Я помню. История одной съемки

Из воспоминаний фронтового кинооператора Мансура Барбутлы.

08.10.2020


Автор:
Мансур Барбутлы

Источник: www.milli-firka.org.

Я помню

На главной площади столицы Марийской АССР проходит празднование 25-летия республики. Мы — киногруппа короткометражного фильма о Марийской АССР, сотрудники Казанской студии кинохроники, проводим киносъёмки последних эпизодов фильма.

Народ на площади одет в национальные костюмы. Ликующе-праздничное настроение. Улыбки. На трибуне тоже празднично — много гостей. Мы довольны таким настроением! Одновременно работают несколько киноаппаратов. Ассистенты кинооператоров тоже работают самостоятельно. Главным кинооператором фильма был назначен я.

Время приближается к полудню. Часы показывают 12. Вдруг из репродукторов, установленных на площади, мы слышим позывные центральной радиостанции. Голос Левитана. Говорит Москва. Заявление советского правительства о предательском нападении Германии на Советский Союз. Волны радиоэфира разносят по всей нашей Родине, по всему миру потрясающую весть о величайшем преступлении.

Мы, киножурналисты, не растерялись. Быстро перезарядили кинокамеры и с этой минуты начали съёмку кинолетописи Великой Отечественной войны. Снимали на площади Йошкар-Ола уже серьёзные лица мужчин, готовых встать на защиту Родины. Женщин, сурово смотрящих прямо в киноаппарат.

После митинга, в который вылился праздник республики, мы через гостей из Москвы быстро отправили отснятое на Центральную студию документальных фильмов. Через несколько дней мы получили в адрес Казанской киностудии благодарственную телеграмму за оперативную и эмоциональную съёмку митинга. Так я встретил начало войны. Мне был 31 год. Жизнь как бы разделилась на «до» и «после».

Что было до войны? Средняя школа в Бахчисарае, где моим учителем по рисованию и любимцем всей школы был Владимир Константинович Яновский, который привил мне любовь к живописи, скульптуре, фотографии. В школе я участвовал в экспедициях историко-археологического музея Бахчисарая в качестве фотографа.

В 1929-30 годах я работал фотокорреспондентом областных газет в Симферополе — «Ени-Дунья» («Новый мир») и «Яш-Куввет» («Молодая сила»).

В 1930 году поступил учиться во ВГИК. Моим учителем был Павел Иванович Филин. До войны я работал в Московской студии кинохроники ассистентом кинооператора, потом оператором. В соавторстве с П. Филиным, Д. Рымаревым были созданы фильмы «Испанские дети в Крыму», «Интернациональный дом-интернат в Иванове», «Кавалерийская школа в Тамбове» и другие.

В 1936 году я работал в командировке в Ялте. Снял научно-популярный фильма режиссёра А. Згуриди «В глубинах моря» и эпизод для художественного фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг». Здесь же снял сюжет о работе над художественным фильмом «Остров сокровищ» В. Вайнштока. Все киношники молодой страны тоже были молодые: Эйзенштейну — 38, Згуриди — 32, мне — 28.

В 1937 году я уехал работать на Казанскую студию кинохроники. Вместе с режиссёром Каюмом Поздняковым мы снимали фильмы о Татарстане, Удмуртии, Чувашии, о жизни и труде этих республик на Волге. Глубокий след в душе оставили съёмки первых героев боёв на озере Хасан — лётчиков, Героев Советского Союза Чернопятко и Нагайшина и знаменитого Отто Юльевича Шмидта.

Первые два года войны мне пришлось работать в тылу, на киностудии. На моё заявление в Кинокомитет СССР включить меня в состав фронтовых киногрупп получил ответ, что я включён в список операторов второго призыва. В эти годы я снимал для киносборников и киножурналов сюжеты о напряжённой работе тыла. Мне посчастливилось запечатлеть работу лабораторий АН СССР, которые были эвакуированы в Казань.

Учёные создавали и испытывали новое вооружение. Я видел и снимал корифеев советской науки, академиков Иоффе, Арбузова, Капицу, Несмеянова.

Наконец, в 1943 году я получил распоряжение прибыть в Москву! Впереди — фронт. Я был включён в киногруппу войск ПВО. Первая наша командировка была в Нежин. Мы снимали работу войск ПВО 1-го Украинского фронта. В ту пору кинооператоров называли воинами с двумя автоматами: у оператора был боевой автомат и творческое оружие — киноаппарат.

