КАДРЫ РЕВОЛЮЦИИ

Кинопремьеры о 1917-м и последующих годах...

15.11.2017

Киновед

Опубликовано: №21 (634) ноябрь, 2017 г.

Столетний юбилей октябрьских событий в России не могли оставить в стороне кинематографисты: нынешней осенью закончено производство нескольких художественных и документальных лент. Некоторые из них мы сможем посмотреть на телеэкранах или в кинотеатрах, другие – на кинофестивалях «Лучезарный ангел» и «Радонеж», проходящих в столице в ноябре.

Среди художественных работ стоит отметить три сериала: очередную экранизацию романа Алексея Толстого «Хождение по мукам», снятую Константином Худяковым, телесериал «Демон революции» Владимира Хотиненко, в котором среди героев нет Троцкого (хотя демоном революции прозвали именно его), и многосерийный фильм Александра Котта и Константина Статского «Троцкий» как раз о Льве Давидовиче, в мексиканской эмиграции вспоминающем о том, как это было – революция в России.

Хорошие режиссеры, звездный актерский состав (Федор Бондарчук, Евгений Миронов, Виктория Исакова, Александр Балуев, Константин Хабенский, Максим Матвеев, Михаил Пореченков, Юлия Снигирь, Анна Чиповская), красивые натурные съемки, да и все остальное окажется на уровне.

Еще две документальные ленты, о которых мне хотелось бы рассказать и которые, на мой взгляд, стоит посмотреть на стартующем в Михайлов день в Доме кино кинофестивале «Радонеж», – это «Раскаленный хаос» Сергея Дебижева и «Враги-друзья» Исрафила Сафарова. Мне удалось увидеть эти две работы в преддверии киносмотра, и они меня поразили как манерой повествования, так и глубиной погружения в материал и эпоху.

«Раскаленный хаос»

Масштабное полотно о предпосылках февраля и октября семнадцатого, о том, во что это вылилось и как можно было бы этого избежать. Картина основана на хроникальных кадрах и воспоминаниях причастных к событиям исторических лиц. Человек подходит к кинетоскопу Эдисона, опускает монетку, крутит ручку, и перед его глазами проходят картины исторических событий начиная с Первой мировой войны, когда «Европа хладнокровно и самозабвенно приступила к самоубийству. Это была война всех против всех, кровавая мешанина народов», – звучит дикторский текст на фоне кадров бегущих и падающих солдат, стреляющих орудий, взрывающихся бомб. К сожалению, режиссер обозначил авторов воспоминаний только в конце фильма, так что на протяжении киноповествования остается лишь догадываться, кто именно сказал ту или иную закадровую фразу. Сергею Дебижеву удалось великолепно совместить хронику и отрывки из художественных фильмов о первых годах революции: все выглядит целостным полотном и смотрится как документ, что, впрочем, неудивительно (кадры штурма Зимнего дворца из легендарного «Броненосца “Потемкин”» Эйзенштейна долгое время считались хроникой событий 25 октября). «Первые помутившие разум события продлятся всего несколько дней, но после них все, решительно все изменится – и жизненный уклад, и ценности, и нравы. Многовековые устои дрогнут и падут, никто не будет толком понимать происходящего, великая безмозглость опустится на страну, все казавшееся вечным и священным будет отдано на поругание, царство померкнет и разделится само в себе, брат пойдет на брата, сын на отца, лучшие сложат головы в междоусобице, миллионы уйдут скитаться по чужбинам, веру предков подменят химерами, история будет высмеяна и забыта. Рухнет весь порядок народной жизни, а злодеяния новых времен превысят нормальные человеческие способности их творить. Лишь через сотни лет, пройдя сквозь раскаленный хаос, выжив, мы неминуемо вплотную подойдем к вопросу: что же тогда произошло и что же теперь делать».

Авторы фильма прямого ответа на эти вопросы не дают, лишь беспристрастно показывают нам все те события, озвученные голосами их участников – Родзянко, Троцкого, Ленина, членов царской фамилии, военных, представителей иностранных держав. Мы видим, к каким плачевным для истории страны результатам привели ложь и предательство, недопонимание и недоверие, отступление от веры в Бога. «С Богом покончено, ноль – вот наша цель, мы должны покончить не только со старой, но и с любой другой культурой»…

Почти двухчасовая картина смотрится на одном дыхании благодаря четко выстроенной драматургии, великолепному монтажу и музыкальному сопровождению. Думаю, что посмотреть ее будет интересно не только взрослым зрителям, но и школьникам.

«Враги-друзья»

Более камерное повествование о годах двадцатых – судьбе генерала Анатолия Пепеляева и красного командира, прапорщика времен Первой мировой Ивана Строда. Начинается картина ­отрывком из бунинской «Жизни Арсеньева», в которой звучит сакраментальный вопрос: «Почему вообще случилось то, что случилось с Россией, погибшей на наших глазах в такой волшебно краткий срок?» Авторы не дают на него ответа, лишь рассказывают об одной битве белых и красных – за свободу, как каждый из них ее понимал, за идею. В той битве проиграл генерал, а победил прапорщик, но тридцать седьмой сравнял их, приговорив судом тройки к высшей мере. Они были расстреляны с разницей в пару месяцев – два полных георгиевских кавалера, не нужные новой власти и вместе с сотнями других выброшенные за борт корабля истории.

Небольшая по объему картина, целиком состоящая из хроники и звучащих за кадром воспоминаний и писем Пепеляева и Строда, очень точно выстроена драматургически. Мы понимаем и чувствуем страдания генерала, бросившего семью ради идеи, которой не суждено было сбыться, слышим и слова красного командира, который даже в угоду своей новой власти не покривил душой и не стал возводить напрасную хулу на противника только потому, что тот – белый генерал. Вероятно, за эту свою честность и поплатился в годы террора Иван Строд. «На все воля Бога, – писал Анатолий Пепеляев. – Если будет судить власть народа, она поймет мое стремление к добру и истине. Если же не поймут, значит, не дороги этой власти честные люди. Убьют тело, а душу, идею не убьют, они бессмертны». Выразил он и восхищение доблестью противника. Кстати, это тот самый Пепеляев, о котором в прошлом году Сергей Снежкин снял фильм «Контрибуция». Честно говоря, настоящий, из документальной картины, нравится мне гораздо более того, что предстал в художественном произведении.