ПЁТР МОСТОВОЙ: МОИ ФИЛЬМЫ – ЭТО НЕ РАБОТА, ЭТО ЖИЗНЬ


Режиссёр-документалист Петр Мостовой отмечает свой 50- летний юбилей в кино.

05.01.2016

 Опубликовано 05 января 2016 г.: https://prglasnost.wordpress.com/20...
 
 В юности Петр Мостовой даже не думал, что когда-нибудь станет кинематографистом. От идеи поступать на журфак отказался после разговора с отцом. «Чтобы ты мог проявить себя творчески в журналистике, тебе надо быть хотя бы русским или членом партии, подумай хорошо», — предложил Михаил Яковлевичем, офицер СА. И тогда Петр принял модную по тем временам сторону физиков, поступил на физический факультет Ленинградского электротехнического института им. Ульянова-Ленина, который окончил через пять лет. Любопытно, что выпускники этого вуза часто впоследствии становились писателями, художниками, певцами… Уже в ту пору, по словам Петра Мостового, ЛЭТИ расшифровывали как Ленинградский эстрадно-танцевальный институт с легким техническим уклоном. — Я встретил в институте много талантливый молодых людей, — вспоминает документалист. — Они писали какие-то пьесы, выступали, шёл постоянный творческий процесс.
 
  
В студенческие годы Петр Мостовой занимался фотографией и увлекся самодеятельностью, участвовал в молодежном эстрадном ансамбле под управлением Анатолия Бадхена, выступавшем на Фестивале молодежи и студентов. Благодаря маме Татьяне Петровне, проработавшей всю жизнь химиком –лаборантам, Петр окончил музыкальную школу по классу скрипки: — В детстве я не очень любил играть, мальчишки за окном гоняли в футбол, а я должен был разучивать эти гаммы и этюды. Мама мечтала видеть во мне второго Давида Острайха. Потом, конечно, мне все знания пригодились.
Интересы кардинально поменялись, когда немецкие студенты подарили институту маленькую 8-миллиметровую любительскую кинокамеру. Петр начал снимать любительское кино, организовал в институте киностудию и все больше втягивался. После выхода фильма «Летят журавли», в который он безоговорочно влюбился, молодой человек решил, что будет снимать кино. Окончив все-таки институт, Петр поехал поступать во ВГИК в мастерскую Михаила Ильича Ромма. Он сдал все экзамены и получил проходной балл, но… его не взяли. Оказалось, что одинаковый проходной балл набрали два человека — еврея по национальности, а могли из-за процентной нормы, которая тогда существовала, взять только одного… Повод отказать нашли: — Вы еще не работали, молодой человек. Только закончили институт, а уже хотите в другой? – сказали ему в комиссии, возвращая документы.
 
Живая вода
 
Он вернулся в Ленинград, работал в научно-исследовательском институте, но о своей мечте не забыл. Два лета Петр Мостовой с другом Геннадием Кравцовым снимали фильм о белых ночах в Ленинграде. И вот – неожиданная победа. На фестивале любительских фильмов в Москве 10-минутная картина «Живая вода» (1965) получила первую премию (затем и на других международных фестивалях она неоднократно была отмечена призами). Теперь уже Петр Мостовой окончательно решил не возвращаться в научно-исследовательский институт. Ему вовремя подсказали, что пробиться и добраться до режиссера на «Ленфильме» очень нелегко, нужны годы, и посоветовали Ленинградскую студию документальных фильмов. Директор этой киностудии Валерий Михайлович Соловцев посмотрел фильм и согласился принять 6 января 1966 года начинающего документалиста на самую низшую должность — ассистента оператора.
 
Взгляните на лицо
 
 
На киностудии первый фильм «Взгляните на лицо» Петр Мостовой снимал совместно с Павлом Коганом — человеком, который на долгие годы станет коллегой и другом. Сценаристом этой картины был сейчас всемирно известный кинематографист, а тогда студент ВГИКа Сергей Соловьев. Лента «Взгляните на лицо» (1966) была снята скрытой камерой в «Эрмитаже» у картины Леонардо да Винчи «Мадонна Литта». Для советской документалистики, которая была своеобразной «доской почета» с передовиками производства и космонавтами, картина стала настоящим прорывом. В кадре шли обычные люди – одиночки и экскурсии, которые рассматривали знаменитое полотно да Винчи. Авторы хотели показать, как встреча с искусством отражается на взглядах и лицах. На худсовете киностудии старые мастера раскритиковали в пух и прах творческие порывы молодежи, посчитав фильм полнейшим безобразием и хулиганством. Однако у фильма был оглушительный успех, о нем много писали и говорили.
 
