Война – вооруженным глазом

Из жизни кинохроникера бронетанковых войск.

08.08.2022

Главный редактор интернет-проекта #МузейЦСДФ.

Материал опубликован в еженедельнике «Независимое военное обозрение» (Независимая газета)  от 04 августа 2022 года (№ 1200).  Фото: "Танк ИС-2 7-й гвардейской танковой бригады — № 414 «Боевая подруга» в Берлине у Бранденбургских ворот. 03 мая 1945 года". Автор фото: Евгений Халдей. Источник фото: МАММ / МДФ.

В годы Великой Отечественной некоторые фронтовые кинооператоры не только снимали боевые действия, но и придумывали технические средства, позволяющие вести киносъемки в центре событий более безопасным образом.

Июль 1943 года. В районе Курской дуги сосредоточены огромные военные силы. Сотни тысяч солдат, тысячи орудий, танков, самолетов. Перед фронтовыми киногруппами Центрального, Воронежского, Степного, Западного и Брянского фронтов стояла непростая задача: передать масштаб боевых действий, невиданных в истории человечества. Десятки опытных операторов были направлены на выполнение этого задания. Был среди них и Ефим Лозовский.

Ефим Давидович Лозовский родился в 1904 году в Витебске. В юности служил в ЧОН (части особого назначения), был секретарем комсомольской организации. На одно из собраний он пригласил Льва Троцкого. Через некоторое время незадачливый комсомольский вожак был репрессирован.

В марте 1942 года, сразу после реабилитации Ефим Лозовский ушел добровольцем на фронт, где стал ведущим оператором бронетанковых войск. Его имя было известно многим танкистам, которые искренне уважали его за мужество и отвагу.

До войны Лозовский работал кинооператором на киностудии «Воентехфильм», где снимал в основном авиационные учебные фильмы. Он с юности увлекался техникой и, придя в кино, придумал несколько технических устройств для воздушной съемки.

Инженерная смекалка не оставляла его и на фронте. С первых дней войны Ефим мечтал снять кадры танковой атаки с помощью камеры, установленной на башне боевой машины. В реальном бою на такое мог решиться только самоубийца. Понимая это, Лозовский придумал бронированный бокс для камеры, который крепился к башне танка. Получив поддержку от командования, он в походных мастерских оперативно соорудил это техническое приспособление.

Командующим армией, где Лозовский проводил свои эксперименты, был генерал-лейтенант Константин Рокоссовский. Он с пониманием отнесся к работе оператора, и вскоре специально выделенный танк с «киноустановкой», то есть с бронированным боксом, где помещался киноаппарат, начал пробные съемки. Проводились они в густом прифронтовом лесу: танк Т-34 с киноустановкой валил вековые деревья, на скорости преодолевал препятствия, стрелял из пушки, ходил ломаным курсом.

Лозовский находился в башне танка с закрытым люком и дистанционно включал в нужный момент киноаппарат. При съемке на приборной доске танка загоралась красная лампочка. Ефим основательно готовился к «кинопробам». Долго выискивалось подходящее место для крепления аппарата к танку. Нужно было учесть множество факторов. Например, чтобы аппарат имел в поле зрения сферу стрельбы орудия танка, следует определить наименьшее колебание продольной оси боевой машины. Командование дало Лозовскому на его эксперименты целый месяц, надеясь, что в решающий момент он не подведет.

Кинооператор Ефим Лозовский (в центре на первом плане) в действующей армии среди танкистов. Фото из архива В.И. Фомина (Музей кино).

И вот раннее июльское утро 1943 года. На исходных позициях – сотни советских танков. Среди них Т-34 с необычной стальной коробкой на правой стороне башни. В этом боксе установлен старый, но надежный киноаппарат «Дебри». В поле видимости объектива – ствол пушки и часть правой гусеницы. Кинокамера снабжена электромотором, привод от которого проходит внутрь танка. Кинооператор видит поле боя в смотровую щель и может включать аппарат в нужные мгновения.

