Операторы и работники фронтовых киногрупп. Пойченко Михаил Иванович


31.08.2019

Валерий Иванович Фомин (род. 18 апреля 1940 года в Москве) — киновед и историк кино. Доктор искусствоведения. Действительный член киноакадемии «Ника». Лауреат премий Союза кинематографистов и Гильдии киноведов и кинокритиков. Автор книг по истории кино.

Опубликовано: «ПЛАЧЬТЕ, НО СНИМАЙТЕ!..» СОВЕТСКАЯ ФРОНТОВАЯ КИНОХРОНИКА 1941–1945 гг.» (Автор Валерий Фомин; Изд: — М.; ООО "Киновек"; 2018; с. 809-811  — "Забытый полк. Операторы и работники фронтовых киногрупп. Материалы к биографиям"; раздел подготовлен совместно с В.А. Ждановой). Фото: "Военные корреспонденты: Михаил Пойченко и Евгений Халдей". 

Пойченко Михаил Иванович (1909–1992).

Оператор документального кино. Заслуженный деятель ис­кусств УССР (1988).

С 1936 – оператор Краснодарского корпункта Ростовской ст. кинохроники. В 1937 окончил 3 курса заочного от­деления операторского ф-та ВГИКа. В годы Великой Отечествен­ной войны – фронтовой оператор.

В служебной характеристике 1942 г. работа Пойченко оцени­валась начальством наилучшим образом:

«За полугодие заснял 9 сюжетов, из них 2 – боевых. В СКЖ включено 3 сюжета; для фильма и киносборника были приняты 3; в Фильмотеку вклю­чены 2 сюжета и 1 сюжет дал фотографический брак.

Тов. Пойченко – квалифицированный оператор. Его съемки, как правило, отличаются яс­ностью и глубиной замысла. Умеет хорошо соединять в сюжете различные его компоненты: пейзаж, портрет, действие. Это отчетливо проявилось в съемках, которые т. Пойченко прово­дил в Донбассе (сюжеты: "Снайперы Донбасса", "Бой за шахты", "Бастионы Донбасса" и др.).

Оператор лучше всего работает в жанре очерка, однако в случае необходимости уме­ет переключаться на событийную репортерскую съемку. В этом плане был снят сюжет "Эвакуация из Ворошиловграда", давший ряд интересных документальных кадров для СКЖ № 60.

За последний период времени на Кавказском фронте оператор заснял прекрасный сюжет "Смельчаки". Он интересен тем, что дает серию ярких портретов бойцов-комсо­мольцев, идущих в опасный рейд по тылам врага.

Оператор хорошо владеет фотографическим искусством, которое является для него средством фиксации его наблюдений».

(РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 66. Л. 44.)

Позднее по съемкам боев на Керченском полуострове и освобождения Крыма работа Пойченко опять рецензируется и характеризуется начальством самым наилучшим об­разом:

«Тов. Пойченко является талантливым военным корреспондентом кинохроники. Участвовал в съемке ряда важнейших операций на Черноморском побережье и в Крыму.

Дважды снимал крупные десантные операции: в мае 1943 года работал у Новороссий­ска, в январе 1944 года сопутствовал первые десантные группы, высадившиеся на Кер­ченском полуострове. Каждый раз давал материал высокого качества, представляющий большую документальную ценность.

Во время штурма Новороссийска снимал действия десантных групп, осуществлявших захват порта со стороны бухты.

В 1944 году является активным участником съемок освобождения Крыма.

Снимал в боевых порядках частей Особой Приморской армии, в бригадах морской пехоты и в войсках 4-го Украинского фронта.

Снял ряд интересных эпизодов во время боев на подступах к Севастополю. Среди [съемок] выделяются: кадры танковой атаки, снятой из окопа на переднем крае, и кадры наступления боевых порядков пехоты, на которых видна артиллерия, бьющая прямой наводкой по немцам.

Кадры тов. Пойченко широко использовались при монтаже СКЖ и фильма "Освобо­ждение Крыма".

Тов. Пойченко заслуживает представления к правительственной награде.

Зам. директора Центральной ордена Красного Знамени студии документальных филь­мов Л. Сааков».

(РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 191. Л. 95.)

Однако в портрете-характеристике того же оператора весной 1945 г. мы под той же фамилией Пойченко видим почему-то какого-то совершенно другого человека. Началь­ник киногруппы 2-го Украинского фронта А. Лебедев дает этому своему подчиненному поистине убийственную характеристику:

«Пойченко принадлежит к числу людей, поте­рявших чувство ответственности и, по-видимому, не дорожащих своей работой на хрони­ке. Еще будучи в Москве, назначенный к отлету в Новосибирск для съемок "Пребывания героя А. Покрышкина в Новосибирске", он опоздал на самолет, который улетел без него. В период Будапештской операции, находясь на самом ответственном участке в Буде, он почти не снял боевых действий, ограничившись съемками пейзажей и архитектуры. По­сланный на один из боевых участков нашего фронта, он вскоре вернулся, заявив, что у него не в порядке аппарат, что ему заменили рамку, хотя до этого он этим же аппаратом снимал, и все было в порядке.

Все эти факты говорят о несерьезном отношении Пойченко к своей работе.

4 марта 45 г. А. Лебедев».

(РГАЛИ. Ф. 2487. Оп. 1. Д. 1002. Л. 100.)

В силу большой временной удаленности нам сегодня этот ребус со столь разными ха­рактеристиками трудно разгадать. Не исключен тот случай, что, как это не раз случалось во фронтовых группах, между начальником и оператором в силу разных обстоятельств вдруг пробежала черная кошка, разыгралась извечная коллизия: «Я начальник, ты – ду­рак. Ты начальник – я дурак».

Но могло иметь место и другое. На страницах этой книги уже не раз подчеркивалось, что очень немногим операторам посчастливилось пройти всю марафонскую дистанцию труднейших военных лет ровно, без неизбежных спадов и срывов. Ведь не случайно при подсчете трудового стажа у фронтовиков один год фронтовой жизни шел за три года.

Умножьте четыре года бездорожья, смертельной опасности, цыганско-кочевого обра­за жизни, отрыва от семьи на три. И прикиньте эту ситуацию на себя любимого. Вам бы хватило сил на то, чтобы на этой дистанции ни разу не споткнуться, не спрямить указан­ный маршрут, не присесть тайком от всех передохнуть?..