Юрис Кирштейнс. Латыш, сбежавший от нацистов в ряды советских разведчиков


12.06.2022

Гурин Александр Григорьевич (род. 3 марта 1959 в Риге) — историк и писатель; кондидат исторических наук.

Источник: www.lv.baltnews.com / 24 июля 2019 / 10:05.

В статье речь идет о моем двоюродном дяде по линии отца и герое Латвийской ССР Юрисе Кирштейнсе, который в 1944 — 1945 гг. сражался с гитлеровцами на стороне Красной армии. Долгие годы считался пропавшим без вести; только в начале 70-х годов прошлого века стало известно, что он погиб на фронте в самом конце войны в возрасте 26 лет. Автор в своей статье раскрыл некоторые подробности гибели Юриса Кирштейнса, которые ранее были неизвестны.

Редактор сайта #МузейЦСДФ
Нина Ярошевич  

75 лет назад – ранним утром 24 июля 1944 года – на контролировавшемся Красной армией военном аэродроме в литовском городе Утена неожиданно приземлился немецкий самолет, которым управлял латышский летчик. Этот день оказался переломным в судьбе рижанина Юриса Кирштейнса[1].

Автору этих строк уже приходилось писать: во время Второй мировой войны военный летчик каждый день мог сделать выбор, на чьей стороне воевать: поднял самолет в воздух – и при желании перелетел на другую сторону фронта. В Латвии такой выбор авиаторы делали буквально с первых же дней Великой Отечественной войны.

Латвийский выбор

Поясню. В июне 1941 года в Красную армию входил 24-й территориальный стрелковый корпус, сформированный в 1940-м году на базе армии независимой Латвийской Республики. В составе этого корпуса имелась и авиационная эскадрилья, в которой служили латышские летчики.

В первые дни Великой Отечественной войны они совершали разведывательные полеты, потеряли один самолет. И каждый латышский летчик делал для себя выбор: воевать в Красной армии или же перелететь на другую сторону фронта и оказаться на контролируемой нацистами территории.

Гитлеровские войска наступали и в конце июня 1941 года, эскадрилья получила приказ: лететь из Латвии в Россию на аэродром Идрица. Тут латвийские летчики вновь сделали выбор. Часть из них покинули Латвию и полетели в Россию, чтобы продолжить борьбу с нацизмом. А вот начальник штаба эскадрильи А. Томас с группой военнослужащих предпочли дезертировать из Красной армии и дожидаться прихода немцев.

И в дальнейшем латышские летчики не раз оказывались перед выбором, на чьей стороне воевать. Еще в начале 1943 года в СССР было принято решение о создании латвийской отдельной авиационной эскадрильи. Необычайное совпадение: как и территориальный корпус, существовавший в 1941-м году, так и эскадрилья, в которой служили 132 летчика, стала называться 24-й.

Летом 1943 года на базе этой эскадрильи был сформирован 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк.

1-й Латышский ночной бомбардировочный авиационный Режицкий полк.
Слева направо: Н. И. Седых, И. А. Грикит, П. Е. Эльвих и П. Ф. Харчихин.

Латышское авиационное формирование, воевавшее на стороне нацистской Германии, было создано позднее – в марте 1944 года. Осенью 1944-го года его расформировали, а часть летчиков направили в немецкие части Люфтваффе, причем воевали они не в Латвии, а на территории Германии против авиации западных союзников.

Мечты о небе

А еще раньше, летом 1944 года, в латышском формировании, воевавшем на стороне Гитлера, начал служить молодой латыш Юрис Кирштейнс. Впрочем, числился он в этой войсковой части очень недолго.

Юрис Кирштейнс, парень из небогатого микрорайона Риги Гризинькалнс[2], сын прислуги (родился в семье Карла Кирштейна (Kārlis Kiršteins), лесничего, педагога, политика и Ксении Константиновны Кирштейн (в девичестве Розенкранц). - Прим. ред. #МузейЦСДФ[3]), еще в юности – до начала Второй мировой войны – сумел окончить авиационную школу при Латвийском аэроклубе.

Ему повезло: друг юности его отца, сделавший хорошую карьеру, замолвил за молодого человека словечко, и в феврале 1940 года Юриса зачислили в Авиационный полк айзсаргов. Впрочем, организации айзсаргов к тому времени недолго осталось функционировать…

Через несколько месяцев в Латвии произошли радикальные перемены, и организацию айзсаргов распустили. А молодой человек взрослел и, видимо, перестал мечтать о небе. Во всяком случае, весной 1941 года Юрис Кирштейнс закончил учебу в Рижском государственном техникуме и хотел учиться в вузе – на архитектора, а не на летчика.

Однако вновь глобальные мировые события сломали его планы – в июне 1941 года началась Великая Отечественная война.