В то утро должно было начаться масштабное наступление. А Лозовского ожидало первое боевое испытание его съемочного устройства. В ожидании сигнала к атаке танкисты сидели на броне и хлебали горячие щи, которые привезла походная кухня. Лозовский в кожаном пальто и шлеме находился вместе со своим экипажем. Ели молча. Каждый думал о своем. Предстоял тяжелый бой. Что касается Ефима, его в первую очередь беспокоило, не заклинит ли киноаппарат, сработают ли контакты электропривода.

Утреннюю тишину разорвал гром артиллерийских залпов, заходила под ногами земля. В расположении вражеских позиций бушевал огненный смерч. Экипаж танка мгновенно занял свои места. Лозовский сел на место стрелка-радиста.

Наступила мертвая тишина – артподготовка прекратилась так же внезапно, как и началась. И вот в небе прошипели и вспыхнули три красные сигнальные ракеты. Танки двинулись в атаку. Машина, в которой находился оператор, шла одной из первых. Лозовский в левой руке держал контакт аппарата, палец правой руки лежал на гашетке пулемета, чтобы стрелять в случае необходимости. Позади оператора на коленях стоял заряжающий, в башне танка находился командир. В смотровую щель Ефим хорошо видел поселок, из которого следовало выбить гитлеровцев.

В клубах пыли советские танки мчались на позиции врага. В какой-то момент Лозовский перестал нажимать гашетку пулемета и включил съемочный аппарат. К тому времени танк уже перемахнул через немецкие окопы. Тут и там метались фашистские солдаты. Неожиданно Ефим увидел вражескую пушку, которая прямой наводкой била по нашим танкам. Кинокамера сумела запечатлеть, как снаряд из головного танка разорвался рядом с пушкой, а затем подоспевший тяжелый танк «КВ» своими гусеницами раздавил ее вместе с прислугой. У Лозовского отлегло от сердца: выразительные кадры ожесточенного боя были успешно сняты. Его установка работает! Но тут, как назло, зажглась контрольная лампочка – в киноаппарате кончилась пленка.

Танк свернул в сторону и укрылся за ближайшим холмом. Ефим вскрыл бокс с камерой, вытащил снятую кассету и спрятал ее за борт своего кожаного пальто. Вскоре аппарат был перезаряжен. Танкисты вновь заняли свои места, и танк, выйдя из укрытия, помчался дальше – выполнять боевую задачу.

Лозовский в смотровую щель видел, как группа советских танков пересекла широкое ржаное поле и, приблизившись к дороге, открыла огонь по крайним домам поселка, в которых засели фашисты. Ефим вновь включил киноаппарат. Вдруг мощный взрыв потряс машину. На спину оператору свалился заряжающий – он был убит. Тут же второй взрыв. На этот раз из башни осело тело мертвого командира. Подбитый танк наполнился густым удушливым дымом.

Механик-водитель Серегин открыл нижний люк и приказал Лозовскому прыгать. Они оба вывалились из люка и, прячась за горящим танком, поползли к ближайшей бомбовой воронке в надежде там спрятаться.

Когда шок прошел, Ефим почувствовал резкую боль в животе и спине. Он расстегнул пальто и с ужасом обнаружил, что кассеты во внутреннем кармане нет. Для кинохроникера это было настоящей трагедией!

– Серегин, здесь опасно уходи. Я посеял кассету и должен ее найти, это мой долг! – прохрипел Ефим. Но кассеты поблизости не было. Лозовский несколько раз терял сознание, когда долго и мучительно полз через бесконечно широкое поле. Окончательно обессилевший, он с трудом выполз на обочину дороги.

К счастью, в это время по ней двигалась колонна машин с пехотой и военной техникой. Знакомый офицер узнал лежавшего на обочине кинооператора по кожаному пальто и велел срочно доставить его в госпиталь. А дальше началась борьба за жизнь. На теле кинооператора врачи насчитали 27 ран! Ему собирались ампутировать левую руку, и только благодаря мастерству военных хирургов она была спасена.

