НА КУРСКОЙ ДУГЕ. Об Иване Фёдоровиче Малове

Из воспоминаний фронтового кинооператора А. Козакова.

07.10.2019

Казаков (Козаков) Абрам Наумович (07 (20) декабря 1903, Одесса, Одесский уезд, Херсонская губерния, Российская империя — апрель 1989, Москва, РСФСР, СССР). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1981). Лауреат двух Сталинских (Государственных) премий (1941, 1943).  Член ВКП(б) с 1925 года. 

Материал (воспоминания фронтового кинооператора А. Казакова) из семейного архива Эммы Малой, дочери кинорежиссера Рафаила Перельштейна с которым И.Ф. Малов дружил и учился во ВГИКе. Публикуется впервые.

Благодарим Ирину Никитину (компьютерный набор текста) за помощь в подготовке материала. 

Иван Фёдорович Малов принадлежал ко второму поколению советских кинематографистов, которые пришли в кино в начале тридцатых годов.

Это были выпускники ГТК – ВГИКа, получившие высшее кинематографическое образование и определившие для себя дальнейший путь — путь служения киноискусству.

Большинство режиссёров и операторов шли работать на фабрики художественных фильмов. Это дорогу выбрал для себя и крестьянский паренёк из села Свезево Калининской области – Ваня Малов.

Творческая атмосфера, царившая на фабрике «Межрабпомфильм» («Союздетфильм»), общение с ведущими мастерами советского кино Л. Кулешовым, В. Пудовкиным, Б. Барнетом, Я. Протазановым; операторами: Е. Алексеевым, Г. Кабаловым, П. Мосягиным, Л. Форестье, совместная работа над трилогией «Детство Горького», «В людях» и «Мои университеты» с режиссёром М. Донским и оператором П. Ермоловым помогли Малову творчески вырасти и занять своё место в коллективе студии.

Когда началась Великая Отечественная война, студия «Союздетфильм» эвакуировалась в Душанбе. Летом 1942 года И. Малов при втором наборе во фронтовые группы все-таки сумел попасть на Донской фронт. Он приехал в Сталинград в августе месяце, когда шли бои на ближних подступах к городу.  В то время он был необстрелянный, сугубо штатский человек, который даже не знал, как правильно подпоясывать ремнём шинель. Но не это было главное. (Автор ошибается, И.Ф. Малов с 14. VII.1941 г. — боец Красной Армии (данные о призыве в РККА  указан в соответствии Анкетой № БП 136/М); С 15.VII.1942 по XI.1943 г. — в киногруппе 1-го Белорусского фронта; одно время числился как пропавший без вести. - Прим. ред. #МузейЦСДФ)

Перенесясь (попав) под оглушающий грохот боёв из спокойной обстановки съёмочных павильонов в полуразрушенный бомбёжками город, Малов на первых порах растерялся.

Будучи профессиональным оператором художественных фильмов, он мало снимал автоматической камерой «Аймо», а она была основной в руках фронтового оператора. Для её освоения требовалась тренировка, а время не ждало – в Сталинграде начинались уличные бои. Руководитель киногруппы А. Кузнецов постепенно втягивал Малова в съёмку боевых действий. В его первых сюжетах не было стрельбы, атак, убитых. Это были съёмки, сделанные во втором эшелоне: «Кавалерия на марше», «Резервы в наступлении» и др. Затем, когда напряжение в битве за Сталинград приближается  к своему апогею, А. Кузнецов посылает свой последний резерв — операторов К. Сидорова и И. Малова — в район заводов. Надо было показать, как советские воины и народные ополченцы отстаивают каждую улицу, каждый дом, не щадя своей жизни. И всё же врагу удалось 4 октября занять посёлки заводов «Октябрь» и «Баррикады». Съёмки уличных боёв были для Малова серьёзным испытанием. Здесь он, по существу, узнал впервые, что такое война. Шли ожесточённые бои. Фашисты бросали в бой всё новые и новые силы, стремясь разрезать подразделения 62-й армии на отдельные части и уничтожить их. Малову и Сидорову пришлось снимать в проёмах домов, из чердачных окон, укрываясь за полуразрушенными стенами, чтобы не быть убитыми осколками снарядов и шальной пулей. Силы были неравные. Используя своё превосходство в танках и авиации, фашисты всё-таки овладели Тракторным заводом и вышли к Волге. К счастью, операторам удалось под покровом ночи перебраться на другой берег реки и вернуться на свою базу.