 
На волне успеха фильма авторов Петра Мостового и Павла Когана вызвали в комитет кинематографии в Москву, а оттуда направили в музей Ленина, где его директор озвучил идею: — Мы видели ваш фильм, он неплохой. Мы бы хотели, чтобы такую же картину вы сняли в нашем музее. У нас есть пальто, в которое был одет Ленин, когда в него стреляла эсерка Каплан. Снимите людей, когда они на него смотрят. Изучив экспозицию, ребята вслух начали сомневаться в возможности реализации столь «грандиозной» затеи: — Понимаете, нам трудно там поставить свет, скрытую камеру… — Ничего этого не надо, — ответил «заказчик». — У нас есть запасное пальто и отдельное помещение, куда мы будем запускать людей по списку – передовиков, отличников учебы, а то мало ли кого вы тут наснимаете? А если какой-нибудь бандит попадется, а вы его рядом с пальто Ленина? Талантливая молодежь обещала подумать, и, вернувшись в комитет кинематографии, сразу высказалась: —Нет, мы не можем работать в таких условиях. Наш принципиальный творческий метод — скрытая камера. — И это было чистейшей правдой, Петр Мостовой считался лучшим специалистом по съемкам скрытой камерой. Он всегда стремился, чтобы люди жили на экране и не чувствовали себя скованно. — Ну, тогда снимите очередь в «Мавзолей», — настойчиво предлагали в комитете. Отказываться во второй раз было нельзя, поэтому картину сняли, но успеха, по понятным причинам, она не имела.
 
 
 Всего три урока 
 
Сталкиваться с коммунистической номенклатурой Петру Мостовому приходилось постоянно, и встречи с ней не всегда выглядели так комично. Работа над картиной «Всего три урока» (1968), где Петр Мостовой выступил впервые в качестве режиссера, принесла ему большой успех и множество наград (в том числе Гран-при «Золотой Дракон», МКФ к/м фильмов в Кракове, 1969). Документалист снимал три урока литературы в обычной школе, где школьники читали стихи, отвечали на вопросы учителя и писали сочинение. В картине показано становление характера, как зарождается и формируется личность … 
 
Свидание. 10 лет спустя
 
Однако со съемками продолжения – «Свидание. 10 лет спустя» (1979) – связаны не самые лучшие воспоминания документалиста. Один из учеников – героев картины за непредумышленное убийство попал в тюрьму. Петр Мостовой хотел показать выросших ребят, которые едут к однокласснику на встречу. Внезапно съемки остановили, и режиссера вызвали в Москву на партком. Выяснилось, что оператор, который работал над фильмом, написал на Петра Мостового донос. «Бдительный коллега» обвинял режиссера в том, что тот снимает сионистский фильм, потому что одна из учениц, по его мнению, была еврейкой. По его представлениям, еврейка не могла стать героиней фильма. И хоть автор убеждал, что он не знает ее национальности, и та не имеет никакого значения, девушку из картины убрали. Заменили парнем, который стал офицером…На худсовете Петру Мостовому пришлось сдавать многострадальную картину семь раз: просили то выбросить, то вставить, то текст изменить…
 
 
До начала Перестройки Петра Мостового не выпускали за границу: беспартийный, еврей, мог, по мнению начальства, дискредитировать власти. Некоторые призы, которыми был награжден режиссер на международных фестивалях, ему присылали или привозил кто-то из «выездных».
Репатриировался Петр Мостовой в 1993 и почти сразу начал работать режиссером на Израильском телевидении — сначала на 1-ом канале в программах «Мабат шени» и «Йоман», с 1996 года — на Телевидении «Хинухит»( в передачах «Ракурс» и «Визави»), в 2003 — на канале «Израиль Плюс». С 2000 по 2002 год был членом Совета по кино Министерства науки, культуры и спорта Израиля. Снял в Израиле несколько картин.— Мои фильмы — это не работа, это моя жизнь, — говорит Петр Мостовой. — Иногда думаю, как хорошо, что я вовремя ушел из научно-исследовательского института, всего лишь пять лет проработал. В кино проживаешь разные жизни, сколько интересных людей встречаешь. Например, мне повезло застать писательницу Ширу Горшман — человека необыкновенного таланта и невероятной судьбы. Родилась в Литве, приехала в Палестину, воодушевилась идеей коммунизма и вернулась одна с тремя детьми в Советской Союз в Крым на пустую землю строить коммуну. А в 30-е начались репрессии… Потом выяснилось, что Шира — теща Иннокентия Смоктуновского. Я снял о ней фильм «Одна из многих блуждающих звезд», который получил приз в Германии. Наград в жизни Петра Мостового было много, и любая из них ему дорога по-своему. Но, пожалуй, чаще других он вспоминает «Золотого голубя» Международного кинофестиваля в Лейпциге, полученного за картину «Военный музыки оркестр» (1968), «Золотого дракона» – Гран-при фестиваля в Кракове за фильм «Всего три урока» (1969) и приз им. Павла Когана «За верность себе и традициям ленинградской школы» за ленту «Сцена» (2006), снятую в Израиле.
 
 
Конечно, у маэстро Петра Мостового есть и невещественные награды – полувековая любовь к профессии, которая отвечает взаимностью, уважение коллег по разные стороны границы и громадьё планов на будущие картины, после которых мир по-прежнему будет становиться чуточку светлее и радостнее.