НАШ ДРУГ РОМЕН РОЛЛАН. К 155-летию со дня рождения писателя


28.01.2021

Опубликовано: персональная страница А. Голубева в facebook 28 января 2021 года. Фото: "Ромен Роллан с поэтом и писателем Рабиндранатом Тагором в Вильнев (Швейцария)". Фотография была использована в документальном фильме «Наш друг Ромен Роллан» (1966).

«Времена меняются, и вместе с ними меняемся мы». Эта крылатая латинская цитата, как нельзя лучше, определяет зыбкость и непостоянство наших пристрастий и увлечений в историческом измерении. Так, современная молодежь практически ничего не знает о Ромене Роллане и с полным безразличием относится к его творчеству. Понять можно: новые времена рождают новых кумиров. О знаменитом писателе помнят в основном люди старшего поколения, и в этом нет ничего удивительного: в советские времена этот французский романист был необычайно популярен. Произведения Роллана издавались в переводах на русский язык огромными тиражами, его деятельность как борца против империализма, верного друга СССР постоянно освещалась в печати. Ему прощали даже то, что, активно поддерживая советский строй, он вносил в эту поддержку элемент критического суждения, о чём свидетельствуют его статьи тех лет. И хотя далеко не каждый читатель мог осилить до конца многотомные романы «Жан-Кристоф» и «Очарованная душа», интерес к его творчеству не ослабевал ни на минуту.

Настоящим бестселлером стал роман «Кола Брюньон» в блестящем переводе Михаила Лозинского. Как утверждают биографы писателя, при создании образа главного героя Роллан воспользовался сведениями о жизни и характере своего прадеда по отцовской линии — Боньяра. Он, по мнению Роллана, воплощал в себе галльский дух, оптимизм, жизнелюбие, любознательность, народную мудрость. Всеми этими чертами писатель наградил своего главного персонажа — резчика по дереву Кола Брюньона. По мотивам этого романа советский композитор Дмитрий Кабалевский написал оперу «Мастер из Кламси», которая стала одной из вершин его творчества.

Ромен Роллан был убеждённым пацифистом и гуманистом. Это в наибольшей степени проявилось в годы Первой мировой войны, когда в странах Европы поднялась волна шовинизма, началась тотальная милитаризация общества. В это время писатель выступил с целым рядом антивоенных публикаций, после чего во Франции его перестали считать патриотом и начали бойкотировать издание его произведений. Однако именно четкая и открытая позиция Роллана по вопросам войны и мира во многом помогла ему в 1915 году получить Нобелевскую премию по литературе с формулировкой «за высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине».

Следует отметить, что жизнелюбие и оптимизм проходят через все произведения Роллана, он, безусловно, является одним из самых светлых писателей в истории мировой литературы. Недаром, некоторые советские психотерапевты рекомендовали своим пациентам, страдающим депрессией или неуверенностью в себе, читать в первую очередь его книги.

В Советском Союзе Ромен Роллан был всего один раз: 22 июня 1935 года писатель приехал с женой Марией Павловной Кудашевой в Москву по приглашению своего друга Максима Горького и оставался здесь в течение месяца.

У Роллана до поездки был весьма ограниченный круг знакомых из среды советской творческой интеллигенции, с которыми он переписывался и даже встречался, живя в Швейцарии. Однако за месяц, проведенный в Москве и в Горках, этот круг значительно расширился. По непонятным до конца причинам не состоялась личная встреча с Борисом Пастернаком, с которым Роллан переписывался, а также с Дмитрием Шостаковичем, музыку которого он высоко ценил. Тем не менее, среди участников московских встреч оказалось немало известных людей: Константин Федин, Леонид Леонов, Всеволод Иванов, Самуил Маршак, Илья Сельвинский, Фёдор Гладков, Евгений Кибрик, Мариэтта Шагинян, Сергей Прокофьев, Дмитрий Кабалевский, Александр Гольденвейзер, Владимир Немирович-Данченко и др.

Тысячи москвичей пытались с ним встретиться; его восторженно приветствовали повсюду, где он был,— и на Красной площади во время парада физкультурников, и в Большом театре, и в Парке культуры и отдыха. На его имя шёл непрерывный поток писем со всех концов СССР. Роллан был глубоко растроган этим вниманием.