Военные корреспонденты с воинами 62-й Армии. На фото: Константин Симонов (на первом плане слева), операторы (на втором плане слева направо) Иван Малов и Михаил Посельский. Фото из личного архива Н.Я. Венжер.

В ходе Сталинградской битвы И. Малову не раз приходилось снимать моряков, оборонявших город и обеспечивающих снабжение через Волгу, транспортировку раненых. Он принимал участие в разминировании фарватера, снимал работу корабельной артиллерии, которая поддерживала наши части, десантирующиеся  на сушу.

Наступление, начавшееся 19 ноября 1942 года, привело к разгрому и окружению 6-й немецкой армии Паулюса. В это время И. Малов находился в войсках, которые занимались ликвидацией окружённых фашистских войск.

К тому моменту фронтовые операторы, работавшие на Сталинградском фронте, сняли уже больше двадцати тысяч метров плёнки, запечатлев все этапы великой битвы на Волге. Но их работа продолжалась, и зрители могли видеть в каждом новом выпуске «Союзкиножурнала» (в рубрике «Репортаж с фронтов Великой Отечественной войны») новые съёмки сталинградских операторов. Вот дикторский текст журнала № 83 за 1942 г.:

«Ломая сопротивление врага, наши части продолжали наступление. Все охвачены единым порывом – идти вперёд, не дать врагу закрепиться, уничтожить его солдат, его технику.

Громя гитлеровские дивизии, наши части по пути наступления захватывают орудия, танки, автомашины, винтовки, склады с боеприпасами. Знакомая картина, её уже видели под Москвой. Кладбища гитлеровцев. Их много в этих местах. На кресте десятки имён, под крестом сотни трупов. Немецкие эрзац-валенки, но и такие валенки – роскошь для гитлеровского солдата. Многочисленные колонны идут в плен. Почти все самолёты захвачены вполне исправными. На «Фуке-вульфах» был уже подвешен полный комплект авиабомб, но сбросить его фашистским лётчикам не удалось. Наступление северо-западнее Сталинграда продолжается. В район боёв подходят новые части наших войск».

Лаконичный текст, но как он много говорит о наших победах!

Сталинградская битва закончилась. Тысячи пленных идут по заснеженным заволжским степям. Недавно они яростно рвались к Волге, теперь они могут спокойно её перейти, под конвоем советских воинов.                                                     

Теперь И. Малов работает в киногруппе Центрального фронта. Здесь также все его коллеги по Сталинградскому фронту: Н. Вихирев, Е. Мухин, Д. Ибрагимов, М. Посельский, С. Гольбрих, Г. Островский, И. Кацман, В. Орлянкин, А. Софьин.

Киногруппа Сталинградского фронта. г. Сталинград, 1942-1943 гг. На фото (слева направо): Сидоров К.Н., Орлянкин В.И., Гольдштейн И.Ц., Вакар Б.В., (неизвестный), Гольбрих С.М., Зенин С.С., Мухин Е.В. и Кацман И.С.. Автор фото: Я. Рюмкин. Источник: ГОСКАТАЛОГ.РФ (№ 17085255).

На фронте шла активная подготовка к оборонительным боям. Операторы, прикомандированные к различным видам войск, готовились к будущим сражениям.

