19.12.2019

С Джеммой Фирсовой беседавала Н. Жезлова. 

Опубликовано: журнал «Культура и жизнь»  № 1 за 1985 год (стр. 20-21). Фото: Джемма Микоша (Фирсова). Автор фото: В. Микоша. Источник: www.russiainphoto.ru ().

Благодарим Ирину Никитину (компьютерный набор текста) за помощь в подготовке материала. 

Всматриваюсь в коротко стриженного, одетого в военное обмундирование маленького мальчика на фотографии.

Потом мне скажут о нём на Центральной студии документальных фильмов: «Вы видите самую ослепительную женщину (!) – это и есть Джемма Фирсова». Но это ещё не скоро. А пока – сорок первый год.

Джемма Сергеевна Фирсова. Фото из частного архива.

— Моя мама забрала меня и отправилась к отцу под Старую Русу – он был начальником штаба инженерных войск фронта. Меня подстригли под мальчишку, сшили гимнастёрку, галифе, сапоги и не очень афишировали, что я девчонка. Поколение, которое хоть краешком сознания застало на свете самую страшную из войн, какую знало человечество, на всю оставшуюся жизнь вынесло из неё эмоциональную сопричастность времени. Ребёнок не может этого ещё осознать, но зато с какой силой чувствует! А сознание приходит потом и остаётся навсегда. Остаётся остротой сопереживания, остротой со-бытия, остротой ощущения – всё, происходящее в мире, проходит через твоё сердце.

— Михаил Ромм когда-то сказал о вас: «Если бывают прирождённые режиссёры, то у неё есть всё для нашего дела». Вы стали убеждённым приверженцем документального кино. Я понимаю, что не жалеете об этом, – знаю, что вам много предлагали сценариев в игровом кино, от которых вы отказывались. Так вот – почему?

— Я решила стать кинорежиссёром, когда услышала, как Михаил Ромм как-то сказал: «Режиссура – это не профессия, это образ жизни…» А я как раз искала для себя такую профессию которая могла бы захватить меня целиком, объединить все мои интересы. А они у меня были, знаете какие? Боюсь, мне не поверят, но где-то лет в десять я читала роман Диккенса и вдруг почувствовала, что не могу читать только одну эту книгу, мне это ничего не даёт, надо прочесть всего Диккенса, чтобы понять… И надо знать, в каком мире жил этот Диккенс. Я поняла, что должна знать и географию, и законы общества. К четырнадцати годам прочла «Капитал», проштудировала множество самых неожиданных книг. Я занималась не просто для того, чтобы умножать знания. Знания интересовали меня как постижение смысла жизни. В них фактически и заключалась моя жизнь. Какую же выбрать себе профессию?

— Судя по всему, историка-исследователя…

—  Работа с архивными материалами, документами, версиями одних и тех же событий до сих поря является для меня величайшим счастьем, как недавняя работа в одном из архивов Московской области или зарубежных архивах, куда приходится обращаться. Но сидеть только в кабинетной или библиотечной тиши не смогла бы. Характер не позволил бы. Как же быть? И вдруг – эта потрясшая меня фраза Михаила Ромма. Значит, такая профессия существует, её не надо придумывать.

— Да, но такая профессия существует применительно и к игровому кино…

— Я уже не могла жить без истории, философии, психологии, социологии. Они обусловили мою приверженность к конкретному факту , обязательно – к острой мысли, к той или иной болевой точке современного мира. Неверно представление о документальном кино как о сухом, достаточно рационалистичном. Оно может быть гораздо более эмоциональным, нежели любой игровой фильм. Ибо жизнь – утверждаю! – в миллион раз интересней, чем всё, что мы можем о ней придумать. Конечно, вы можете со мной не согласиться, но я потому убеждённый документалист, что думаю так. Да, документальный фильм, как правило, – вне захватывающего сюжета, вне актёра, вне всего того, что сразу е привлекает зрителя. Но мне кажется, ни один игровой фильм не может дать такого зрелища, как документальный. И вообще сегодня, после двух мировых войн, люди хотят всё знать из первоисточника, из документа. Именно этим объясняется, например, интерес к мемуарной литературе. А я ведь дочь своего времени.

