Фильм «Россия Николая II и Лев Толстой» (1928)

100-летие со дня рождения Льва Толстого на экраны вышел фильм Э. И. Шуб

Этот фильм — большая неудача. Вместо опротестованного Толстого, — привлекательный, огромный, облепленный мелочью, героический старик. Понятно — он дан на фоне идиотского семейно-парадного быта Романовых. На этом фоне любой граф выйдет Маратом.
Николай II играет в теннис. Это городовой с ракеткой — высокие сапоги, шаровары, мундир и фуражка, и так он бегает. А тема фильма, казалось бы, - дискредитация непротивления злу. Я охарактеризовал фильм, как неудачный, ввиду эклектического ведомственного заказа. Мораль левым: не лазь юбилеить. Юбилейная эклектива изуродовала то, что могло быть ударным и отчетливым.
А последняя часть фильма — противопоставление Ясной Поляны (с ее диванами, реликвиями, портретами) — Москве, урбанизму, строительству — тоже несостоятельно, ибо уже больше глаз не приемлет условных штампов, в которых кинематографисты выражают строительство. "Трамваи, расходящиеся на повороте", "какая-то машина вращается", "пять аэропланов в небе", "физкультурницы идут через Красную площадь".
Нестерпимо.
ТРЕТЬЯКОВ С. Лев Толстой и Романовы // Звезда Алтая. 1928. 14 дек.

Ясная Поляна.

Летом 1928 года я снимала Ясную Поляну для моего фильма "Россия Николая II и Лев Толстой". Снимала дом, комнаты, где проводил часы работы и отдыха Л. Н. Толстой,— столовую, гостиную, кабинет и спальню, комнату в нижнем этаже со сводами, где он создал свой роман "Война и мир"... Дом утопал в цветущей сирени, в бело-лиловом благоухающем мареве. Благоухали аллеи, и сад, и леса, и поля. Было тихо и солнечно. По нашей просьбе племянница Л. Н. Толстого играла нам на рояле любимые сонаты Льва Николаевича: "Лунную" и "Аппассионату" Бетховена, Шопена и др. Я сняла ее у рояля, за которым не раз играл свои любимые вещи Лев Николаевич. Сняла места прогулок Льва Николаевича, великую могилу, деревню, сильно изменившуюся в советские годы, уроки в новой школе на высоком пригорке. День посещения Дома-музея экскурсантами — рабочими, крестьянами, учащейся молодежью. Воскресный вечер на берегу пруда у зажженного костра, где отдыхала и веселилась колхозная молодежь и одна удивительная старуха плясала русскую, которая радовала в ее исполнении Льва Николаевича. […]
К этому времени мной были обнаружены уже все сохранившиеся кинематографические кадры Л. Н. Толстого и отобраны старые хроники, снятые в период начиная с 1907 года до года смерти великого писателя. Все эти хроники воссоздавали эпоху царской России в последние годы жизни Л. Н. Толстого. […]
Каждый кадр представлял огромный исторический интерес. Подлинные события и происшествия этих лет, а также среду, в которой жил Толстой в эти годы, монтажно удалось организовать так, что до советского зрителя дошел дух эпохи. Убедительность подлинного, неинсценированного материала красноречиво помогла вскрыть полное одиночество Толстого и обреченность его проповеди. […]
ШУБ Э. Жизнь моя — кинематограф. М., 1972.

Источник: ЭОК