И. Малов и Н. Вихирев получили задание — снять для фильма «За Родину» возрождение Курска после его освобождения 8-го февраля 1943 г. Прошло всего два месяца, как был освобождён Курск, но город  уже изменился. Очищены от битого кирпича и мусора улицы, восстанавливаются разрушенные здания, ведутся ремонтные работы на железнодорожных путях, начала работать детская столовая. У кинотеатра, где показывают фильм «Сталинград» и фронтовую кинохронику, большая очередь за билетами. Оживлённо и у областного Комитета партии. По улицам двигаются в сторону фронта колонны танков, снуют грузовые машины, везущие на фронт боеприпасы и продовольствие. Жизнь входит в нормальную колею.

Центральный фронт под командованием генерала К. Рокоссовского, члена Военного Совета К. Телегина, начальника штаба М. Малинина защищал северную часть Курской дуги. Политуправление фронта и кинооператоры находились в центре дуги. Весь этот плацдарм был подготовлен к обороне. По всем направлениям были вырыты окопы, траншеи и другие оборонительные сооружения.

В начале немецкого наступления в июле 1943 года И. Малов и А. Козаков находились в расположении истребительной артиллерийской бригады резерва Главного Командования, которой командовал полковник Рукосуев. Здесь операторы снимали всё, что разрешали, и готовились встретить врага.

5 июля на рассвете воск Воронежского и Центрального фронтов провели получасовой предупредительный обстрел переднего края врага. Операторы сняли эту артподготовку…

Затем противник обрушил на наш передний край огонь из всех видов оружия. Сотни фашистских самолётов сбрасывали бомбы. Огромная туча дыма и пепла поднялась к небу и закрыла солнце. В начале боя им удалось заснять наступающие вражеские танки, которые подбивали истребители – артиллеристы.

Из рассказов гвардии сержанта И. Шоммера:

«Наша отдельная истребительная противотанковая артиллерийская бригада занимает оборону на своём участке. Стоят жаркие солнечные дни. На переднем крае тихо, но это очень напряжённая тишина – вот-вот должно начаться немецкое наступление…

И вот, на рассвете 5 июля началось.

Трудно передать, что пришлось пережить за  несколько дней этого остервенелого наступления врага. До танкового наступления наш передний край подвергся обработке с воздуха пикирующими бомбардировщиками. Фашистские самолёты в течение нескольких часов беспрерывно, волна за волной висели над нашим передним краем обороны.

Затем на наши боевые порядки плотным  строем, эшелонировано шли тяжелые танки, «Тигры», самоходные орудия «Фердинанды», «Пантеры». Участок обороны, занимаемый нашей бригадой, оказался на направлении главного удара противника. В течение нескольких суток не прекращался ураганный огонь с обеих сторон. Атака врага захлебнулась…

Во время битвы в батареях, а иногда и перед ними, часто можно было видеть двух бойцов с двумя автоматами у каждого – вторым аппаратом была кинокамера. Это выполняли свою опасную, очень нужную работу военные кинооператоры: майор А. Казаков и капитан Малов. Снятые ими кинокадры имеют непреходящую ценность…»

Затем И. Малова и А. Козакова перебросили под Поныри, где развернулось танковое сражение. Они снимали в расположении 24-го батальона 3-го танкового корпуса, колотый вёл бой за станцию Поныри. Пять раз в течение одного дня гитлеровцы атаковали наши позиции, но не добились успеха. Немцам удалось захватить город, но на другой день он был снова взят нашими войсками. Операторы засняли огромное поле, сплошь покрытое разбитыми и сгоревшими танками и самоходными орудиями, телами убитых солдат. Это было одно из крупнейших танковых сражений на Курской дуге, после которого гитлеровцы не строили больше иллюзий на победу.

Через несколько дней операторы уже снимали, как колхозники на ещё не разминированном поле собирают первый победный урожай.