Нас бросали на разные участки фронта. В одну из командировок наша съёмочная группа работала на Таманском полуострове, потом на косе «Чушка», на кавказском берегу Керченского пролива. Здесь мы снимали работу зенитчиков, лётчиков-истребителей, керченских партизан, защищавших эти земли от фашистов.

В апреле 1944 года с войсками Отдельной Приморской армии мы вошли в Керчь. Незамедлительно вместе с минёрами армии направились на гору Митридат, где засела дальнобойная артиллерия немцев, которая обстреливала наш кавказский берег. Мы снимали очень опасную работу минёров на подступах к горе, расположение артиллерийских позиций немцев на горе. Пред нами предстала Керчь, разрушенная почти на 90 процентов.

После Керчи на своей полуторке, специально оборудованной для киногруппы, поехали в Симферополь. Город освобождали войска 4-го Украинского фронта, которые для наступали через Перекоп. Всюду были следы спешно отступающего противника, ибо враг боялся «котла» и буквально драпал из Севастополя.

Когда мы добрались до Алушты, местные партизаны посоветовали нам сходить на кладбище лошадей. Перед нами предстала ужасающая картина! Сотни трупов коней, расстрелянных фашистами-румынами, отступавшими по южному берегу Крыма. Кровавая весна 1944 года навсегда осталась в памяти!

Перед войсками 4-го Украинского фронта и Черноморским флотом стояла сложнейшая стратегическая задача — очистить от фашистов легендарный Севастополь. Город был освобождён 9 мая 1944 года. После Крымской операции войска 4-го Украинского фронта вели боевые действия по освобождению Западной Украины, Карпат, Венгрии, Чехословакии. Была образована новая киногруппа 4-го Украинского фронта во главе с А. Литвиным.

В Польше в селении Поронино находился дом, где до революции 1917 года жил В. И. Ленин. Я получил от Литвина задание снять сюжет об этом доме. Возвращаясь из Поронино, на одной из фронтовых дорог мы встретились с группой военных корреспондентов «Красной Звезды», среди которых был К. Симонов. Это было наше первое знакомство. Встреча была очень радушной. На фронте вообще ценились встречи с коллегами, друзьями, земляками. Они были наполнены чувством особого щемящего родства, ведь другой такой встречи могло не быть… Мы обменялись впечатлениями, новостями и разъехались.

Но новая встреча произошла! Случалось и такое! Это было в Германии, в Гинденбурге. Разговаривали долго… Симонов запомнился молодым подполковником, бесстрашным, готовым, если надо, повести солдат в атаку. Была и третья встреча — в 1967 году в Кисловодске. Симонов отдыхал в санатории «Красные камни». А мы с П. Финкельбергом снимали фильм «О чём поют солдаты». И решили включить в него эпизод с Симоновым: его размышления о песнях военных лет.

Лечащий врач Симонова категорически отказала во встрече, пояснив, что Константин Михайлович очень болен. Тогда я передал ей для Симонова фотографию, сделанную в Гинденбурге. Когда врач показала ему фото, поэт попросил немедленно позвать меня. Встреча была тёплой! Мы вспомнили военные годы. Фронтовая дружба была для Симонова святой. И, конечно, он с радостью согласился поработать в фильме!

Возвращаясь к военным дням, хочется вспомнить о коллегах, товарищах — фронтовых операторах Д. Каспии и В. Сущинском и шоферах И. Машенцеве и Ф. Мирошниченко, с которыми прошли столько вёрст, деля и хлеб, и воду пополам… Мы работали на двух специально оборудованных машинах — полуторках. Работали в очень тяжёлых условиях: в дожди, туманы, распутицу, под бомбёжками, в долгих боях.

Осенью 1944 года наша фронтовая киногруппа сняла, как освобождали первые крупные города Закарпатья — Мукачево и Ужгород. Это были настоящие европейские города: дома со всеми удобствами. Положение на 4-м Украинском фронте на некоторое время стабилизировалось. Все операторы фронта были в бесконечных разъездах.

После Чопской военной операции Борис Пумпянский снимал бои в районе Ужгорода. А когда делал материал об артиллеристах и связистах в Карпатах, погиб в авиационной катастрофе. Кинооператор Яков Лейбов погиб на подступах к городу Кощице, снимая атаку нашей пехоты.

