Операторы и работники фронтовых киногрупп. Коган Соломон Яковлевич


09.10.2019

Валерий Иванович Фомин (род. 18 апреля 1940 года в Москве) — киновед и историк кино. Доктор искусствоведения. Действительный член киноакадемии «Ника». Лауреат премий Союза кинематографистов и Гильдии киноведов и кинокритиков. Автор книг по истории кино.

Опубликовано: «ПЛАЧЬТЕ, НО СНИМАЙТЕ!..» СОВЕТСКАЯ ФРОНТОВАЯ КИНОХРОНИКА 1941–1945 гг.» (Автор Валерий Фомин; Изд: — М.; ООО "Киновек"; 2018; с. 728-730 — "Забытый полк. Операторы и работники фронтовых киногрупп. Материалы к биографиям"; раздел подготовлен совместно с В.А. Ждановой).  Фото: "Кинооператоры Соломон Коган (слева на фото) и Владимир Ешурин. 1939 год". Фото из архива семьи Ешуриных.

Коган Соломон Яковлевич (1913–1986).

Кинооператор. Родился в Елизаветграде. Еврей. В 1933 окон­чил операторские курсы при «Мосфильме». С 1937 – на Москов­ской студии кинохроники / Центральной студии кинохроники. Отличился на съемках фильма «Линия Маннергейма» в ходе войны 1940 года с Финляндией, был представлен к правитель­ственной награде. В этом представлении говорилось:

«Коган Соломон Яковлевич – кинооператор Московской студии кинохроники. 1913 года рождения. Член ВЛКСМ с 1931 г., уроженец г. Кирова, УССР, сын служащего. Работает в кинема­тографии с 1934 года. Находился в частях действующей Красной Армии и Флота с первых дней войны в Финляндии. Проявил мужество и инициативу при съемках в сложнейших фронтовых условиях. Участвовал в качестве кинооператора в десантных операциях на остров Гогланд. Одним из первых с киноаппаратом вступил на остров. Снимал боевые операции 138-й и 123-й стрелковых дивизий в районах Сумма и Халила. С 1 марта находился в 7-й стрелковой дивизии в районе Выборга».

(РГАЛИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 957. Л. 73–79.)

С первых дней Великой Отечественной войны С.Я. Коган – фронтовой оператор. Снимал на Южном, Закавказском, 4-м и 3-м Украинском фронтах. Принимал участие в съемках обороны Одессы, а также фильмов «Кавказ», «Победа на Юге», «Белград», «Югославия».

В служебной характеристике отмечалось:

«Умеет хорошо и экономно снимать; удаются боль­ше событийные съемки. Хорошо ориентируется, знает военную тематику, неплохо предусматри­вает развитие событий, умеет вовремя оказаться на самой важной и интересной точке съемки.

В работе быстро увлекается, забывая о личных интересах, без работы раздражается, груб. Часто болел». (Южный фронт, 1942).

Но не все так гладко было в биографии Соломона Яковлевича, не всегда начальство гладило его по головке. Судя по итоговой характеристике, подготовленной весной 1945 г., основания «не гладить» были. И вполне серьезные:

«Киногруппа 3-го Украинского фронта

Июль 1944 – февраль 1945 г.

Оператор Коган работает в киногруппе 3-го Украинского фронта с мая 1944 г. Несмотря на то, что в прошлом (финская кампания) и в начале войны (оборона Одессы) Коган давал смелые съемки, за что был отмечен правительственными наградами и удостоен звания лауреата Сталинской премии, за период пребывания в нашей группе он не дал соответ­ствующих его опыту и возможностям производственно-творческих показателей.

В Ясско-Кишиневской операции и при освобождении Белграда он дал ряд съемок хорошего качества, однако среди них руководством студии не было отмечено смелого, боевого репортажа. В Югославии Коган не провел ни одной съемки, показывающей бо­евые действия наших войск. В Белград он прибыл с опозданием, бои за Белград не сни­мал, дав лишь репортаж освобожденного города. Попав одним из первых в Софию, он, в отличие от других операторов, ничего там не снял. Другие же засняли кадры большого исторического значения.

Такая низкая интенсивность в работе Когана объясняется, на мой взгляд, зазнайством, успокоенностью своими заслугами. Коган не учитывает того, что именно в силу этих заслуг он обязан честно и самоотверженно работать, показывая пример другим операторам.