— «12 июля наступил перелом в битве под Курском. В этот день против орловской группировки врага по приказу Ставки Верховного Главнокомандования в наступление перешли Брянский и Западный фронты. 15 июля к ним присоединился Центральный фронт».

Затем  фронтовые киногруппы трёх фронтов начали совместные съёмки для будущего фильма о разгроме немецко-фашистских войск под Курском и Орлом. В монтажных листах, присланных операторами на студию, читаем:

«К 1-му августа войска Брянского, под командованием генерала М. Попова, Центрального – под командованием генерала К. Рокоссовского и Западного – под командованием генерала В. Соколовского – фронтов повели решительное наступление на окружение г. Орла полукольцом с севера, востока и запада, что и было осуществлено к 3 августа.

3 августа немцы, учитывая создавшуюся ситуации, начали подрывать в городе здания, промышленные предприятия и склады, увозить награбленное и угонять население.

В ночь на 4-е августа войска генерала В. Колпакчи начали штурм города: на рассвете части 5-й дивизии под командованием Героя Советского Союза полковника Михальцина ворвались в город с востока.

Одновременно ворвалась в Орёл 38-я стрелковая дивизия полковника Кустова.  129-я стрелковая дивизия генерала Панчука завязала бои на южной окраине города.

4-го августа весь день продолжались напряжённые бои в городе.

Утром 5 августа Орёл был полностью очищен от гитлеровцев.

В этот же день был освобождён и город Белгород.

…Ночь. Москва. Гремят артиллерийские залпы. Это Родина впервые салютует доблестным сынам, освободившим города Орёл и Белгород ».

Киногруппы Воронежского и Центрального фронтов активно включились в съёмки боевых действий на всех участках фронта. Особенно отличились в этих съёмках операторы Е. Лозовский, снимавший танковые атаки – установив на танке специальный бокс с кинокамерой, и Иван Малов, которому удалось заснять действия бронебойщиков, горящие «Тигры» и «Фердинанды», подбитые нашими воинами.

Фильм «Орловская битва» был широко показан в нашей стране и в других странах.

С большой статьёй о фильме «Орловская битва» выступил в газете «Известия» 3/IX 43 г. Е. Кригер:

«События, запечатленные в этом документальном фильме, начались 5 июля 1943 года на Центральном и Воронежском фронтах, у основания Курской дуги.

12 июля 1943 года наши войска, выдержав труд беспримерной обороны, в свою очередь перешли в наступление.

Операторам кинохроники делает честь, что они сумели вовремя оказаться на самых решающих участках фронта.

Теперь миллионы людей в Советском Союзе и во всём мире сумеют увидеть то, что происходило на фронте в эти тяжёлые великие дни.

Снимать войну – дело трудное. Современные бои часто не доступные для киносъёмки. Пехота, артиллерия, все роды войск стремятся быть в укрытиях, зарываются в землю, маскируются в лесах, в балках, в оврагах. Даже в моменты напряжения боя трудно увидеть что-нибудь, кроме орудийной вспышки и встающего перед траншеями дымного вала разрывов.

Литератор может восстановить ход событий в бою, у него есть свой материал – слово. Работникам кинохроники нужно поймать все перипетии битвы на плёнку, а для этого редко представляется возможность.

Следует отдать справедливость операторам фронтовых групп – для фильма «Орловская битва» им удалось выхватить буквально из огня новые, ещё не тронутые военные документы».

Наступление советских войск продолжалось. Операторы И. Малов и А. Козаков получили задание заснять освобождение г. Шостка, где была самая крупная в Советском Союзе киноплёночная фабрика.

Из района Шостки начинали в октябре 1941 года своё наступление на Москву фашистские орды.