— Иными словами, вы всё-таки стали заниматься историей, но на ином, кинематографическом уровне. Ваша склонность к историческому исследованию на экране – критика приписывает её влиянию учителя, Александра Довженко – проявилась уже в ранних фильмах – «Стокгольм, который помнит Ленина», «Поезд в революцию» – эта последняя лента была удостоена награды «Золотой голубь» на Международном кинофестивале в Лейпциге в 1969 году. Режиссёр Савва Кулиш писал тогда, что одна из самых больших удач фильма – воссоздание той необычной эпохи, которая дала миру революция. В этом фильме публицистика очень тесно соседствует с поэзией. И если публицистика даёт поэзии силу и значимость, то поэзия, в свою очередь, обогащает публицистику, рождая образы, доведённые до глубокого обобщения.

Поэтичность отличает и следующие ваши работы. Она ярко проявилась в «Зиме и весне сорок пятого года», за которую вы получили Государственную премию СССР, и в «Памяти навсегда» – части документально-публицистической киноэпопеи «Великая Отечественная», удостоенной Ленинской премии.

На вручении Государственная премия СССР. Москва, Кремль,1973 год. Фото из личного архива Джеммы Микоши (Фирсовой).

— Вы знаете, поэзия кажется мне такой же неотъемлемой частью мира, как воздух, которым мы дышим. Я, например, не могла бы без неё дышать. И своё отношение к жизни, своё понимание жизни я, разумеется, вношу в работу. Поэзия, я считаю, есть в любой жизни. Другое дело, что не все её замечают.

— Говорят, вы пишете стихи?

И Джемма стала читать свои последние стихи…

— Они наполнены такой обжигающей любовью к жизни, что от них нетрудно провести нить к вашей последней картине «Предупреждение об опасности».

— И к другим тоже. Потому что самый бесценный  дар, полученный нами, – Жизнь. Два года из трёх лет работы над этой картиной я умирала от ужаса и сострадания, вникая в документы и материалы, которые говорят о страшной угрозе, нависшей над человечеством. На третий год в результате накопления нового качества в своём осознании мира и его проблем я поняла, что так же, как вокруг сил зла, которые хотят развязать войну, возникает своё поле, точно так же вокруг нас всех, кто пытается этому противостоять, возникает поле противостояния. И это понимание привело меня к абсолютной вере в то, что мы победим. Потому что мы живые, а живое умеет вырабатывать энергию, оно потенциально неисчерпаемо, оно может бороться и противостоять. И у него есть за что бороться. Это всё и составляло мою жизнь в картине, в этом я вижу её смысл и поэзию.

— Её смотрела ваша американская коллега Джоан Харви, автор фильма «Америка: от Гитлера до ракет МХ», о котором много писала наша пресса как о произведении, разоблачающем тех, кто хочет развязать войну. Как Джоан отнеслась к вашему «Предупреждению об опасности»?

— И Джоан Харви, и Сол Ньютон, продюсер Джоан, очень хотели, чтобы «Предупреждение об опасности» увидел западный зритель. С Джоан у нас оказалось такое взаимопонимание, что мне было очень горько, когда мы расставались. И в то же время чувствуешь, как вливаются в тебя огромные силы: где-то на другом конце земли человек думает, борется, утверждает то же самое, что и ты. И она не одна, она – выразитель мыслей и чувств многих американцев. Мы единодушны в утверждении, что мир – один, хотя и существуют в нём две социальные концепции. Мир ЛЮДЕЙ – один. Другой мир – мир антилюдей, мир против людей. Я и старалась сделать свой фильм таким, чтобы дружелюбное отношение нашего народа к народам других стран, будь то народ США или Франции, Италииили Швеции, чувствовалось в фильме.

Встреча с Джоан и Солом убедила меня, как я права, когда ищу то, что нас сближает, а не то, что нас разделяет. И ещё раз поняла, что мы, стоящие против безумия войны, – сильнее.

— Я рискну задать традиционный, но меня лично – и читателей, я уверена, тоже – очень интересующий вопрос. Режиссура вообще считается неженским делом, а уж политический кинематограф…

— Как раз сегодня женщины во всём мире приходят в политический кинематограф. Американка Джоан Харви, шведка Май Вексельман, режиссёр из ФРГ Моника Мауэр, наша Екатерина Вермишева… Это естественно. Женщина самой природой предназначена давать Жизнь… И защищать её.

— И потому всё, что связано с проблемой войны и мира, проходит через её сердце?..

Беседавала Н. Жезлова.