13.07.2016


Автор:
Екатерина Андриканис
 
 
Режиссёр, писатель, педагог

Опубликовано: 29 марта 2016 г.

Делала я кино о бесконечном шахматном матче между Карповым и Каспаровым. И нужно мне было в определенном эпизоде, чтобы что у одного, что у другого – «скрипели мозги». И, главное, чтобы скрипении одних мозгов отличалось от скрипения мозгов его противника. В изображении мы это сделали. Теперь была «очередь» за звуком. Много лет я работала с одной и той же «шумовичкой», то есть со специалисткой по разным кинозвукам. «Шумовики», иначе говоря, звукооформители, делали в те времена всё, кроме музыки: цокот копыт, скрипение снега отдельно по ботинками и отдельно под валенками, рев диких зверей или самолетов, скрежет тормозов, звон бокалов, шаги по лестнице и шаги по песку, бег по «пересеченной местности» и шарканье по паркету... и все такое остальное прочее. Я ей подробно и популярно объяснила, что я хочу – то есть явный, яркий, понятный без обсуждений «скрип мозгов».

Хорошее задание? Кто может точно определить, что это такое и как звучит это самое «мучительное думанье»?
Эля Котова, а это была именно она, думала три дня. То бишь «скрипела мозгами» и прислушивалась, как это звучит в осязаемой реальности. Еще три дня она искала по фонотеке разные звуки, сочетала несочетаемое, увеличивала, или, наоборот, уменьшала скорость воспроизведения... Иначе говоря, переживала то, что в просторечии называется «творческими муками». Короче, она сделала невозможное. И на экране в сочетании с изображением звучало явно мучительное «скрипение» двух абсолютно разных мозгов.
Ну, я по простоте душевной в восторге от сделанной ею работы и откомментировала: «Элька! Да ты просто кикимора!»
Элеонора Котова никак не отреагировала. Промолчала. А поздно вечером, когда мы все разошлись по домам, пожаловалась моей, тоже многолетней, ассистентке, с которой ей было по дороге: «Ты представляешь, я так старалась! Можно сказать, и сон и аппетит потеряла, а она меня кикиморой обозвала!»
Тут моя «помощница», которая меня знала как облупленную, и понимала мою... ммм... терминологию, ей и объяснила: мол, дурочка! Она (то есть я) свою собаку кикиморой зовет!
Эля тоже была заядлой собачницей и очень хорошо понимала, что родную собаку ругательными словами не обзывают!
(И только так, между прочим, согласно «сказочной» классификации Кикимора – это всего навсего жена Лешего!)
 
Наши дорогие звукооформители (на фото слева направо): Надюша Васильева, Эля Котова и музоформитель Марина Браславская.