Почти два года хозяйничали они в городе. В монтажном листе, который был приложен к снятому материалу, операторы И. Малов и А. Козаков писали:

«Отступая из города, немцы старались уничтожить промышленные объекты Шостки, разрушить жилые дома города. Они подожгли химико-технологический институт, подорвали турбины ТЭЦ, разрушили цеха завода № 9. Случайно почти не пострадала фабрика № 6 /кино-плёночная/, за исключением цехов № 1 и № 2. Лучшие дома города тоже остались целы. Здание, где у немцев было Шостинское городское управление, они при отступлении подожгли, жители города быстро ликвидировали пожар, спасли оборудование телефонной станции, которая помещалась в этом же здании.

Сразу, после освобождения города, рабочие  фабрик и заводов начали их восстанавливать, налаживать выпуск продукции.

 Город дал пополнение в РККА.

После освобождения города было обнаружено большое количество могил с расстрелянным, замученными и заживо погребёнными. Очевидцы рассказывают, как шевелилась земля на могилах.

При раскопках могил было установлено, что не на всех телах имелись огнестрельные раны, некоторые были погребены живыми.

Много граждан было  расстреляно и много угнано в Германию, по указанию бывшего начальника немецкой биржи труда, изменника Родины Бабак И.Ф.

Военно-полевой суд приговорил Бабака к повешению. Приговор приведён к исполнению».

 

Операторы подробно отсняли всё, что они описали в монтажном листе. Не прошли они и мимо надписи на шее повешенного Бабака:

«Повешен предатель Родины Бабак – начальник биржи труда гор. Шостка. От его подлой руки и по его указанию сослано на каторгу в Германию свыше 12 тысяч и расстреляно немецкими мерзавцами сотни лучших советских людей».

Такую позорную смерть накликал для себя подлый изменник!

В операторской практике были не только успехи, но и большие неудачи. Войска Центрального фронта настолько далеко ушли на запад, что база киногруппы оказалась на расстоянии 270 километров от передовой линии фронта.

Малов и Посельский получили задание снять эпизод о форсировании Десны и освобождении г. Чернигов.

Исправных машин в киногруппе не оказалось. Операторы поехали на попутном транспорте и прибыли в Чернигов, к своему великому огорчению, только на второй день после его освобождения. Так был не снят интересный эпизод, а репутация киногруппы была окончательно подорвана.

В конце октября 1943 года А. Козаков и И. Малов снимали кровопролитные боли за г. Гомель. На переправе через реку Сож Малову посчастливилось снять героиню переправы санинструктора Галю Росликову. Она много суток не покидала этот опасный участок, оказывая первую помощь раненным солдатам и офицерам. Ни артиллерийские обстрелы, ни налёты вражеской авиации, ни бессонные ночи не могли заставить девушку покинуть свой пост. Солдаты равнялись на Галю. Пять суток не уходил со своего поста сержант Бахирев. Герои переправы обеспечили успешный штурм г. Гомеля, первого областного горда Белоруссии, освобождённого Красной Армией.

Из Москвы пришла телеграмма:

«Направить кинооператоров в танковый рейд корпусом генерала Бахарева. Большаков».

Рассказывает оператор А. Козаков:

«В рейд мы отправились с И. Маловым. В районе Лоева сняли форсирование Днепра танковыми частями . Дальше пошли гулять по тылам противника. По пути уничтожали фашистские гарнизоны в населённых пунктах, автоколонны, противозенитные расчёты. С боем ворвались в г. Речица. В центре города искали верхнюю точку. На одном из домов увидели пожарную каланчу. Соскочив с танка,  рванул калитку, которая вела в дом, и прямо на меня вывалился немецкий солдат с поднятыми руками. От испуга он кричал – Я русский, я русский! Нам некогда было с ним возиться, отобрав ремень и отрезав на брюках пуговицы, мы приказали ему сидеть у ворот.

На ночь мы с Маловым заняли пустой дом. Но спали всё-таки «одним глазом». Вокруг слышалась стрельба, взрывы гранат. Танкисты, не взяв с собой пехоты, заняли круговую оборону. Утром мы снимаем следы боя. На окраинах городка догорают подбитые немецкие танки, на улицах трупы немецких солдат, мотоциклист с шофёром, раздавленный гусеницами танка.

