О срыве задания по съёмке воскресника на станции «Москва» Московско-Казанской железной дороги. Год 1929-й


22.11.2020

Материал подготовлен иcториком, к.и.н., доцентом кафедры теории и истории государства и права Академии труда и социальных отношений О.И. Капчинским (автор книг о советских органах госбезопасности) на основании документа РГАЛИ. Ф. 2496. Оп. 2. Д. 15. Л. 43-43 об. Фото: "Вид на Каланчёвскую площадь. 30-е годы". Фото: "Общественное достояние".

16 октября 1929 года помощник начальника Транспортного отдела ОГПУ В.А. Кишкин и адъютант (в линейных органах так именовался секретарь) отдела Н.М. Исаевич направили в «Союзкино» ответ (копия пошла в Московский комитет партии) на запрос от 9 октября 1929 года. В этом запросе содержалось сообщением за подписью заместителя заведующего отделом хроники В.Н. Ильина о срыве задания по съёмке воскресника на станции «Москва» Московско-Казанской железной дороги. К сообщению был приложен рапорт администратора А.Г.Щекутьева о расследовании, проведенном по этому поводу и установившем, что действия местного аппарата ТО (запретили снимать) были правильными.

Во-первых, вместо указания двух человек, съёмочная группа явилась в составе 15 человек. Кроме этого, операторы, вместо того чтобы снимать работу, пытались заснять сооружения, не подлежащие фотографированию, на что разрешение от ТО не получали. По вопросу о грубом обращении охранников железной дороги Кишкин и Исаевич отметили, что это не их аппарат, но они проведут спецрасследование. Причём операторы Трояновский и Макасеев будут приглашены в ТО и опрошены о подробностях инцидента.

Операторы Трояновский и Макасеев жаловались, что охранники железной дороги дёргали их за руки, мешая съёмке, но, когда они заявили, что заснимут эти действия, от них отстали. Одновременно в письме отмечалось сообщение Ильина о том, что  раньше также наблюдались неоднократные случаи срыва съёмок, а это в свою очередь требует предоставление конкретных данных о действиях сотрудников транспортного отдела. В то же время Транспорный отдел ОГПУ неоднократно обращал внимание на совершенно неправильные действия операторов, нарушавших выдаваемые им разрешения. Кроме того, не имеют под собой никакой почвы жалобы на медлительность выдачи разрешения даже по данному случаю. Поскольку, во-первых, звонок в отдел о разрешении на съёмки воскресника поступил 4 октября, а ответная телеграмма, содержащая приказания Дорожно-транспортного отдела Московско-Казанской железной дороги допустить съёмку, была передана 5 октября.

На перроне Казанского вокзала. 1929 год. Автор фото: А. Шайхет. Источник фото: МАММ / МДФ.

Трояновский и Макасеев были допущены на территорию складов, а запрещена им съёмка была после того, как они пытались снять запретные сооружения. Транспортный отдел во избежание дальнейших инцидентов подобного рода предлагал строго придерживаться установленного ранее порядка. Во-первых, сообщать фамилии тех руководителей кино-организации, которым дано право распоряжаться съёмками, одновременно сообщать фамилии операторов и работников обслуживающего персонала, которым надо выдать разрешения, а также в запросе указывать, что именно желает заснять кино-организация.

Комментарий историка О. И. Капчинского

Из документа следует, что на стороне ОГПУ выступил администратор Щекутьев. Это неудивительно, поскольку он —чекист запаса, хотя выступивший с критикой Ильин тоже в прошлом был чекистом. Правда, в отличие от Щекутьева он был не оперативником, а политруком дивизии Дзержинского. Но основная чекистская работа у Ильина будет в будущем. Бывший комполитсостав войск ОГПУ лубянским ведомством тоже учитывался,  но не официально — в отличие от руководящих, следственных и оперативных работников органов.