14.08.2020


Автор:
В. Курляндский, В. Пятинин

Курляндский Виктор Анатольевич - художник, преподаватель. Пятинин Валерий Федорович - режиссер, кинооператор, фотограф.

Опубликовано в журнале "История Петербурга" № 1 (29) 2006 год. Автор фото: Валерий Пятинин.

Посмотрим повнимательнее на здание храма Воскресения Христова (Спаса на Крови).

Что обычно говорят экскурсо­воды или что мы можем прочитать в туристических путеводителях? Храм Воскресения Христова, в на­роде - Спас на Крови, построен в 1907 году. Строился 24 года — с 1889 по 1907 год — на месте смер­тельного ранения Александра II по проекту академика А. Л. Парланда и архимандрита Троице-Сергиевской пустыни Игнатия... И далее экскурсоводы и справочники сооб­щают нечто вроде: «Еще издали собор привлекает внимание замечательным декором — разнообразными наличниками и кокошниками, в которые заключены мозаичные вставки и иконы, с пояс­ками, изразцами, разноцветной черепицей, позолоченными и по­крытыми яркой ювелирной эмалью...». Невольно возникает вопрос: неужели внешняя красота — это все, ради чего создавался этот архитектурный памятник? И умест­ны ли здесь, на этом скорбном мес­те, все эти украшения?

Но есть то, о чем не говорит ни один экскурсовод и о чем мы не про­читаем ни в одном путеводителе. Знаменитый критик В. В. Стасов отмечал, что в орнаменте древних не было ни одной праздной черты. Что значит праздной? Видимо, он имел и виду, что орнамент создавался ради заключенного в изображении глубокого смысла, жизненно важно­го для автора и для зрителей, а не для того, чтобы быть «простым украшением». Имеет ли такой смысл декор на стенах храма Воскресения Христова? Ведь храм создан не в древности, а в начале XX века, и его архитектурный стиль — эклектика. Были даже мнения, что он не имеет художественной ценности...

Объем этой статьи не позволя­ет дать расшифровку символичес­кого значения каждой детали и структуры всего сооружения в це­лом. Мы раскроем смысл только некоторых элементов декора.

Вот декоративное обрамление иконы. Оно сплошь состоит из кружков, в которых расположены рельефные изображения стилизо­ванных 6-лепестковых цветов. На наличниках и кокошниках окон мы видим такие же цветы, только с большим количеством лепестков. В центре кокошников изображены равносторонние кресты в круге... Это древнейшие символы, которые встречаются, на удивление, повсе­местно — на памятниках культуры древнейших цивилизаций как Во­стока, так и Запада. Распускающий­ся цветок символизирует развитие, становление, возникновение Мира, Вселенной из центра (точки, не имеющей размеров). Этот центр (точка) символизирует Первопри­чину, Высший Принцип, Абсолют, от которого все зависит и без чего нет существования.

Круг, в котором расположен цветок, — это временный мир, на­ходящийся в становлении, в кру­говом движении вокруг центра. Сердцевина цветка — это заро­дыш, семя, из которого возникает Мир, Вселенная. И такое же значе­ние имеет изображение колеса со спицами — с неподвижной осью и вращающимся ободом. Равносто­ронний крест в круге имеет то же самое значение — расширение Мира, Вселенной из центра по че­тырем направлениям: север, юг, во­сток, запад («на все четыре сторо­ны»). Как это ни удивительно, та­кое представление о становлении Мира из точки соответствует и со­временным научным воззрениям — теория «Большого взрыва» и «рас­ширяющейся Вселенной».

Есть и другое значение изображения цвет­ка, где он символизирует «Чашу небесных вод», расположенную над небосводом, и из которой в наш мир изливается «живая» вода, об­ладающая жизнетворной силой и воскрешающим действием, несу­щая жизнь и благодать. То есть цветок может символизировать либо становление Мира, либо - «Чашу небесных вод». «Небесные воды» - это духовная, нематериальная суб­станция. Попадая в наш мир, она «материализуется» — становится благодатным дождем. Рождая жизнь, эта субстанция теряет свою живительную силу (в сказках - «живая» и «мертвая» вода), после чего необходима новая «зарядка» энергией, для чего она снова поднимается в небо. Образуется «кру­говорот» живой воды (подобна вдоху — выдоху) — от неба к земле и от земли к небу.