У горящего здания группа жителей варит на догорающих головешках, в большом чугуне, картошку. Плачущую женщину, ищущую на развалинах дома остатки своего имущества.

Прозвучал сбор. Вместе с танковой колонной мы покидаем город. По дороге, навстречу нашей колонне, идет возвращающиеся из леса жители.

Вернулись в Новозыбков, где уже была наша база. Отправили снятую плёнку. Выкупались в баньке по-чёрному, повалялись на выпавшем снегу.

Вскоре за нами приехал начальник политотдела противотанковой истребительной бригады полковник Горовенко».

Из воспоминаний гвардии старшины И. Шоммера:

«Группа бойцов нашего соединения, во главе с гвардии полковником И. М. Горовенко, захватив в Новозыбкове операторов А. Козакова и И. Малова, выехала к месту бывших боёв на Курской дуге. Да и как иначе – кому, как не им, снимать торжество по случаю открытия памятника героям-артиллеристам, на батареях, которых они находились в те июльские дни 1943 года.

На фоне первого белого снега – чёрные силуэты десятков, сотен немецких танков, изуродованных, искорёженных, с фашистскими свастиками, а над всем этим… высоко в небо взметнулся гранитный обелиск, на цоколе которого, гордо подняв свой ствол, стоит противотанковая 76-миллиметровая пушка, из тех сотен пушек, которые остановили и раздробили бронированный кулак врага.

Митинг открыл зам. Нача. Политуправления Центрального фронта полковник Синцов. Потом произносили речи представители Курского обкома партии, рабочие, колхозники. Выступили с воспоминаниями и доблестные артиллеристы. Как в старину, поле огласилось плачем, стенаниями и причитаниями плакальщиц – женщин, проливавших горячие слёзы на землю, обагрённую кровью защитников Родины.

Всё это торжество, всю эту волнующую сцену снимали на плёнку два фронтовых оператора – А. Козаков и И. Малов.

Меня так и тянуло к ним – неразлучным друзьям, хотя внешне и не похожим друг на друга. Общительный, подвижный, весёлый А. Козаков и несколько замкнутый, как казалось, сдержанный, редко улыбающийся И. Малов, но, когда он улыбался, внешне он резко менялся, и перед вами был большой, широкоплечий, обаятельный, милый, добрый человек.

Мы ехали обратно, возвращались на фронт – война продолжалась. Но то, что вскоре произошло – нелепость даже в условиях войны…»

Во фронтовой отдел Главкинохроники.

23/XI-1943 г. выехали в Поныри операторы А. Козаков и И. Малов для киносъёмок открытия памятника павшим артиллеристам.

На обратном пути они ехали на американской машине «Студебекер», в которой находилось ещё около 20 человек пассажиров: бойцы, фотокорреспонденты, кинооператоры.

I-XII – не доезжая до города Климово 35-40 километров, машина свернула на объезжую дорогу, где и подорвалась на мине, в 16 часов.

Михаил Посельский на месте гибели оператора Ивана Малова. Декабрь, 1943 год. Фото из семейного архива Н.Я. Венжер.

Козаков получил тяжёлое ранение обеих ног. Малов две тяжёлые раны в области бёдер. Все были доставлены в ближайшую поселковую больницу, где им была оказана первая помощь. Только на следующий день их перевезли в г. Климово в 85-й офицерский госпиталь, где через 55 минут И. Малов скончался от газовой гангрены. А. Козакову ампутировали левую ногу.

5/XII- 1943 г. состоялось погребение И. Малова на Центральной площади г. Новозыбков с воинскими почестями.

На деревянном памятнике надпись:

«Здесь похоронен капитан Малов Иван Фёдорович. Погиб на боевом посту 1 декабря 1943 г.»

 А. Козаков.


Материалы по теме