В съемках последних операций в Венгрии в работе Когана особенно ярко проявилась безответственность, отсутствие дисциплины.

Несколько раз Коганом не были выполнены задания по съемкам в районах боев с противником, пытавшимся прорваться к Будапешту. Коган игнорировал эти задания, са­мовольно покидая поручаемые ему районы боев. Это заставило поставить вопрос о на­ложении строгого взыскания на Когана.

Человек, несомненно, смелый, Коган сейчас совершенно не использует это качество. В его работе есть тенденция отсидеться и неприкрытое стремление вместо съемок на фронте попасть в Москву. Он не ведет настоящей, напряженной, творческой работы по съемкам боевого репортажа. И только в конце будапештской операции, находясь в 5-м Кавкорпусе, который героически дрался и на своем участке преградил путь немцам, пытавшимся вырваться к Дунаю, Коган впервые за последнее время интенсивно снимал. Его поведение и работа за период пребывания в корпусе получила хорошую оценку командующего корпу­сом генерал-лейтенанта Горшкова и нач. политотдела полковника Привалова.

Если качество съемок в Кавкорпусе будет полноценным (мне результаты еще не из­вестны), может быть, это явится началом перелома в работе Когана.

Нач. киногруппы 3-го Украинского фронта Кацман».

(РГАЛИ. Ф. 2487. Оп. 1. Д. 1002. Л. 10–9.)

И немудрено, что, в конце концов, на свет божий появился приказ не о повышении, а о снижении Когану операторской категории:

 «Приказ по Центральной ордена Красного Знамени студии документальных фильмов

Несмотря на неоднократные предупреждения со стороны начальника фронтовой киногруппы т. Кацмана фронтовому кинооператору Когану С.Я. о необходимости повысить свою дисциплину, улучшить работу по производству фронтовых съемок, кинооператор т. Коган продолжает проявлять крайнюю недисциплинированность и вместо смелой, энергичной работы по производству фронтовых съемок в соответствии с получаемыми от начальника фронтовой группы заданиями проявляет творческую бездеятельность.

Направленный для съемок наступления в кавалерийскую часть т. Коган без разрешения начальника киногруппы уехал в район Буды. Не обеспечив съемки в кавалерийской части и не сняв ничего в районе Буды, Коган вернулся на базу.

Направленный в район боев северо-западнее Будапешта – для съемки действий наших войск по отражению контратак противника – Коган снова бросил указанный ему район боевых действий, не выполнил съемочного задания и приехал в Будапешт.

Оператор Коган самовольно остался в Буде вместо того, чтобы выехать к месту боев – в Танебен–Бичке, где ему было поручено произвести съемки боев по ликвидации войск противника, пытавшегося прорваться к окруженной группировке немцев в Будапеште.

За все время будапештских операций Коганом снято всего до [нрзб.] метров материала.

В Югославии и во время вступления наших войск в Софию оператор Коган не снял боевых действий наших войск.

За проявленную недисциплинированность и творческую бездеятельность приказываю:

  1. Перевести т. Когана из операторов II категории в операторы III категории.
  2. Объявить ему выговор с предупреждением, что если в течение одного месяца не даст высококачественных боевых съемок, он будет уволен из системы кинематографии.

Настоящий приказ разослать для сведения всех фронтовых киногрупп.

Директор Центральной ордена Красного Знамени киностудии документальных фильмов С. Герасимов».

(РГАЛИ. Ф. 2487. Оп. 4. Д. 993. Л. 137.)

После войны – на ЦСДФ.

В 1968 г. (7 августа 1973 года. -Прим. ред. #МузейЦСДФ), «исполняя долг коммуниста», обратился с письмом к Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу, в котором уведомил партийного лидера о том, что на прославленной советской студии ЦСДФ создается будто бы откровенно антисемитский фильм «Тайное и явное». (См. книгу «Кинематограф оттепели. Документы и свидетельства». С. 350–357.)

Кавалер Сталинской премии за участие в создании фильма «Линия Маннергейма». Удостоен звания лауреата Государственной премии СССР за фильм «Советские китобои».

Награжден орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За боевые заслуги», «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За освобождение Белгорода», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».


Материалы по теме