Некоторые соображения о пережитом

О работе кинооператора на съемках событийных фильмов в 50-х — 80-х годах.

09.12.2018


Автор:
Валерий Никонов

Оператор кино и телевидения. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (2008). 

Фото: "Никита С. Хрущев и Андрей А. Громыко на встрече с делегацией Индии". Среди кинооператоров (на фото справа) Галина Захарова и Михаил Ошурков снимают на камеры «Конвас-автомат», оператор ТВ Лев Довгвилло (стоит на фото слева от Г. Захаровой) снимает на камеру «Arriflex», стоит в центре (тогда ещё асс. оператора) Валерий Никонов. Фото из личного архива Е. Андриканис (дочери Г. Захаровой).

Я помню многих наших студийных стариков в лицо. Не всех по имени-отчеству. В конце 50-х они мне казались стариками, хотя выглядели очень достойно. Это были солидные люди и по статусу профессий, и по тому месту, которое они занимали на социальной лестнице (тогда такое слово ещё не употреблялось), и по зарплате – проявлялось это и во внешнем рисунке, и в самоощущении.  “Бобры” - было адекватным нынешнему выражению “ крутые”.По торжественным случаям они украшали грудь медалями Сталинских премий. Тогда в 60-х благодаря писателю С. Смирнову в стране началась кампания памяти о Победе в Великой Отечественной войне, все стали надевать фронтовые награды, что очень впечатляло окружающих. Как все советские люди старших поколений, они были в командировочном быту неприхотливы, но если в городе был ресторан, то ужинали обязательно в нём. Почти у каждого была солидная сберкнижка (теперь это называется “счёт в Сбербанке). Одно время в студийном вестибюле существовал небольшой буфет, где, отмечая что-нибудь, или просто так они выпивали коньяк и закусывали бутербродами с осетриной и икрой. Когда это приобрело характер злоупотребления, то буфет закрыли, а на этом месте выгородили закуток 2х2 метра и открыли сберкассу.

Всё, о чём я рассказываю, касается в основном творческих работников: сценаристов, режиссёров, операторов, редакторов, частично – ассистентов. В остальных цехах и отделах студии был свой, своеобразный мир (органично взаимодействующий и часто зависимый от творцов) представителей довольно редких профессий.

Телевидение тогда ещё пребывало в пелёнках, готовые программы состояли большей частью из текстов, читаемых «кукушками» – так называли в быту дикторов Центрального телевидения, которое тогда являлось только потенциальным конкурентом нашей родной «Кинохронике». А потому приезд кинохроники в то время считался (воспринимался) значимым событием, будь то завод, колхоз, институт, детсад, воинская часть или больница в любом уголке страны.

Звукооператор Валентина Георгиевская и оператор Валерий Никонов (ведет съемку на кинокамеру «Arriflex 35 BL»). Оператор (на фото слева) с видеокамерой «Betacam». Москва. Конец 80-х годов. Автор фото: Юрий Барыкин.

Забегая вперёд, скажу, что ЦСДФ и региональные студии кинохроники, подчинялись, как и игровое кино, Министерству культуры и курировались отделом культуры ЦК КПСС, а Центральное телевидение (иного тогда ещё не было) – отделом пропаганды ЦК КПСС. Когда развитие телевизионной техники и телевидения в целом достигло определенного уровня, а количество зрителей телепрограмм превысило количество зрителей киножурналов в кинотеатрах, то информационная ценность кинохроники заметно снизилась. К тому же в кинотеатре свежий выпуск новостей появлялся только раз в неделю, а на ТВ новости выходили оперативно — в день событий. У ТВ было явное преимущество в показе событий. Но ещё несколько десятилетий ЦСДФ оставалась  придворной студией, где создавались фильмы по заказу министерств и ведомств, в том числе ДОСААФГлавПУРаСОКК и КП СССРМосковского патриархата, ССОД — «Ленин. Страницы биографии» (1969; по заказу ССОД; полнометражный; авторы сценария: Беликов В., Козырев Е., Осьминин В.; режиссер: С. Пумпянская)«Поместный собор 1971» (По заказу Московского патриархата; полнометражный; реж.: З. Тулубьева); «ДОСААФ – школа патриотов» (1977; режиссер: В. Логинов); «Всё начинается с билета» (1982; о лотереи ДОСААФ СССР; реж.: В. Скитович); «ДОСААФ – Родине» (1984; реж.: В. Софронов);  «Посланцы мира и дружбы» (1986; фильм посвящен 60-летию ССОД – Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами; По заказу ССОД; режиссер: З. Фомина); «Львовский собор» (1986; Производство: ЦСДФ по заказу по заказу Московской патриархии (при участии Совет по делам религии; режиссер и автор сценария: Р. Сергиенко); «Цепочка жизни» (1987; Производство: ЦСДФ и Кай Холмберг Продакшэнс (Финляндия) по заказу Исполнительного комитета СО Красного Креста и Красного Полумесяца СССР, при участии Финского Красного Креста; автор сценария; режиссеры: В. Катанян, К. Холлемберг) и многие другие.