В один из дней писатель встретился с советскими кинематографистами — эта встреча была организована по указанию «свыше» и, судя по воспоминаниям Михаила Ромма, получилась какой-то скомканной и невыразительной (подробнее о встрече: «Беседа с Горьким и Роменом Ролланом». Из книги Михаила Ромма "О себе, о людях, о фильмах". -Прим. ред. #МузейЦСДФ).

16 июля 1935 года в Горках состоялась встреча Ромена Роллана и Максима Горького с советскими кинематографистами. На фото (слева направо): М. БарскаяМ. Дубсон, Э. ШубЕ. Соколовская, Б. Бабицкий, Н. Лебедев, Я. Чужин, В. Пудовкин, Р. Роллан, М. РолланМ. Горький, К. Юков, А. Довженко, Ю. Райзман, Б. Цейтлин, Г. Рошаль, М. Ромм, Л. Трауберг, Г. Александров, М. Кауфман. Автор фото: М. Ошурков. Фотография была использована в документальном фильме «Наш друг Ромен Роллан» (1966).

Следует отметить, что к поездке в Советский Союз Ромен Роллан был лучше подготовлен, чем другие зарубежные литераторы, совершавшие подобные вояжи. И это понятно. Французский писатель никогда не представлял себе советскую действительность в розовом свете. На примере Великой французской революции он знал, какими трагическими конфликтами, социальными потрясениями и человеческими страданиями оборачиваются подобного рода исторические катаклизмы. Многочисленные тревожные факты, полученные из СССР, в большинстве случаев требовали критической проверки, одновременно они формировали у писателя трезвый взгляд на процессы, происходящие в стране.

Бесспорно, Ромен Роллан очень остро ощущал необходимость гуманизации советского общества. До этого он уже не раз пытался защитить (неофициально, путем прямого обращения к советским руководителям) людей, необоснованно репрессированных. Например, в 1929 году он заступился за арестованного в СССР итальянского анархиста Франческо Гецци, этот поступок чуть не поссорил его с Горьким, но в итоге итальянец был всё же освобождён. (В ноябре 1937 года арестован; осужден по ст. 58-10 на 8 лет ИТЛ; отбывал срок в Воркутлаге; вновь осужден в январе 1943 года и расстрелян; реабилитирован 21 мая 1956 года)

Тема политических репрессий заняла центральное место в беседе Роллана со Сталиным, которая состоялась 28 июня. Направляясь в Кремль, писатель не собирался ограничиваться дежурными комплиментами советскому режиму и лично «вождю народов». Он собирался говорить честно и прямо о том, что его беспокоило, – о том, что вредит СССР в глазах международного общественного мнения. В свою очередь Сталин не мог не понимать, что в данный исторический момент помощь Роллана ему очень нужна. Приступая к массовым политическим репрессиям, он хотел заручиться поддержкой известных деятелей мировой культуры, которые помогли бы успокоить мировое общественное мнение. Но конструктивное общение с такими деятелями не очень-то ему удавалось. Например, двухчасовая беседа с Бернардом Шоу в 1931 году совершенно не освещалась в советской прессе: видимо, британский драматург наговорил много лишнего — в том числе такого, с чем «вождь народов» не мог согласиться. Встреча с Гербертом Уэллсом в 1934 году прошла вроде бы неплохо — позже Сталин даже включил стенограмму этой беседы в свой сборник «Вопросы ленинизма». Однако на основании данного текста можно сделать вывод: стороны ни в чём друг друга не убедили.

