то справа от штурмового орудия, направляя действия солдат, раздавая распоряжения и команды и стреляя из автомата.
Бой продолжался два часа. По завершении его Ольбётеру удалось смять позиции противника. 300 тел убитых советских солдат осталось лежать на отбитых немцами позициях. Но среди них лежало также и большинство солдат и офицеров-мотоциклистов из 1-й роты разведывательного батальона оберштурмбаннфюрера Майера. Русские вернулись. Они упорно атаковали вновь и вновь и в конечном итоге прорвали тонкую линию немецкой обороны. Самый величайший героизм и самопожертвование не спасали ситуацию. Факт оставался фактом – немецким войскам под Ростовом не хватало численности. Три сильно потрепанные дивизии, в ротах которых не набиралось иногда и трети от нормального личного состава, просто не могли долго сдерживать бесконечный натиск пятнадцати советских стрелковых и кавалерийских дивизий, а также нескольких танковых бригад.[…]
[…]...немецкая армия на Востоке понесла первое крупное поражение. В своей армейской штаб-квартире под Москвой, в имении Толстого Ясная Поляна, Гудериан мрачно заметил: "Это первый тревожный сигнал". Он не знал, что через два дня другой тревожный сигнал раздастся на его собственном участке. И не только на его, но и по всему Восточному фронту. Удар, нанесенный войскам Рундштедта на юге, являлся только эпизодом, всего лишь малозначительным событием по сравнению с ураганом, обрушившимся на группу армий "Центр" под Москвой шесть дней спустя.[…]