На съемках фильма «Цепочка жизни» (1987). Василий Катанян и Валерий Никонов снимают в доме для престарелых в Хельсинки (Финляндия). Фото из личного архива В. Никонова.

Это были тематические фильмы, чаще всего на основе конкретных событий: пребывание в СССР иностранных делегаций и глав государств, визиты наших руководителей за рубеж, учения армий стран-участниц Варшавского договора и прочее.

Поэтому упадок значимости и авторитета ЦСДФ связан в основном с развитием технических возможностей телевидения. К тому же ЦТВ в отличие от студии долгое время не располагало мощным производством и высокопрофессиональными творческими кадрами. Объединение «Экран» и его документальная студия только становились на ноги.

Было два момента в истории ЦСДФ, которые могли сыграть определенную роль в ее техническом переоснащении и, может быть, положительно отразились бы на ее дальнейшей судьбе.

Первый момент — это когда (могу ошибаться в датах) в середине 70-х годов, молодой режиссёр О. Уралов, пришедший к нам из АПН, предложил перейти с 35-миллиметровой киноплёнки на 16-миллиметровую обратимую пленку, на которой работала телевизионная хроника. Хотя бы частично. То есть развивать обе технологии параллельно. Вопрос рассматривался на объединённом худсовете с партийным комитетом. В ходе обсуждения почти не звучали доводы о дополнительном финансировании, закупках камер, обработке пленки – вообще о технической стороне. Чётко сформулированных аргументов не было – и предложение, не говоря уже о дальнейшем продвижении этой темы, было просто отклонено.

Инициаторами отказа были два весьма авторитетных в нашем узком профессиональном кругу режиссёра: Владлен Трошкин и Леонид Махнач. Причём Трошкин в прошлом был оператором. Но быстро став «классиком» (в своем понимании), обрел косность мышления, часто проявлял некомпетентность в вопросах развития неигрового кино, просто не хотел и не желал что-либо менять или учиться на чужом опыте. Хотя было совершенно очевидно, что 16-миллиметровая техника легче, отличается большей мобильностью, синхронным звуком, лучшей оптикой. Разработанные отечественными НИКФИ и МКБКА 35-миллиметровые репортажные кинокамеры оставались громоздкими и недостаточно надёжными (у  АРРИ запись звука – система пилотон).

На фото (слева направо): Олег Уралов, режиссёр из Гемании, сценарист Герман Климов, режиссёр Игорь Гелейн. В московском Доме кино. Автор фото: Юрий Барыкин.

Второй момент – еще одну упущенную возможность технического переоснащения ЦСДФ — я плохо помню. Помню, что это тоже было связано с именем О. Уралова, который в 80-х годах стал директором студии и решил развивать видеотехнологии. Создал специальный отдел, закупил (через Госкино) видеокамеры, монтажную аппаратуру, нанял видеоинженеров, техников и организовал для кинооператоров курсы повышения квалификации, вернее, курсы овладения основами видео. Кто из операторов хотел и верил в будущее этой технологии, те с интересом учились (2-3 месяца). Остальным потом пришлось сложнее.

Но устремления О. Уралова были более далёкими. Работая над фильмом об Андропове, он получил возможность выхода на кого-то из высших руководителей страны и предложил развить в Москве, а затем и во всей стране новую перспективную технологию – видео. Тем более, что отечественные разработки тогда уже существовали, а с Запада шел (и часто нелегально) поток видеомагнитофонов, любительских камер и видеофильмов. Этот процесс мог трансформироваться в криминальный бизнес и выйти из-под контроля власти. Предложение было одобрено на самом верху, были выделены деньги, причем весьма приличные, а также специальное помещение. Самому же Уралову было поручено возглавить новое предприятие ВПТО «Видеофильм». А для значимости дела и повышения его статуса он был назначен заместителем председателя Госкино СССР. Создавая «Видеофильм» на ровном месте, а не на базе ЦСДФ, думал ли он о судьбе студии, не знаю. Допускаю, что встречал и сопротивление наших мэтров. Возможно. Знаю одно – он был пришлым человеком, студия не была для него родной, а лишь ступенью в карьере. К ней он никогда не испытывал нежных чувств. Правда, дальнейшая его карьера сложилась совсем не так, как он того хотел.    Выше я неспроста упомянул о тематике фильмов, которые создавались на ЦСДФ по заказам высоких инстанций.

В середине 50-х годов с изменением внешней политики СССР в отношении с зарубежными странами появились и новые пропагандистские задачи у документального кино.