Смерть ждала и Владимира Сущинского… Сущинского направили на съёмки сильно укреплённого района противника — города Бреслау. Мне запомнился очень трогательный эпизод прощания с ним — эпизод со свечами. Каспий, Цеслюк и я собрались в небольшом разрушенном домике в районе Ужгорода. Сидели на полу. Володя вытащил из вещевого мешка свечи. Зажигал и ставил их рядом с собой на пол. Мы, признаться, были удивлены поведением Володи и спросили, зачем это? Он ответил, что ему не хочется расставаться с нами, потому что он чувствует, что это расставание навсегда.

Вскоре мы узнали о гибели друга. Он мечтал дойти до Праги. Это осуществили мы — его фронтовые друзья.

Навсегда останутся в памяти товарищи, которых нет с нами. Они пали смертью храбрых, до последних мгновений не выпуская из рук съемочную камеру. Мы прошли огненными дорогами войны. Буквально через несколько дней после освобождения Чехословакии в Праге, в гостинице «Алькрона» собрались фронтовые кинооператоры трёх фронтов, принимавших участие в съёмках кинофильма «Освобождение Чехословакии». Вспомнили минутой молчания погибших коллег.

Наша съёмочная группа ещё несколько месяцев работала в Чехословакии. Базировалась при политуправлении 4-го Украинского фронта в городе Пардубица, в 120 километрах от Праги. Здесь я был награждён орденом Отечественной войны второй степени. Отсюда, после Победы получил предписание политуправления фронта прибыть в распоряжение Кинокомитета СССР в Москву. Приказом Кинокомитета я был направлен в Куйбышевскую студию кинохроники для производства фильма «Советский Татарстан. Страна четырёх рек».

В Москву, потом в Куйбышев мы двигались своим ходом с водителем Иваном Машенцевым. На одном борту нашей полуторки был изображен схематический путь «Севастополь — Прага». В Москве сдали личное оружие и поехали в Куйбышев. На студии нас встретили радушно и искренне. Мы были первыми, вернувшимися на студию с фронта, да ещё и с автотранспортом!

После двухнедельного отдыха киногруппа во главе с режиссёром Каюмом Поздняковым, с которым я работал ещё до войны, приступила к съёмкам фильма о Татарстане. Каюма мы называли Каюм-Ага: он был старше нас, умудрён большим опытом в кино и очень уважаемый человек. После съёмок этого фильма мне было присвоено звание кинооператора первой категории.

В 1946 году я по собственному желанию был переведён работать в Сталинабад (Душанбе). Меня очень привлекал этот интересный, экзотический край, со своей богатой этнографией, природой, историей. Коллектив киностудии принял меня дружески, оказывал поддержку в период «акклиматизации». Ко мне относились особенно хорошо, потому что я был единственным фронтовым оператором во всём коллективе студии.

Здесь я встретил своего старого друга Ибрагима Барамыкова, ставшего главным кинооператором Сталинабадской киностудии. В Сталинабаде я работал кинокорреспондентом Центральной студии документальных фильмов по Таджикистану. За годы работы в Таджикистане (с 1946 по 1951) снял фильмы «Долина миллионеров», «Садритдин Айни», «На земле предков» и другие.

Меня поразили причудливые, загадочные, как сфинксы, исторические памятники Бухары, Самарканда, Ленинабада, бескрайние хлопковые поля и виноградники, величественные горы. У меня возникло своё ощущение, видение окружающего, и я старался показать это на экране. В 1951 году я вынужден был переехать в Орджоникидзе, потому что дочь Альбина тяжело заболела малярией. Северная Осетия — тоже край гор!

Зона обслуживания Северо-Кавказской киностудии была огромная: 4 автономные республики, Карачаево-Черкесская автономная область и огромный Ставропольский край. Здесь я тоже встретил фронтовых товарищей — А. Литвинова, Б. Маневича.

Я работал и как автор-оператор, и в соавторстве с режиссёром А. Чубаровым и моим постоянным соавтором сценариев, фронтовым оператором В. Еремеевым. Он быстро ориентировался в отснятом оператором материале и составлял выразительный, эмоциональный текст. После создания фильмов «Коста Хетагуров» и «В Цейском ущелье», удостоенного диплома на Международном кинофестивале в Монтевидео в 1957 году, мне было присвоено звание кинооператора высшей категории.

К 100-летию В. И. Ленина мы с Еремеевым задумали фильм «Три портрета Ленина». Для съёмки одного из сюжетов я отправился в Москву на встречу с маршалом Советского Союза С. М. Будённым. Будённый рассказал в фильме об открытии портрета Ленина, сделанного в скале у подножия горы Машук в Пятигорске. Это произошло на съезде горянок-казачек в 1925 году.