Наступила война…

В 1943 году, когда шла мобилизация в Латышский легион Ваффен СС, Юриса Кирштейнса, как уже имевшего летные навыки, направили в летную школу. Молодой человек закончил ее и был направлен в латышское авиационное формирование. В июле 1944-го года он отправился в полет и… исчез.

Лишь через десятки лет один из советских историков написал, что отследил его судьбу. В советской научной литературе появилось такое утверждение: еще находясь в Латвии, Юрис сказал матери, что как только получит самолет, то сразу же перелетит на нем на советскую территорию. И вот, приземлившись в Литве, он предоставил ценную информацию о немецких аэродромах в Латвии.

Летчиком Кирштейнс был неопытным, но знал немецкий язык. И ему предложили работать в разведке, где он, по мнению советского командования, мог принести больше пользы.

В советской научной литературе есть утверждение, что с 16 сентября по 21 ноября 1944 года Юрис Кирштейнс в составе разведывательной группы успешно действовал в немецком тылу на территории Восточной Пруссии[4].

Незадолго до Победы Юрис Кирштейнс вновь отправился во вражеский тыл. В ночь с 8 на 9 марта 1945 года в составе армейской разведгруппы он был сброшен с парашютом на контролируемую немцами территорию Курземе (Курляндии) в районе Павилосты. На сей раз действия разведчиков из армейской разведгруппы оказались неудачными – нацисты убили Юриса Кирштейнса и пятерых его товарищей…

Еще раз повторюсь, во время войны у латышских летчиков был выбор. Если Юрис Кирштейнс действовал весной сорок пятого года в Курземе в тылу врага, то летчики 1-го Латышского бомбардировочного авиационного полка приближали разгром нацизма в Курземе своими боевыми действиями. Тем временем отправленная нацистами в Германию группа латышских летчиков боролась там с силами антигитлеровской коалиции.

Такая вот разная весна в сорок пятом году оказалась для латышских летчиков… Что же, как пел знаменитый поэт и бард Булат Окуджава: "Каждый выбирает для себя…". И немало летчиков-латышей в годы Второй мировой войны сделали соответствующий выбор и мужественно, не щадя своих сил и жизни, боролись с "коричневой чумой" – нацизмом.

___________________________
Примечание редакции сайта #МузейЦСДФ

Юрий Кирштейн с мамой Ксенией Константиновной. 20-е годы. Фото из семейного архива Н. А. Ярошевич.

1. Кирштейн Юрий Карлович (Juris Kiršteins) родился в 1919 году в Житомире, Российской империи (ныне Украина), военный летчик, советский разведчик; в РККА с 16 сентября 1944 года; долгое время считался пропавшим без вести; в 1970 году было установлено, что Юрий Кирштейнс погиб как герой 8 марта 1945 года в райоге города Pāvilosta (ныне Латвия).
Учился в Рижском государственном техникуме и одновременно посещал авиационное училище, которое окончил в 1939 году; в феврале 1940 года поступил в гвардейский авиаполк, где был зачислен летчиком 2-й эскадрильи; весной 1943 года Кирштейнс был мобилизован в немецкую армию и направлен в военную летную школу, которую окончил в июне 1944 года; после перехода на сторону РККА в июле 1944 года и до своей гибели в марте 1945 года служил в военной разведке. (Источник: НЕВИДИМЫЙ ФРОНТ // авт. Дзинтарс Янис (1970. Изд. — Рига; «Звайгзне»; на латышском языке; с. 176-177).
2. Юрий Кирштейн родился в семье Кирштейн (в девичестве РозенкранцКсении Константиновны (1894 — 30 июня 1971, Рига, ЛатССР (ныне Латвия) и Карла Кирштейна (Kārlis Kiršteins; 30 мая 1890, Косская волость, Российская империя — 11 августа 1937, Рига, Латвия), лесничего, педагога и политика; руководителя школ лесоводства в Вийциемсе и Цираве, доцента (с 1927 года) Латвийского университета и заведующего кафедрой биологии леса; депутата 3-го Сейма и 4-го Сейма (по списку Демократического центра), а также редактора журнала «Meža Dzīve».
3. Из переписки Ксении Константиновны Кирштейн с племянником Александром Ярошевичем известен адрес в Риге, где жила семья, это квартира в бельэтаже дома № 81 на Таллинской улице (Tallinas iela), который находится в 2,5 км от Латвийского университата и недалеко от парка 
Гризинькалнс (Grīziņkalna parks). Адрес также подтверждается документами информационного портала Минобороны РФ www. pamyat-naroda.ru (документ, уточняющий потери).
4. Предположительно, автор статьи ссылается на книгу советского и латвийского историка, писателя Дзинтарса Яниса «НЕВИДИМЫЙ ФРОНТ» (1970. Изд. — Рига; «Звайгзне»; на латышском языке; с. 177).