За столом переговоров - А.Н. Косыгин (четвертый справа). Снимают операторы и фотокорреспонденты: Олег Лебедев (второй слева), Олег Воинов (справа на фото). Из семейного архива Лебедевых.

Нашу страну буквально наводнили всевозможные делегации. Партийные, парламентские, профсоюзные, торговые, рабочие, западных бизнесменов, врачей и военных и не только из соцстран, но и из развивающихся и капиталистических — «Китайская делегация в Москве» (1951; реж.: В. Беляев)«30 дней в СССР» (1954; фильм посвящен пребыванию в Советском Союзе членов общества дружбы "Франция-СССР" во главе с Фернаном Винье); «Премьер-министр Бирманского Союза У Ну в СССР»  (1955; полнометражный; режиссеры: Л. Варламов, И. Венжер, И. Сеткина); «Делегация Совета Лондонского графства в Москве» (1955 ); «Югославская парламентская делегация в СССР» (1955; режиссер: О. Подгорецкая); «Делегация японского парламента в СССР» (1955; реж.: М. Славинская); «Французская парламентская делегация в СССР» (1955; режиссер: А. Рыбакова); «Дружба навечно» (1956; пребывание Президента Югославии И.Б. Тито в СССР; полнометражный; режиссеры: Л. Варламов, И. Венжер, И. Сеткина) и многие другие.

Оператор Вадим Горбатский во время правительственной съемки. Москва, Кремль. 1966 год. Фото из архива Г.И. Горбатской (вдовы В. Горбатского).

Все делегации принимались очень достойно, с предоставлением разнообразной программы сразу в нескольких республиках и различных городах. Срок пребывания некоторых делегаций в нашей стране доходил до месяца, включая и отдых в каком-нибудь санатории, часто – у моря. Государство ставило задачу продемонстрировать иностранным делегациям социалистический образ жизни в максимально допустимом спектре. Им показывали большие металлургические предприятия и кондитерские фабрики, текстильные комбинаты и станкостроительные заводы, верфи для гражданских судов и шлюзы каналов, колхозы и совхозы, оросительные системы, театры, спектакли, школы, районы новостроек жилья и радостных новосёлов. Причём не только в Москве, а обязательно в нескольких республиках. Визиты эти освещались в прессе, и к каждой делегации прикреплялась съёмочная группа кинохроники: 2 оператора, 1 ассистент, 1 или 2 осветителя (светотехники), администратор или директор группы.

Фильмы эти имели небольшой тираж, а в кинотеатрах (да и то недолго) из их числа демонстрировались только визиты первых лиц иностранных государств. Информационная составляющая для внутреннего показа была не столь существенна. Основной задачей был выход на зарубежного зрителя. Каждая страна или организация, приславшая делегацию, вскоре после отъезда получала полноценный озвученный текстом (на языке данной страны) и музыкой фильм. Статистики о показе там не существует.

В каждый такой фильм, помимо официальных, протокольных съёмок, вкладывался максимум изобразительного материала о жизни в СССР. А это чрезвычайно усложняло для операторов хроники творческую задачу, так как за сравнительно небольшое время в ходе посещения, допустим, металлургического  комбината, по которому ведут гостей с короткими остановками, надо было ухитриться снять и общий план цеха (чтобы показать грандиозность сооружения) и разлив металла, и рабочих в действии, и мелкие детали, и самих гостей с желательно заинтересованными лицами, и многое другое. Всё это должно было обеспечить разнообразие съёмочного материала для грамотного монтажа, для создания позитивного образа страны, что и было главной задачей режиссёра.

Съёмки требовали времени и наблюдения, осложнялись тем, что проводились в недостаточно нормальных для цветной плёнки экспозиционных условиях. Поэтому светотехников старались отправлять на объект отдельно и заранее, чтобы выставить хотя бы частично на Д-2,8 участок цеха для прохода гостей, для съёмки рабочего процесса. Второго оператора заслать вперёд чаще всего не удавалось, потому что программы визитов были очень плотными. Здесь же, на заводе, могла быть и официальная беседа в заводоуправлении, и большой митинг в одном из цехов, и осмотр готовой продукции с демонстрацией, как, например, на ЗИЛе или заводе «Ростсельмаш».

На пресс-конференции советских и американских космонавтов. 1975 год. На переднем плане снимает телеоператор Виталий ДолИна, на ним с ТВ камерой оператор Валентин Суворов На заднем плане у кинокамеры ЭРА оператор В. Воронцов (?), под ним асс. оператора Леонид Тагаев, справа у кинокамеры (переводит фокус у камеры КОНВАС-АВТОМАТ) асс. оператора Юрий Голубев. Автор фото: Вадим Горбатский. Фото из архива Галины Ивановны Горбатской (вдовы В. Горбатского).