Этот круговорот часто изображается завитками ор­намента в форме латинской буквы «S». Потоки, вихри небесных вод на изображениях словно прорастают растениями с цветами и листьями, символизируя ее животвор­ную силу. Изображения круговорота небесных вод, являющиеся элементами архитектуры и декора­тивных росписей, встречаются по­всеместно на протяжении всей че­ловеческой истории. На храме Воскресения Христова таких своего рода образных «посланий» нам от древних времен очень много. Например, повсюду под арками и карнизами во многих местах на стенах храма есть зигзагообразный орнамент, и под ним, вдоль всей длины карниза, — выступы, направленные вниз, символизирующие и означающие капли воды, свисаю­щие с небесного свода, подобно конденсату на потолке.

Вход в храм представляет собой крыльцо с на­весом, опирающимся на столбы–балясины. Балясина означает бо­жественное оружие — громовую дубину, перун (молнию). На крес­тьянских деревянных избах подо­бия перуна — «громовники» стави­лись на конек крыши для защиты от молнии (по принципу магичес­кого действия подобного на подоб­ное). Таким образом, вход в храм — крыльцо, а вместе с ним и весь храм символически защищены от удара молний и вообще от катастроф и враждебных действий.

Обратим внимание на ограду, окружающую храм. Её образное решение кажется странным и причудливым. Мощные завитки растительного орнамента, расположенные между столбов - опор, как будто стремятся вырваться из оков. Динамика их формы противоречит назначению, статике ограды. Ho если вникнуть в смысл ее образного решения, то станет ясно, что это — изображение вихря, круговорота небесных вод. Это вихрь живой воды, как апофеоз жизнеутверждающей силы, несет с собой возрождение жизни, которая расцветает гигантскими цветами и листьями в образном решении орнамента ограды храма.

Здание храма является бук­вально «заповедником» древних символов. Создатели храма как будто хотели собрать животворя­щую силу всех символов во всем многообразии, многогранности их смыслов, чтобы «заклясть» смерть, противопоставить ей — торжество Вечной жизни. Отсюда такая дроб­ность, такое количество деталей, орнамента, такая сложность струк­туры всего сооружения. Взгляд зри­теля, не вникающего в глубинный смысл архитектурного замысла, за­путывается в деталях и не в состоя­нии охватить и понять нее в целом.

Сверхзадача всего сооружения храма Воскресения Христова вы­является после того, как мы начи­наем понимать образный смысл отдельных деталей, которые, скла­дываясь в одно целое, дают пони­мание Bcей идеи. Весь храм во всем его убранстве это символ воскре­сения, победы вечной жизни над смертью. Христос Воскрес — «ве­селие вечное».

Эта радость Воскресения воп­лощается в многокрасочности, обилии нарядных, оптимистичес­ких орнаментов и украшений хра­ма Воскресения Христова (Спаса на Крови).

Символы на стенах храма Вос­кресения Христова, построенного в начале XX века в Санкт-Петер­бурге, имеют прямую связь с сим­волами, имевшими место в циви­лизациях многотысячелетней дав­ности — древнего Египта, древней Индии и других, с глубокими кор­нями, уходящими во тьму доисто­рического времени.

Возникает множество вопросов:

как эти символы дошли до XX века?

— каким образом сохранилось знание их смысла?

— как передавалось все это от поколения к поколению?

— как создатели храма получи­ли это знание?

Совершая прогулки по нашему городу или торопясь на работу, мы ежедневно и почти повсеместно можем видеть эти древние симво­лы на самых обыденных вещах: дверных ручках, фонарях, решет­ках, перилах и т. д.

Невероятно, удивительно, по­трясающе! в самых обыденных вещах, в архитектурных сооруже­ниях видны следы каких-то древ­них культур, несущих в себе нам, живущим сегодня, в XXI веке, за­кодированную символическую информацию.