Осенью 1969 года коллектив нашей киностудии отметил мой 60-летний юбилей. Было много памятных моментов. Со всей страны приехали старые друзья и коллеги: было очень приятно и радостно! Среди них был мой старинный друг, с которым мы учились во ВГИКе, — Карло Гогодзе, ставший известным грузинским драматургом.

В начале 70-х годов по сценарию В. Еремеева я снял трилогию о борьбе ставропольского комсомола с фашистами. В 1981 году была завершена работа над трилогией о защитниках Кавказа: «Герои Марухского перевала», «Встреча с городами Славы», «Храню Вечный Огонь». Эта работа была отмечена званием Лауреата комсомола Ставрополья.

Весной 1985 года по командировке Союза кинематографистов СССР группа фронтовых кинооператоров выехала в Чехословакию на празднование 40-летия Победы. Из Праги мы отправились дорогами войны, которыми прошли 40 лет назад. Чехословакия изменилась с того времени до неузнаваемости! Мои впечатления легли в основу фильма «По дорогам войны».

Порой сюжетами фильмов становятся неожиданные дорожные впечатления. В сентябре 1985-го поздним вечером сел в поезд «Узбекистан». Ранним утром следующего дня вдруг услышал пение птиц. Меня это заинтриговало! Я отправился на звуки птичьего разноголосья. Открыл дверь третьего от моего купе и увидел изумительную картину! Множество клеток с декоративными птицами!

Когда я познакомился с владельцем этого весёлого хозяйства, орнитологом из Намангана А. Кахаровым, выяснилось, что он возвращается из Чехословакии, с Международной выставки птиц. Он был единственным участником выставки из Советского Союза и вёз три золотые, две серебряные и бронзовую медали! А его любимец — афганский скворец разговаривает на узбекском, русском и чешском языках и насвистывает мелодии советских песен. Так родилась идея сделать фильм об этом интересном человеке и его удивительных питомцах.

Я любил бывать в Ташкенте. Там очень сердечные люди! Много друзей. Один из них — Малик Каюмов, старый друг, с которым я познакомился на фронте в 1943-м, человек интересной судьбы, первый кинооператор Востока. В одну из встреч Малик подарил мне свою книгу «Моя жизнь — кинематограф». Это и моя жизнь, и жизнь сотен моих коллег. И возраст уже сказывается, но творческие замыслы не дают успокоиться. 

Хочется сделать фильм о чешском городе Свиднике — современном и фронтовом. В Свиднике очень богатой судьбы мэр — бывший партизан Иосиф Балсары. Хочется снять фильм о ставропольском партизане Константине Евтушенко — герое документальной повести журналистов В. Гнеушева и А. Попутько. Не позволяет сдаваться годам и общественная работа, работа с молодёжью, которой я занимаюсь, как член совета ветеранов 18-й Армии. 

А ещё у меня ответственность — шефство над музеем В. Сущинского в Саранске и музеем Боевой славы школы № 4 им Горького города Ессентуки, почётным учеником которой я являюсь. Некогда отдыхать!

Мансур Барбутлы,

г. Пятигорск, март 1986 года


История одной съёмки

После освобождения 20 сентября 1944 г. войсками 4-го Украинского фронта города Мукачево фронтовые кинооператоры продолжали съёмку отступления немцев к Ужгороду. Мы с Владимиром Сущинским находились с нашими автоматчиками на танках, их было 13, следовавших по дороге Мукачево-Ужгород.

Примерно на полдороги, на повороте отступающий противник оставил в засаде около роты автоматчиков-смертников и два орудия «Фердинанд», которые внезапно открыли огонь по нашей колонне. Снарядами «Фердинандов» были сожжены два наших передних танка.

Завязался неожиданный бой. Наши танкисты и автоматчики, воодушевленные успешным наступлением, в недолгом бою уничтожили эту группировку противника, раздавили орудия, захватили пленных. Мы с Сущинским сняли этот бой, ставший одним из тысячи эпизодов Великой битвы.

Наша колонна двинулась дальше — к Ужгороду. По пути мы снимали уже другие кадры! Как жители деревень выбегали из домов и приветствовали своих освободителей. А где-то вдали дотлевали деревни, сожжённые отступающим врагом.

М. Барбутлы,

19.04.1982 г.