Такой объём репортёрской работы требовал от оператора кинохроники особой наблюдательности, точной оценки технических возможностей плёнки и съёмочной техники, мгновенного принятия творческих решений. Следует заметить, что в таких условиях всё снималось без штатива, с рук. Эргономика камеры конвас-автомат при дискретной оптике до F-75 мм позволяла получать статичное, без явной тряски изображение. Физическая сила оператора имела немалое значение. Как сказал (пошутил) однажды Константин Пискарёв – оператор, работавший на делегациях, человек уже немолодой и грузный: «Ну, что за делегация попалась (досталась)! Не успеешь штатив поставить, – они уже ушли!»

Для режиссёра, не имевшего возможности повлиять на творческое решение оператора в период съёмки, вырисовывалась тоже нелёгкая задача. Как из имеющегося материала (кроме официальной стороны) создать эмоциональный в возможной степени фильм и позитивный образ страны? Именно с таким пропагандистским посылом!

Это уже несколько позже цех летописных материалов организовал отдел, где специальные редакторы отбирали из остатков материалов, не вошедших в другие студийные кинокартины, хорошие кадры, планы, иногда – эпизоды, которые можно было впоследствии использовать в фильмах «о делегациях».

Жанр «делегации» просуществовал до середины 80-х годов, сегодня он полностью забыт, хотя благодаря ему было отснято немало интересной хроники, посвящённой разным сторонам жизни в СССР.

Такой объём репортёрской работы требовал от оператора кинохроники особой наблюдательности, точной оценки технических возможностей плёнки и съёмочной техники, мгновенного принятия творческих решений. Следует заметить, что в таких условиях всё снималось без штатива, с рук. Эргономика камеры “конвас-автомат “ при дискретной оптике до F-75 мм позволяла получать статичное, без явной тряски изображение. Физическая сила оператора имела немалое значение. Как сказал (пошутил) однажды Константин Пискарёв – оператор, работавший на делегациях, человек уже немолодой и грузный: «Ну, что за делегация попалась (досталась)! Не успеешь штатив поставить, – они уже ушли!»

Для режиссёра, не имевшего возможности повлиять на творческое решение оператора в период съёмки, вырисовывалась тоже нелёгкая задача. Как из имеющегося материала (кроме официальной стороны) создать эмоциональный в возможной степени фильм и позитивный образ страны? Именно с таким пропагандистским посылом!

Это уже несколько позже цех летописных материалов организовал отдел, где специальные редакторы отбирали из остатков материалов, не вошедших в другие студийные кинокартины, хорошие кадры, планы, иногда – эпизоды, которые можно было впоследствии использовать в фильмах «о делегациях».

Жанр «делегации» просуществовал до середины 80-х годов, сегодня он полностью забыт, хотя благодаря ему было отснято немало интересной хроники, посвящённой разным сторонам жизни в СССР.

Снимает оператор Юрий Леонгардт. 07 ноября 1965 года. Фото из личного архива Вадима Горбатского (на фото слева).

Были операторы которые специализировались в этом жанре – М. Ошурков, Ю. Монгловский, В. Ходяков и др. В жанре, который утверждал репутацию лучшей репортёрской школы, чем и была ЦСДФ. Эта школа дала и прекрасных спортивных операторов Ю. Леонгардта, Л. Михайлова, Г. Серова, Р. Петросова.

Снимает оператор Л. Михайлов. 1963 год. Автор фото: В. Горбатский. Фото из архива Г.И. Горбатской.

Навыки репортёрской школы были применимы и при съёмках тематических фильмов и сюжетов. А если оператор обладал ещё и художественным вкусом и образным видением, то цены ему не было. Вероятно, с появлением в конце 40-х годов камеры «конвас-автомат» - мобильной ручной камеры, как-то быстро закончился период постановочных (перед стационарной камерой) кадров, и поведение героя, персонажа сюжета или фильма стало более естественным в кадре.

Но умные режиссёры всё же прибегали к организации процесса, но организовывали как бы событие-действие, а оператор внутри него и снимал событийно. Наверное и потребность в обществе увидеть говорящего человека и появление синхронных мобильных камер, пусть ещё несовершенных, для 35-мм плёнки привели к появлению хороших говорящих фильмов, например, «КАТЮША» В. Лисаковича.

Казалось бы, развиваемся и идём вперёд, но через какое-то время жанр выродился повсюду и обрёл кликуху «говорящие головы». И только работа с режиссёрами, которые понимают природу кино, стремятся к образности, художественности, используют элементы из других жанров и видов кинематографа, может принести удовлетворение нормальному оператору. Если иначе, то это уже публицистика, и это не интересно. Но всё это в прошлом. Сейчас неигровым кино занимаются все, кому не лень. И неучи и просто недоучки. Результат — налицо. И этому нашему современному псевдокино дают десятками призы на наших же фестивалях. Потому-то и хочется в целях гигиены отойти подальше.


Материалы по теме