30.03.2016


Автор:
Инна Железнова

Правнучка кинооператора ЦСДФ Марии Суховой

 Источник: www.moypolk.ru

Боевое крещение в Великой Отечественной войне Мария Сухова получила, снимая
бои для документального фильма «Разгром немецких войск под Москвой». Вместе с другими операторами она снимала парад 7 ноября 1941 года на Красной площади. Роман Кармен, снимая фильм «Великая Отечественная» (вероятно, речь идёт о фильме 1965 года; авторы сценария: Роман Кармен, Сергей Смирнов; режиссер, руководитель творческой группы: Роман Кармен; режиссёры монтажа: Ирина Венжер, Ирина Сеткина— прим. ред.), включил в него кадры М.И. Суховой — памятник Пушкину на Тверском в аэростатах воздушного заграждения, эскалатор на станции метро Маяковского, по которому спускаются в бомбоубежище дети.
Зимой 1942 года в журналах кинохроники стали регулярно появляться эпизоды боевой жизни партизан Белоруссии. Через линию фронта на экраны страны приходила сама правда, суровая и мужественная. Оператор Мария Сухова вела рассказ о зверствах гитлеровцев на оккупированной территории, о яростном сопротивлении непокоренного народа. Она показывала, как взлетают на воздух, скатываются под откос вражеские железнодорожные составы, горят штабы и комендатуры, как народные мстители казнят фашистов и их пособников.
Мария жила, как и все партизаны: ходила в разведку, участвовала в боевых операциях, попадала и выбиралась из окружения. Только одно отличало ее от товарищей: кроме боевого оружия, была у Маши тяжелая съемочная камера и кассетник.
«Больше всего я боялась, что придется уничтожить аппарат и заснятый материал, но ничего, удалось выползти», — писала Маша товарищам на студию.
По окончанию первой командировки к партизанам она возвращается в Москву, где ее ждут письма с фронта от друзей — фронтовых операторов. В них они просят помочь их родственникам.
Борис Шер просит решить вопрос с дровами для своих домашних и узнать высылают ли им его зарплату. Борис Макасеев просит съездить к родным на дачу в Болшево и привезти валенки для семьи. Гусев просит навестить мать, а сам — в осажденном Ленинграде. Из Куйбышева идет просьба о пересылке посылок из Москвы. Идут письма с Северного флота от Сергея Гробера и Журкова, от командования приходит письмо о гибели Александра Ильича Гирловани. Просят Машу Сухову разыскать его родных и сообщить о гибели сына.
1943 год. Готовится встреча в верхах и снимается фильм «Иран». Маша Сухова была первой женщиной кинооператором, которой была поручена столь сложная и опасная работа. Шахиншах Ирана преподнес ей в подарок серебряную пудреницу.
А фронт продвигался на запад. Центральная студия документальных фильмов задумала создать фильм «Освобождение Белоруссии». Мария Сухова вновь была переброшена через линию фронта, к партизанам Белоруссии. На этот раз она была не одна, а с подругой — Оттилией Рейзман. Операторов доставили на самолете в партизанскую зону под городом Лепелем, близ Полоцка.
И опять жизнь в лесу, тяжелая работа, бои. Партизаны подорвали железнодорожное полотно, по которому немецкое командование гнало составы с войсками и техникой. Маша принимала участие в этой операции.
Глубокой ночью более тысячи заложенных партизанами мин взорвались одна за другой. Маша чуть не плакала оттого, что ничего нельзя было заснять на пленку, кроме ослепительных вспышек.
В одном из неравных боев с немецким карательным отрядом партизаны вынуждены были отступить. Маша уносила кассеты с пленкой, а один из партизан нес ее аппарат. Когда они вошли в лес, оказалось, что, отстреливаясь, партизан забыл аппарат на поле перед лесом. Но что за боец без оружия? И Маша бросилась обратно под пули. Нашла аппарат и, чудом уцелев, вернулась к своим.
Партизанские летчики увозили заснятый материал в Москву, а привозили новую пленку, письма от близких. Иногда летчики добавляли от себя по куску мыла «девушкам с хроники». Лучшего гостинца тогда и представить себе было невозможно. Нередко приходилось шагать на партизанский аэродром за 10–15 км и таскать на себе снятый материал.
20 тыс. метров пленки было заснято Машей в тылу противника, не считая того материала, который был зарыт при прорыве. Немцы окружали партизанский отряд, который возглавлял Лобанок. Он вспоминал: «Кольцо сжималось. 230-километровая круговая оборона сократилась до 20 км. Отряды бригады «Алексей» совершили прорыв для отвлечения противника в направлении озера Шо. Основные же силы и мирное население сосредоточились на небольшом местном участке за рекой Ушачь. Перед партизанами лежало поле.
Штурм начался в 23.30 4 мая. В небо взлетели две красные ракеты. Боевой клич «Ура-а-а!» нарастал. Ударили автоматы. В одно мгновение передовые части партизан превратились в стремительно движущийся огненный поток. Вроде не так велико и поле, а показалось таким огромным и вместе с тем
таким тесным». И враг не выдержал натиска. Гарнизоны карателей были сметены. Потом партизаны узнали: в том ночном бою, при прорыве партизан, были уничтожены 12 танков, 6 орудий, 18 пулеметов, убили и ранили до 900 гитлеровцев. Вместе с партизанами в пробитую брешь устремились и мирные
жители. Их было 15 тысяч. Многие бежали по полю, прижав к себе грудных детей. В этой операции участвовали и операторы Мария Сухова и Оттилия Рейзман. Оттилия в книге «Их оружие — кинокамера» вспоминала, что она предложила Маше идти в середине, но надо знать характер Маши. Она шла в первых рядах. В этой операции Маша была смертельно ранена осколком мины. Умирая, Маша шептала своей подруге и своим боевым товарищам, где она зарыла отснятый материал. Понимая, что рана ее смертельная, Маша попросила партизан не дать ей долго мучиться. И боевые товарищи все поняли ... В мае 1943 года сердце Марии перестало биться.
За боевые заслуги Мария Сухова была награждена партизанской медалью первой степени, орденом «Знак Почета», «Боевого Красного Знамени» и, уже посмертно, орденом Отечественной Войны первой степени. Мария Сухова являлась и лауреатом Сталинской премии (посмертно; — прим. ред.).