Что мешает студиям?

Журнал «ИСКУССТВО КИНО» № 8 за 1965 год.

25.12.2020

Кристи Леонид Михайлович (30 ноября 1910, Париж — 28 мая 1984, Москва). Народный артист РСФСР (1969). Заслуженный деятель искусств Латвийской ССР (1947). Лауреат Ленинской премии (1980) и двух Сталинских (Государственных) премий (1948, 1949).

Опубликовано в журнале «ИСКУССТВО КИНО» № 8 за 1965 год. На фото (слева направо): Леонид Кристи и Владимир Осьминин.

Какой-нибудь одной причиной объяснить все горести сегодняшнего документаль­ного кино нельзя. Разные обстоятельства влияют на создавшееся положение.

К сожалению, на документальное кино ещё смотрят как на разновидность хроникального фильма, который должен перечислять события, явления, протокольно о них рассказывать. В этих картинах нет мышления образами, это, в лучшем случае, честная информация.

Такой взгляд настолько укоренился, что настало время пересмотреть многое, на­чиная с планирования.

Развернув утвержденные планы производства документальных фильмов, вы уви­дите, что планируются, как правило, тема и материал: химическая промышленность, фильм о строительстве домов, о сельском хозяйстве, о воспитании детей, то есть берутся темы вообще, а не проблемы, которые волнуют современников. Хорошо если находится талантливый человек, который самостоятельно подходит к запланированной теме и создает оригинальное произведение. Но, как правило, на его пути встает масса препятствий, потому что от него ждут лишь картины информационно­го характера.

Нелепо, конечно, отрицать успехи нашего документального кино: есть и удачные картины и талантливые люди, но, как это ни горестно говорить, талантливые произведения у нас появляются в порядке исключения из правил, в нарушение всех пред­посылок для создания фильма.

К сожалению, те, кто создают талантливые вещи, чаще всего попадают в положе­ние героя фильма «Предcедатель», который только благодаря своему темпераменту, благодаря своей неукротимости, нечеловеческой выдержке, напору и страстности осуществлял свои замыслы.

Я считаю, что прежде всего надо создать единую систему фототелекиноинформа­ции. Это должна быть организация совершенно самостоятельная, не связанная с производством документальных фильмов. Такое решение было бы и материально целесообразно, потому что сейчас расходуются огромные средства на кинохронику и телевидение, часто дублирующие друг друга.

Затем, я считаю, что должна быть введена новая система создания короткоме­тражных фильмов разных форм. Всю творческую жизнь студии следует строить так, как в лучших студиях игровых фильмов. Большую часть времени надо от­дать обдумыванию произведения, подготовке к съёмкам, сбору и изучению ма­териала — и только после этого приступить к съёмке и окончательной отделке картины.

Если это будет осуществлено, мы во многом выиграем: у нас появятся абсолютно продуманные вещи, и картины будут делаться в два-три раза ниже по стоимости, а не качеству, как это получается сейчас.

Кинематография вообще, а документальное кино в частности — не благотворительное дело, не случайное занятие.

Кинодокументалисты должны быть художниками, то есть людьми огромной увлеченности, готовыми пожертвовать всем во имя любимого искусства. У нас же восторжествовало иждивенческое отношение к своей профессии.

Люди раз и навсегда зачисляются в штат и считают себя навечно застрахованными в случае постоянных неудач.

К сожалению, дирекция заинтересована главным образом в двух вещах: с одной стороны, выполнить план, а с другой — загрузить всех, кому нужно платить зар­плату.

Трудоустройство — вот главный вопрос, который беспокоит дирекцию и художе­ственных руководителей объединений. Например, некто Х полтора месяца ходит без работы, а у нас в плане съёмки фильма о «Лебедином озере». И приходится де­лать этот фильм Х. И никого не интересует, что Х отродясь не ходит на балет, что Х балета не любит, что он любит, допустим, игру в пинг-понг и может сделать велико­лепную картину о настольном теннисе, а картина о «Лебедином озере» ему противо­показана. Но всех почему-то беспокоит, что он сейчас свободен, не загружен, а на студии «висит» записанная в плане картина о балете. Значит, пусть делает он.

Я думаю, творческие работники должны чувствовать, что они каждую картину де­лают в первый и последний раз одновременно. Тогда появятся азарт, увлеченность, огромная ответственность. А сейчас, когда есть великолепная лонжа в виде штатного расписания, где они зачислены до смерти, — они ничем не рискуют. Конечно, лучше первая категория, чем третья, но в общем — прожить можно при любой. Так вот, это положение надо уничтожить. Нужно создать атмосферу творческого соревнования. Это соревнование в искусстве крайне необходимо.

Я должен стараться сделать картину интереснее, чем мои товарищи. Для этого, конечно, необходимо создать другую организационную форму кинопроизводства.

Я, например, считаю, что нужно все творческие профессии перевести на договор­ную систему и людей приглашать на определенную картину. Штатными на студии должны быть только организаторы производства. Вот появилась тема. Не важно, кто её «принес» (это может быть любой человек). Она нас заинтересовала, и тогда начинаются поиски людей, которые наилучшим образом могут её реализовать. Если в нашем близком кругу московских документалистов нет таких людей, мы можем пригласить С. Герасимова, С. Образцова, молодого режиссёра, который работает на Хабаровской студии телевидения, мы можем пригласить студента из ВГИКа, кото­рый показал себя одаренным человеком. Тогда, я глубоко убежден, будет осущест­влено самое важное благодеяние для документального кино — будут закрыты двери для всех, кто не может талантливо делать картины, и открыты двери для всех, кто может их делать, какой бы профессией он ни владел.

При такой системе и сценарный отдел приобретает иной характер.

Он должен быть по-настоящему мозгом нашей студии, состоять из очень сильных людей и не столько штатных контролеров, сколько организаторов творческого про­цесса, талантливых и образованных советников режиссёра, людей, способных обо­гатить замысел авторов.

При организации предполагаемой системы производства необходимо учесть одно обстоятельство: для избежания малейшей необъективности вопросами привлечения творческих работников и заключения договоров должен заниматься не один человек или узкий круг людей, а высокоавторитетный художественный совет.