Что же касается кассеты с пленкой, которую потерял раненый Лозовский, после боя его товарищи из фронтовой киногруппы сумели ее найти: она лежала недалеко от подбитого танка.

Первая съемка с танковой установки кончилась трагически для Лозовского и его экипажа. Такова война! Но его танк все же выполнил боевые задачи. В составе своей группы он уничтожил полсотни гитлеровцев.

Кроме этого, танковая киноустановка успешно выдержала испытание в условиях реального боя. И хотя танк был подбит и загорелся, киноаппарат, защищенный под стальной броней жаростойкой асбестовой тканью, совершенно не пострадал. Отлично сохранилась и кинопленка, кадры которой потом были использованы в полнометражной документальной картине «Орловская битва» (1943 год, режиссеры Рафаил Гиков и Лидия Степанова), созданной на Центральной студии кинохроники.

Более четырех месяцев Ефим провел в госпиталях. Завершив лечение, попросил командование снова направить его в танковое соединение. Так он попал в Тацинский танковый корпус, где много и увлеченно снимал.

Большой интерес представляют съемки Лозовского и его товарищей, которые велись методом «кинонаблюдения». Главным идеологом такого рода съемок был начальник киногруппы 3-го Белорусского фронта Александр Медведкин – известный режиссер, в прошлом политработник. Он всячески поощрял новаторское отношение операторов к своему делу. По его инициативе были организованы группы «киноавтоматчиков» – они состояли из сержантов, на «вооружении» которых состояли легкие кинокамеры, установленные на приклады.

Ефим Лозовский и Александр Медведкин в Белоруссии под городом Борисов. 1944 год. Фото из архива В.И. Фомина (Музей кино).

Именно Медведкин предложил фронтовым операторам периодически вести «кинонаблюдение» за боевой жизнью отдельных бойцов и офицеров. Так была снята документальная киноповесть о танкистке Марии Октябрьской. Это женщина променяла свое сугубо мирное ремесло искусной кружевницы на суровую армейскую службу. Она продала свои вещи и ценности, а также уникальные авторские работы – кружева и вышивки. Вырученные деньги она перевела в фонд обороны. После чего направила в Кремль телеграмму:

«Дорогой Иосиф Виссарионович! В боях за Родину погиб мой муж – полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в Госбанк на построение танка все свои личные сбережения – 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофера, отлично владею пулеметом, являюсь «ворошиловским стрелком».

Вскоре пришел ответ:

«Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет. И. Сталин».

Ефим Лозовский и другие операторы сняли учебу Марии в запасном полку и ее первый выход на боевое задание. Октябрьская была старше других членов экипажа и по-матерински заботилась о них. Ефим снял Марию, когда она стирала белье своим боевым товарищам, вязала для них теплые вещи.

Шли ожесточенные бои под Витебском. Наша танковая группа стремительно продвигалась вперед. На узкой дороге стоял подбитый танк. Октябрьская вышла из машины, чтобы проверить дорогу. В это время рядом разорвался снаряд, осколок тяжело ранил ее в голову.

Незадолго до смерти в госпитале ей вручили орден Отечественной войны. Ефим Лозовский приехал снимать это награждение. Он отчетливо понимал: предстоящая съемка станет финалом киноповествования об этой героической женщине. В какой-то момент Мария даже узнала оператора и еле заметно кинула ему головой. Вскоре ее не стало.

2 августа 1944 года Марии Октябрьской было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. После ее смерти командир батальона передаст танк «Боевая подруга» кинооператору Лозовскому. С этого танка Ефим продолжит успешно снимать боевые действия танковых соединений. Он сумеет запечатлеть на кинопленке освобождение городов и сел Белоруссии и закончит войну в поверженном Кёнигсберге.