И Шоу, и Уэллс были представителями буржуазной культуры. Имя же Роллана обладало гораздо большей притягательной силой для определенных кругов западной интеллигенции, которая считалась прогрессивной и симпатизировала левым движениям. Через Роллана её надо было убедить в необходимости решительных и жестких мер против антисталинской оппозиции. И Иосиф Виссарионович сделал все возможное, чтобы этого добиться, пустив в ход весь арсенал имеющихся у него средств, включая грубую лесть и циничную ложь. Прирожденный лицедей, он всеми силами старался произвести впечатление человека скромного, внимательного и даже самокритичного. Он признал, что массовые расстрелы и депортации ленинградцев после убийства Кирова, возможно, были ошибкой. Но тут же нарисовал страшную и одновременно совершенно фантастическую картину целой череды заговоров и покушений, будто бы угрожающих советским руководителям. Подлые враги, говорил он писателю, втягивают даже детей и подростков в свои преступные замыслы. Вопрос: поверил ли Роллан этим измышлениям? Увы, поверил и до последних дней своей жизни так и не осознал, что был обманут.

Справедливости ради следует отметить, что после визита писатель неоднократно обращался к советскому лидеру с просьбой помиловать того или иного осужденного (среди них был Николай Бухарин), но все эти письма остались без ответа.

Визит Ромена Роллана в СССР стал большим культурным и общественным событием. Пребывание гостя из Франции снимали кинооператоры «Союзкинохроники» — Михаил Ошурков и Борис Цейтлин. Однако полноценный фильм об этом событии был создан на ЦСДФ значительно позже — в 1966 году, когда в стране широко отмечалось 100-летие со дня рождения писателя. Речь идет о документальной кинокартине «Наш друг Ромен Роллан» (режиссёр Иосиф Посельский, оператор Леонид Котляренко), в которую вошли кадры хроники, снятые в далеком 1935 году.

Во время работы (озвучания) над фильмом «Наш друг Ромен Роллан» (1966). ЦСДФ, Лихов переулок, дом 6. На фото: режиссер Иосиф Посельский и литературовед Тамара Мотылёва. Автор фото: Леонид Котляренко.

Будучи человеком европейской культуры и потомственным католиком, Роллан, тем не менее, полагал, что истинный духовный ренессанс придет в наш мир с Востока. Он искренне восхищался личностью Махатмы Ганди, его мирными методами борьбы с английскими колонизаторами и национальным угнетением, стремлением объединить людей, независимо от расовой и религиозной принадлежности. По мнению писателя, новой глобальной религией человечества мог бы стать реформированный индуизм, очищенный от многовековых предрассудков и ограничений. Он глубоко и серьёзно изучал индийскую философию и религию — особый интерес писатель испытывал к таким духовным титанам Индии, как Рамакришна и Вивекананда. Этим великим подвижникам он посвятил свои книги, в которых рассмотрел не только философское творчество, но и мистический опыт каждого из них.

Авторитет Роллана в СССР был настолько велик, что его книги «Жизнь Рамакришны» и «Жизнь Вивекананды» были включены в собрание сочинений писателя, изданное в 1936 году. Советские цензоры как будто не заметили целое море религиозных образов и мистических откровений, которые открыто присутствуют в этих произведениях!

19 января 1936 года — через полгода после исторического визита писателя в СССР — на Украине в семье учителей родился мальчик, которого назвали Ролланом. Мальчик этот вырос и стал известным кинорежиссером. Его характер и, как следствие, творчество были отмечены невероятным оптимизмом. Тем самым роллановским оптимизмом, который помогает художнику жить и творить, а иногда буквально выживать в сложнейших ситуациях. Такими же светлыми и цельными людьми были герои его фильмов. Ещё в молодые годы он стал убеждённым гуманистом и начал искать ответы на вопросы в произведениях мировой литературы, в том числе в книгах Ромена Роллана. Благодаря последнему, он серьёзно и на всю жизнь увлёкся восточной философией, которая существенно раздвинула рамки его представлений о мире и человеке. Поистине магия имени существует! Как вы уже поняли, речь идёт о Роллане Петровиче Сергиенко.

Завершая эту небольшую статью, я неожиданно почувствовал желание вернуться к творческому наследию Ромена Роллана, заново перечитать его произведения. В студенческие годы я прочитал практически все опубликованные на русском книги этого замечательного писателя. Некоторые из них мне невероятно понравились. Сейчас, через много лет, мне предстоит открыть его творчество заново, с учётом накопленных знаний и жизненного опыта. Думаю, впереди меня ожидает немало новых открытий. Предлагаю вам сделать то же самое!


Материалы по теме